Теоретическое обоснование фактчека как формата журналистики

    От редакции: Несмотря на то, что фактчек давно занял прочные позиции в мировой журналистике, его теория и практика недостаточно систематизированы. Статья редакторов проектов «Фактчек в Казахстане» (П. Банников) и «Монитор» (Т. Соколова) призвана заполнить этот пробел и пригласить профессиональное сообщество к дискуссии.

    Оглавление

    1. Введение
    2. Журналистика смысла и её форматы
    3. Фактчек и верификация
    4. Уточнение предмета исследования
    5. Форматообразующие признаки фактчека
    6. Форматообразующие признаки развенчания
    7. Форматообразующие признаки контроля обещаний
    8. Форматообразующие признаки деконструкции пропаганды
    9. Заключение

    Введение

    Словом года по версии Оксфордского словаря в 2016 году стало понятие ‘post truth’ — «пост-правда», которое характеризует новый способ потребления информации, при котором объективные факты имеют меньшее влияние на формирование общественного мнения, чем апелляции к эмоциям и личным убеждениям. Эра пост-правды начинается в конце XX века (впервые термин появляется в 1992 году), но своего расцвета достигает во время президентской кампании в США в 2015-2016 году. Отвечая на этот глобальный вызов профессиональное журналистское сообщество обращается к формату фактчека. И хотя фактчек существует уже более 20 лет (FactCheck.org — первый фактчек-ресурс в мире, запущен в 2003 году), именно в последние годы он приобретает мировую значимость и влияние.

    Oxford English Dictionary, 2018

    На сегодняшний день в мире отсутствует иное  академическое определение фактчека, кроме как «процесс исследования проблемы для установления правдивости фактов» (OED). Это определение, на наш взгляд, не является достаточно полным, и не характеризует деятельность фактчекера внутри системы журналистики. В связи с этим, мы решили разработать теоретическую базу, помещающую фактчек внутрь журналистики.

    Стоит отметить, что рассмотрение термина фактчек невозможно без предварительной договорённости относительно термина «медиа». Под медиа в данной работе понимается определение Совета Европы, по которому основополагающими для медиа являются шесть критериев — намерение действовать в качестве СМИ; наличие целей и задач, характерных для СМИ; наличие редакционного контроля; соблюдение профессиональных стандартов; сфера охвата публикации; ожидание самого общества по отношению к ресурсу. Таким образом, сфера медиа охватывает все СМИ (вне зависимости от национального законодательства относительно юридической регистрации СМИ), а также включается в себя те виды «новых медиа» — «блогов, сайтов социальных сетей, мобильных рассылок и других относительно новых технических приложений», которые руководствуются большинством предложенных СЕ критериев.

    Для начала разберемся, может ли фактчек существовать внутри уже существующих видов журналистики — журналистики факта и мнения.

    Журналистика факта (news reporting в англоязычной традиции, Stony Brook University, NY) — самый устоявшийся вид журналистики — своевременное информирование читателя о событии, представляющем общественный интерес, переработанное в ходе журналистской работы и отвечающее принципам независимости, ответственности и верификации. Журналистика мнения (opinion journalism) — более молодой вид журналистики, появившийся лишь в начале XIX века в Америке. Его задача не столько информирование о событии, сколько о взглядах, суждениях, оценках, сформировавшихся в поле общественной дискуссии по какому-либо вопросу.

    Очевидно, что в концепцию журналистики мнения фактчек не может быть помещён ни при каком условии, так как распространяет не субъективные взгляды автора на проблему, а представляет объективный и всесторонний анализ. Но можно ли назвать фактчек частью журналистики факта? С одной стороны, базой для них являются исключительно факты, но есть и существенная разница — в качестве основы для журналистики факта выступает в первую очередь окружающая действительность (событие), которую журналист исследует и преломляет в своем материале, руководствуясь вышеупомянутыми принципами работы — независимостью, ответственностью и верификацией. В качестве основы фактчека, помимо фактических утверждений, выступают уже созданные журналистами материалы. Получается, что сам продукт журналистики факта становится материалом для фактчека.

    Таким образом, фактчек невозможно поместить в концепцию стандартной дихотомии журналистики факта и мнения. В связи с этим, нами предлагается введение иного деления — трихотомии — помимо факта и мнения в журналистике существует третья структура — нахождение правды, установление истинности событий и высказываний и реальной взаимосвязи между ними. Поэтому мы считаем необходимым ввести понятие журналистики смысла.

