Дексаметазон при COVID-19: когда он может быть полезным, а когда может навредить

На днях ВОЗ назвал новое исследование учёных Оксфордского университета, обнаруживших возможный положительный эффект дексаметазона при COVID-19, «научным прорывом». Однако, организация признаёт, что результаты предварительные, и необходимы более масштабные исследования. Интересную компиляцию данных о дексаметазоне и некоторые выводы опубликовал Telegram-канал «Информационная поддержка врачей» со ссылкой на автора — Асель Мусабекову, которая проанализировала статью Оксфордского университета, а также публикацию журнала Science Translational Medicine (основан Американской ассоциацией развития науки) о препарате. Публикуется с разрешения переводчицы.

Приводятся подробности исследований (тех самых, названных прорывными) британских учёных. 

  • 2014 пациентам (находящимся на ИВЛ или получавшим дополнительный кислород методом ЭКМО), давали 6 мг дексаметазона ежедневно в течение десяти дней. 4321 пациент, получали стандартную медицинскую помощь. 
  • Сравнение показало: при применении дексаметазона смертность снижалась.  Показатели смертности на 28 день для пациентов на ИВЛ при стандартной медицинской помощи составляли 41%, а при лечении дексометазоном — 27%
  • Для пациентов, получавших дополнительный кислород, показатели смертности на 28 день составили 25%, и снизились до 20% при применении дексаметазона. 
  • Для пациентов, которые не нуждались в респираторном вмешательстве, дексаметазон не влиял на показатели смертности

Таким образом, дексаметазон, по предварительным данным, оказывает влияние только на самых тяжелых пациентов, потому что у них наблюдается так называемый «цитокиновый шторм».

Дексаметазон является производным стероида, кортикостероидом, который используется для подавления воспаления и иммунного ответа. Такие соединения оказывают огромное количество эффектов в клетках и в органах. Он применяется в самых разных ситуациях: от артрита до болезни Крона, астмы, лимфомы, рассеянного склероза и многих других.

Этот препарат следует применять с осторожностью и, как правило, в течение короткого периода, потому что он очень мощный – число потенциальных побочных эффектов при высокой или длительной дозировке действительно впечатляет. Важно, что дозировка в приведённом исследовании не была высокой.

Судя по всему, терапия для пациентов с коронавирусом должна быть двухфазной. На раннем этапе заражения может понадобиться что-то с противовирусной активностью — замедление или остановка проникновения вируса и репликации – на данный момент это ремдесивир, возможно, фавипиравир (другой широко действующий ингибитор РНК-полимеразы) — их эффекты реальны, но не так велики, как хотелось бы. Важно, что на этой первой стадии использование лекарств, подавляющих воспалительные процессы и иммунный ответ, может быть большой ошибкой. Обратите внимание, что дексаметазон ничего не поменял в этом исследовании для пациентов, у которых не было респираторных расстройств — это именно то, что мы ожидали. Это также означает, что такие соединения совершенно бесполезны в качестве профилактических средств и, вероятно, будут даже вредными.

Краткие выводы: 

  • дексаметазон в малых дозах уменьшает смертность больных на ИВЛ при COVID-19
  • дексаметазон не рекомендуется использовать в качестве профилактического средства, или у больных с симптомами средней тяжести, не нуждающихся в респираторном вмешательстве — он не только неэффективен, но может и помешать иммунному ответу на начальной стадии болезни
  • дексаметазон имеет ряд опасных побочных действий, особенно при высокой дозировке и длительном применении — самолечение абсолютно исключено!
  • дексаметазон — это лекарство, отпускаемое по рецепту, и это правильно, потому что люди не должны скупать его в надежде, что оно защитит их от коронавируса, так как на начальной стадии дексаметазон может усугубить течение болезни, а к тому же может вызвать опасные побочные эффекты.
Сергей Ким
Журналист, медиакритик, фотограф. Работал на телевидении и радио, сотрудничал с проектом «Радиоточка» до его закрытия в 2017 году. Возглавлял алматинскую редакцию проекта «Спутник-Казахстан», ведёт колонку медиакритики для проекта NewReporter.org