Мнение | Поправки Сарыма-Закиевой как угроза

Директор Международного центра журналистики MediaNet и основатель Factcheck.kz Адиль Джалилов — о том, почему поправки в законодательство, поступившие на днях в Сенат, касаются каждого казахстанца, и почему важно не допустить их принятия.

Поправки, о слабой аргументации которых мы писали ещё в прошлом году, известные как поправки Сарыма-Закиевой, поступили в Сенат. Это очень плохо. Остаются только два этапа, после которых может наступить новая реальность. Реальность, выгодная только чиновникам, но никак не простым казахстанцам, не говоря уже о блогерах, СМИ, активистах. Сейчас мы даже не задумываемся, что пользуемся свободой в соцсетях и мессенджерах благодаря их относительной неподконтрольности местным властям. Если этот законопроект примут, свободы не останется. И никакой защиты детей от кибербуллинга эти нормы не обеспечат. Объясню почему. Ниже — три самых важных и плохих пункта.

Во-первых, фактически все соцсети и мессенджеры будут обязаны назначить «законных представителей». Это что-то вроде персонального менеджера, например, Фейсбука, по Казахстану.

Во-вторых, УО (уполномоченный орган, а именно — МИОР) будет направлять предписание этим «законным представителям», какой контент нужно удалить в течение 24 часов. Или же ограничить к нему доступ на территории Казахстана.

В-третьих, если соцсеть и даже мессенджер, не удаляет контент, не выполняет решений казахстанских судов, предписаний, решений госорганов, то УО/МИОР «вправе ограничить их деятельность на территории Казахстана».

В законопроекте не указано, что все эти предписания и решения будут касаться защиты детей. Детьми только цинично прикрываются для борьбы с инакомыслием и критикой. А на фоне экономического кризиса, выборов и прочих событий критики явно будет много.

В тексте черным по белому предусмотрено право УО ограничить деятельность соцсетей и мессенджеров на территории Республики Казахстан. Что такое ограничить? Например, безобразно замедлить. Помните знаменитую фразу Абаева «не знаю, у меня все нормально работает»? Теперь это будет законно. И любые претензии будут отправляться подальше.

Когда депутат Сарым клянется Богом или еще кем-нибудь, что блокировок не будет, он ничем особо не рискует. Он может сказать, что формально блокировки не было. Да и вообще, если не будет работать какая-либо соцсеть, как вы ему что-то предъявите? Разве что у себя на кухне в виде матерной тирады. Ограничивать доступ будет УО/МИОР. А с депутатов что потом взять?

Если вы хотите посмотреть, какие запросы об удалении в основном высылают чиновники в Google — зайдите посмеяться и убедиться, что кибербуллинга детей там нет. Фактически дети в этих нормах — примерно то же самое, что «живой щит», которым прикрываются солдаты, террористы или грабители.

Статистика Google по казахстанским запросам на удаление контента

Вполне вероятно, что в недалеком будущем нам останутся только российские ВК и «Одноклассники». И новый российский же аналог Инстаграма («Россграм») или что-то подобное «импортозаместительное». Ну и плюс казахстанские аналоги YouTube и Telegram. Сложно представить? А месяц назад вы могли представить войну в Украине и все происходящее сейчас? Я рекомендую вам пройти по ссылке и прочитать файл проекта закона — страницы 14-16, если хотите лично убедиться в том, что именно вам, всем нам, предлагают законотворцы. Процитирую:

«Законный представитель по взаимодействию с уполномоченным органом иностранной онлайн-платформы и (или) сервиса обмена мгновенными сообщениями обеспечивает: 1) исполнение решений судов, прием и рассмотрение предписаний, представлений, уведомлений или решений государственных органов, установленных статьей 41-1 Закона Республики Казахстан «О связи»; 2) принятие мер на территории Республики Казахстан по ограничению доступа к информации и (или) удалению информации, запрещенной или иным образом ограниченной к распространению законами Республики Казахстанили вступившими в законную силу судебными актами, а также доступ к которой был временно приостановлен предписанием уполномоченного органа в области средств массовой информации».

Я абсолютно уверен, что выгодополучателями закона будут исключительно чиновники. И единственные дети, которые будут защищены этим законом — это дети чиновников, которым будут не страшны расследования и скандалы. Я абсолютно уверен, что никаких нормальных предварительных исследований, доказывающих «жуткий масштаб» кибербуллинга в соцсетях, не было. 

Кроме того, насколько мы знаем, дети не пользуются, например, Facebook. Но под действие закона подпадают все интернет-платформы со среднесуточным трафиком в 100 тысяч пользователей в месяц.

Во всех этих компаниях есть своя эффективная политика против деструктивного контента, а также возможность пожаловаться на такой контент. Но главная «проблема» всех иностранных платформ для наших властей и цензоров — они пока вне казахстанской юрисдикции. И поэтому наши чиновники не могут им ничего диктовать и требовать. Например, удалить критический пост или разоблачающее коррупцию видео.

И именно благодаря иностранной юрисдикции мы ощущаем свободу слова и пользуемся ею — в соцсетях и мессенджерах. И именно эту свободу слова хотят прижать наши чиновники. Этот законопроект не нужен никому: ни СМИ, у которых есть свои аккаунты и каналы в соцсетях и возможность продвигать свой контент, ни блогерам, ни простым пользователям, ни бизнесу.

Этот очень опасный законопроект, который сделает из МИОР фактически Интернет-жандармерию или сетевое НКВД, нужен только чиновникам. Я призываю всех выступить против. Потому что это касается каждого из нас.

Адиль Джалилов
Директор Международного центра журналистики MediaNet, медиа-тренер, консультант, журналист. Инициатор и разработчик нескольких обучающих проектов: «Практическая журналистика», Медиа-Школа (независимая школа журналистики) и др. Основатель Factcheck.kz