    Журналистика смысла и её форматы

    Журналистика смысла — это вид журналистики, использующий в качестве исходных материалов продукты журналистики факта и мнения, а также заявления публичных лиц и существующие в обществе нарративы, и выносящий обоснованное суждение об их связи с реальностью.

    Внутри себя журналистика смысла, подобно журналистике факта и журналистике мнения, будет иметь дробную классификацию по форматам материалов. Мы намеренно избегаем жанрового деления, принятого в журналистике факта и мнения, так как, на наш взгляд, в мультимедийную эпоху формат становится более точным определением журналистского материала, чем жанр. Границы жанров расплываются, материалы существуют внутри гибридных жанров, при этом формат имеет более твердые рамки, заданные не извне, а изнутри профессионального сообщества. Всего таких форматов анализа журналистских материалов, публичных высказываний и общественных нарративов можно выделить четыре. Рассмотрим подробно каждый из них.

    Фактчек (англ. fact check) — формат журналистики смысла, проверяющий достоверность фактических утверждений в заявлениях публичных лиц и материалах медиа. Так как в англоязычной терминологии понятия ‘fact check’ и ‘fact-checking’ существуют параллельно и являются синонимами, в дальнейшем в русскоязычной терминологии предлагается использовать только одно из них — «фактчек». Важно отметить, что как формат фактчек может иметь дело лишь с фактическими утверждениями, к которым пространство общественных нарративов относиться не может, так как представляет собой не фактологическую информацию. Для этого необходимо ввести другой формат  — развенчание.

    Развенчание (англ. debunking) — формат журналистики смысла, проверяющий и доказывающий истинность или ложность устоявшихся в обществе нарративов. Этот формат имеет дело не с фактологическими сведениями, а скорее с концепцией мифа. При этом порой фактчек и развенчание могут разделять общие методы работы, главное их различие — в том, что именно является предметом исследования.

    Оба этих формата работают с утверждениями устоявшимися, озвученными или воплощенными в реальности (в прошлом и настоящем). С концепцией будущего времени работает другой формат журналистики смысла. Контроль обещаний (англ. promise tracking) — формат журналистики смысла, систематизирующий данные публичными лицами обещания и следящий за сроками их выполнения.

    И, наконец, четвертый формат схож с развенчанием и фактчеком, так как работает с нарративами и высказываниями, но и имеет свои отличительные особенности. Деконструкция пропаганды (англ. propaganda deconstruction) — формат журналистики смысла, разъясняющий пропагандистские нарративы в медиа и в заявлениях публичных лиц и их влияние на общественное сознание. Отличительной особенностью этого формата является его объяснительная суть, которая и является определяющей чертой формата.

    Таким образом, мы приходим к трихотомии — факт, мнение и смысл, и делению журналистики смысла на четыре формата (вся журналистика смысла не ограничивается этими четырьмя форматами, в будущем возможно появление новых).

    Фактчек и верификация

    Также нам видится важным разграничить понятия верификации и фактчека. В англоязычной теории эти понятия пока существуют параллельно, из-за чего может возникать путаница. В частности, OED определяет верификацию как «процесс установления правдивости и точности информации», а фактчек — как «процесс исследования проблемы для установления правдивости фактов». При таких определениях понятия звучат синонимично, однако, с нашей точки зрения, они не только не являются синонимами, но и имеют принципиальную разницу. Для этого мы оставим за понятием «верификация» определение, предложенное OED, а за определение фактчека примем озвученное нами выше понимание. В таблице представлены основные различия между фактчеком и верификацией.

    Параметр Фактчек Верификация
    Акторы Журналисты Любой участник информационного обмена
    Аудитория Потенциально неограниченная Сам верификатор
    Предмет Информация, массово распространённая с помощью технических средств Любая информация
    Квалификация Система специальных знаний о законах функционирования медиа и методах работы журналиста Нет необходимости в специальных знаниях о законах функционирования медиа и методах работы журналиста
    Задача Приведение информационного пространства в соответствие с реальностью путем установления достоверности информации Установление достоверности или уточнение информации
    Продукт Новое знание Уточнение старого знания

    Такое разграничение понятий определяет верификацию как один из методов работы с информацией, а фактчек — как формат подготовки материалов. Существование верификации возможно внутри любого из типов журналистики и даже вне её, так как верифицирование сведений применимо и вне специализированной сферы, например, при верификации научной информации или бытовых сведений.

