Правда ли, что каждая шестая семья в Казахстане не может иметь детей?

1 сентября, выступая с посланием к народу Казахстана, президент Касым-Жомарт Токаев, в числе многих тем затронул и проблему репродуктивного здоровья. По его словам, каждая шестая семья в Казахстане не может иметь детей. Социальные опросы показывают, что около 20% казахстанцев считают это весомым основанием для развода. В связи с этим президент поручил правительству увеличить количество квот по программам ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение) до 7 тысяч, то есть в 7 раз.

Ниже — проверяем утверждение президента.

Вердикт: Манипуляция и правда

На самом деле, в Казахстане пока нет государственных органов, которые бы собирали данные для определения доли бесплодных пар от общего количества заключаемых браков. Поэтому в качестве источников используются международные или местные некоммерческие организации, которые в свою очередь могут дать только приблизительные расчёты. Поэтому пока нельзя сказать точно, какое количество семей являются бесплодными.

Социальным опросом, о котором говорит президент, вероятно, является доклад «Казахстанские семьи — 2019», подготовленный ОФ «Институт равных возможностей Казахстана» и НАО «Центр поддержки гражданских инициатив» и основанный на социальных опросах населения. Сам документ доклада на сайте обеих организаций по какой-то причине не доступен. Однако тезисы из доклада выдавались в СМИ, где собственно и промелькнул факт о том, что 20% казахстанцев считают отсутствие детей достаточным основанием для развода.

Согласно данным Казахстанской ассоциации репродуктивной медицины (КАРМ), около 15% супружеских пар или 20 тыс. семей имеют проблемы с деторождением. 15% — это приблизительно каждая шестая семья. Согласно данным Комитета по статистике в 2018 году было заключено 137 797 браков. 20 000 семей — это 14,5% от общего количества заключаемых браков, что действительно близко к 15%.

Многие СМИ и официальные лица часто ссылаются именно на данные КАРМ. Однако стоит отметить, что цифра 20 000 основывается на количестве обращений граждан к отечественным специалистам, а значит статистика не учитывает те семьи, которые по каким-либо причинам решают не обращаться за помощью, несмотря на наличие проблемы. Кроме того, стоит помнить, что некоторые пары живут в гражданском браке и также не попадают в статистику.

Своего единого регистра бесплодия у нас пока нет. Примечательно, что в прошлом году репродуктологи Казахстана обращались к министру здравоохранения Елжану Биртанову с идеей создать национальный регистр бесплодных граждан.

В 2020 году по программам ЭКО было выделено более 1 тыс. квот на весь Казахстан. Увеличение количества квот по программам ЭКО до 7000 действительно повышает цифру в 7 раз, как и сказал Токаев. При этом в прошлом году в очереди на ЭКО в рамках гарантированного объема медицинской помощи стояли 8000 бесплодных пар.

Контекст

  • Три года назад вице-министр здравоохранения Лязат Актаева заявляла о том, что частота бесплодия в Казахстане равна 15%. Ещё тогда мы писали, почему мы не можем полагаться на имеющуюся статистику по бесплодию.
  • В октябре прошлого года депутат мажилиса Загипа Балиева во время обсуждения нового кодекса о здоровье заявила, что 16% 25-летних парней являются импотентами. Утверждение оказалось манипулятивным — исследований, подтверждающих эту цифру, не проводилось. К тому же отечественные врачи владеют несколько другими данными. Подробнее об этом можно прочесть по ссылке.
  • В начале пандемии коронавируса китайские учёные опубликовали статью о том, что COVID-19 может приводить к мужскому бесплодию. Новость быстро распространилась в СМИ. На самом деле, статья была препринтом, а прямой связи между коронавирусом и мужским бесплодием пока не обнаружено. Что не так с выводами авторов исследования — в статье по ссылке
Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!
Медет Есимханов
Журналист Factcheck.kz. Изучал международные отношения и государственную политику.