    Важно отметить, что описание процесса верификации не может быть интересно никому, кроме самого верификатора, именно поэтому верификация не дает нам нового продукта, тогда как для фактчека описание работы журналиста по проверке сведений является важным форматообразующим признаком.

    Уточнение предмета исследования

    Если с предметом исследования фактчека как формата (высказывания публичных лиц и материалы медиа), контроля обещаний (обещания публичных лиц) и деконструкции пропаганды (пропагандистские нарративы) ситуация достаточно очевидна, то в случае с развенчанием может возникнуть некоторая путаница. Поэтому, помимо разграничения фактчека и верификации, необходимо разделить схожие между собой понятия фейка, журналистской утки, сплетни (слуха) и пранка, которые, так или иначе, соприкасаются с основным предметом развенчания. Для начала обратимся к определениям этих понятий, а затем разберем их принципиальное отличие друг от друга.

    Фейкложные новостные истории (или связанные с новостной повесткой нарративы, в том числе — визуальные — прим. авт.), часто затрагивающие общественно важные темы, созданные для массового распространения онлайн с целью увеличения трафика или дискредитации общественного движения, публичной персоны, политической кампании и т.д. Журналистская утка будет обладать всеми признаками фейка, с уточнением, что создается исключительно журналистом и распространяется изначально в СМИ, поэтому выделять её в отдельную категорию нет необходимости.

    Сплетня (слух) — бытовой неподстроенный разговор или сообщение о других людях, включающее неподтвержденные сведения.

    Пранк — намеренная шутка или розыгрыш.

    Стоит отметить для начала сходства этих категорий: все они, хотя и могут быть созданы журналистами, чаще всего создаются обычными участниками коммуникационного и информационного процесса; их предмет — недостоверная и/или искаженная информация; процесс создания не требует от автора наличия специальных знаний или квалификаций. Различия между ними представлены в таблице ниже.

    Параметр Фейк Сплетня Пранк
    Интенция Сознательная Сознательная или бессознательная Сознательная
    Аудитория Потенциально неограниченная Ограничена кругом личных взаимодействий автора/субъекта Отдельный человек или группа лиц
    Закономерность развития Не модифицируется при ретрансляции Модифицируется при ретрансляции Ретрансляция обычно отсутствует из-за адресного характера информации
    Вид создания Создается с использованием технических средств коммуникации Создается в ходе устной коммуникации Может создаваться как в ходе устной коммуникации, так и с использованием технических средств
    Задача Массовая дезинформация Дискредитация личности Развлечение, получаемое в результате раскрытия правды

    Важно отметить, что авторы фейка и сплетни всегда стремятся, чтобы их информация до последнего принималась за истину. В отличие от них, автор пранка заранее готов разоблачить себя, его цель — ввести аудиторию или объект розыгрыша в заблуждение лишь на время, а затем сообщить ей, что информация не соответствовала действительности.

    Фактчек как формат журналистики, таким образом, однозначно работает с фейками и утками, может обращаться к сплетням, которые принимают фактологический характер и озвучиваются в медиа или в заявлениях публичных лиц, в теории — может использовать в качестве материала и пранк, если успеет разоблачить его недостоверную природу до того, как это сделает сам автор пранка, но такая ситуация представляется маловероятной.

    Контроль обещаний не берет за основу ни один из трех представленных выше видов недостоверной информации. Развенчание наиболее успешно работает в сфере устоявшихся нарративов, представленных в том числе сплетнями и слухами, но может работать и с фейками, как составной частью нарратива. Деконструкция пропаганды берёт за основу все три вида недостоверной информации, так как включает в свои задачи не только установление истинности/ложности информации, но и ставит своей целью объяснить, почему появление такой информации стало вообще возможно внутри общества и как оно изменяет общественный дискурс.

    Для формата деконструкции пропаганды даже не имеет значения, успевает ли он раскрыть пранк до того, как автор признается, что вводил общество в заблуждение или нет. Раскрытые автором пранки также могут становиться предметом для формата деконструкции пропаганды.

    Форматообразующие признаки фактчека

    Фактчек (как и любой другой формат из описываемых в данной статье) может существовать как в форме печатного журналистского материала, так и в форме аудиовизуального произведения. Однако вне зависимости от формы подачи, материал всегда обладает рядом характеристик, позволяющих однозначно определить его как формат фактчека. Фактчек, как и журналистика факта, основывается на принципах независимости, ответственности и верификации, но при этом обладает рядом существенных отличий.

    1. Предмет формата: материал медиа или публичное высказывание официального лица, в то время как предметом журналистики факта обычно является событие реальности.

    2. Схема построения материала: фактологическое утверждение с указанием авторства (factual claim) — основанная на открытых данных проверка достоверности утверждения — вынесение суждения о соответствии утверждения реальности. Виды суждений о соответствии утверждений реальности могут различаться в разных вариациях форматов у разных фактчекерских организаций, но в целом они составляют единое поле — где «правда» и «ложь» являются полярными вариантами, а в качестве промежуточных могут выступать «полуправда», «в основном правда», «в основном неправда» (‘mostly true’ и ‘mostly false’ у PolitiFact), «манипуляция» и другие виды, определяемые внутренней политикой редакции. Обязательной форматообразующей частью фактчека является детальное описание логики проверки утверждения, методов работы фактчекера и хода его умозаключений.

    3. Принципы работы: в отличии от журналистики факта (и уж тем более от журналистики мнения) в фактчеке форматно недопустима отсылка к анонимным источникам, какое бы доверие журналиста они ни вызывали. Все источники, с которыми работает фактчекер, должны отвечать критериям открытых источников. Помимо этого, принципы и методология работы редакции фактчека обязательно доступны для ознакомления аудитории.

    4. Критерии отбора: принципиальная проверяемость утверждения (фактологичность и конкретность самого утверждения, связанность его с объективной измеряемой действительностью, с одной стороны, и возможности журналиста проверить утверждения, используя только открытые данные и имеющиеся у него ресурсы, с другой стороны), общественный резонанс (значимость утверждения для общества, влияние озвученного факта на жизнь общества и его отдельных членов), уровень ретрансляции (количество цитирований и отсылок в медиа). Важно отметить, что своевременность (срок давности) не является одним из основных критериев, поскольку информация, искажённая в прошлом, может иметь последствия и актуализироваться в настоящем времени (пример — заявление российского политолога о том, что ранее шведский остров Готланд был демилитаризованной зоной, шведский журналист выдал эту информацию в эфир, не проверив, в итоге весь мир поверил, что так и было).

    Последний пункт дополнительно выделяет фактчек как формат журналистики смысла — для форматов журналистики факта  своевременность будет одной из ключевых характеристик.

    Форматообразующие признаки развенчания

    1. Предмет формата: существующий (устоявшийся) в обществе регулярно воспроизводящийся нарратив. Подобный нарратив может касаться социальной группы, явления реальности, устоявшихся мнений в отношении спорных исторических фактов, трудно объяснимых реалий действительности, локальной мифологемы и т.д.

    2. Схема построения материала: описание нарратива (если нарратив составной — каждая из составляющих описывается и анализируется отдельно, например, в случае нарратива, касающегося определённой религиозной или этнической группы количество составляющих может достигать нескольких десятков) — проверка достоверности нарратива и его составляющих на основе открытых данных — вынесение суждения о соответствии или несоответствии нарратива и его составляющих реальности в принятом редакционном стандарте, где крайними полюсами являются вердикты «правда» и «ложь»

    3. Принцип работы: в развенчании форматно недопустима отсылка к анонимным источникам. Все источники, с которыми работает журналист, должны отвечать критериям открытых источников. Принципы и методология работы редакции обязательно доступны для ознакомления аудитории. Помимо этого, возможно использование научных источников, при необходимости возможно проведение в обязательном порядке документируемого с помощью технических средств эксперимента.

    4. Критерии отбора: уровень ретрансляции, общественный резонанс, принципиальная проверяемость (в частных случаях — путем постановки эксперимента).

    Форматообразующие признаки контроля обещаний

      1. Предмет формата: данные публичными лицами обещания. Под обещанием внутри формата понимается утверждение о событии в будущем, на которое публичное лицо может прямо влиять в силу своего должностного положения, имеющее измеримые показатели, которые публикуются в открытом доступе. Также существует дополнительный параметр — срок — если публичное лицо не называет определенной даты, под сроком исполнения понимается дата прекращения полномочий должностного лица.

      2. Схема построения материала: журналист обобщает и систематизирует данные публичными лицами обещания — по достижении срока выполнения обещания анализируется степень и качество его исполнения и выносится вердикт.

      3. Принципы работы: в контроле обещаний форматно недопустима отсылка к анонимным источникам. Все источники, с которыми работает журналист, должны отвечать критериям открытых источников. Для непредвзятой работы внутри формата необходима установленная и размещённая в публичном доступе система оценки итогов обещаний, например, в PolitiFact это «еще не оценено», «в работе», «отложено», «частично выполнено», «выполнено» и «не выполнено» (‘Not yet rated’, ‘In the works’,  ‘Stalled’, ‘Compromise’, ‘Promise kept’, ‘Promise broken’). Система оценки для других проектов этого формата может незначительно отличаться, но в любом случае она должна быть публична и открыта. Для достижения редакционной беспристрастности все обещания оцениваются как равнозначные, вне зависимости от ресурсов, необходимых для их выполнения.

      4. Критерии отбора: принципиальная проверяемость, общественный резонанс. Уровень ретрансляции в контроле обещаний не имеет решающего значения, так как для обещания публичного лица важна не столько степень цитируемости, сколько вообще факт публичного заявления о намерении выполнить что-либо.

    Форматообразующие признаки деконструкции пропаганды

    1. Предмет формата: пропагандистские нарративы в медиа и общественном дискурсе, а также в заявлениях публичных лиц. Фейки и пранки, появившиеся в цифровом виде, также могут стать предметом работы, если несут в себе пропагандистские идеи. Важно отметить, что целью формата является не проверка достоверности сведений или проверка на наличие/отсутствие пропагандистского нарратива, а объяснение принципов конструирования данного нарратива и его влияния на общественное сознание. В связи с этим, фейк может стать вначале предметом для фактчека, в результате которого будет доказана его недостоверность, а затем тот же фейк может стать предметом для деконструкции пропаганды, если целью журналистского материала будет объяснение принципов его работы и влияния на общественное сознание.

    2. Схема построения материала: описание пропагандистского нарратива, анализ отдельных техник манипуляций, используемых внутри него, и объяснение принципов действия совокупности этих техник на общественное сознание. Внутри анализа техник может использоваться верификация и иные методы работы фактчека, но описание логики проверки утверждения, методов работы фактчекера и хода его умозаключений не являются необходимым форматообразующим признаком.

    3. Принципы работы: форматно недопустима отсылка к анонимным источникам. Все источники, с которыми работает журналист, должны отвечать критериям открытых источников. Принципы и методология работы редакции обязательно доступны для ознакомления аудитории. Для объяснения и интерпретации нарративов формат регулярно отсылается к научной литературе, посвященной технологиям манипуляций общественным сознанием.

    4. Критерии отбора: уровень ретрансляции нарратива, общественный резонанс. Критерий принципиальной проверяемости в деконструкции пропаганды не имеет решающего значения, так как целью подготовки журналистского материала в формате деконструкции пропаганды является не установление достоверности, а объяснение влияния пропаганды на общество.

    Заключение

    Таким образом, предложенная концепция позволяет не только определить фактчек как тренд и отдельно существующий и развивающийся формат журналистского материала, но и рассматривает принципиально иное видовое деление внутри журналистики. Такое деление точнее соответствует, на наш взгляд, нынешнему состоянию информационного пространства, называемого эрой пост-правды. Именно для наиболее эффективного противостояния журналистского сообщества влиянию пост-правды мы выделили отдельно журналистику смысла и её составляющую часть — фактчек.

    Предложенная терминология и методология нового понимания журналистики в эпоху пост-правды позволит, во-первых, систематизировать знания об уже существующем формате фактчека, а во-вторых, ввести единую общую для международного журналистского сообщества концепцию понимания этого формата и законов его возникновения и распространения.

    Постепенное осознание журналистами-теоретиками и практиками новой идеи о трихотомии журналистики даст не только уточненные знания, но и понимание фактчека как важного механизма саморегулирования медиа, отделяющего качественную журналистику от непрофессионально выполненной, и разграничивающего фактическую и достоверную информацию от фейков и иных производных пост-правды.

    Павел Банников | Фактчек в Казахстане
    Таша Соколова | Монитор


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласен с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.