Испытание для образования: карантинный опыт Центральной Азии

После весеннего эксперимента учителя, школьники и родители готовятся к тому, что будет осенью. Ученикам не терпится вернуться в классы, но все больше стран заявляют, что осенние занятия начнутся дистанционно. Даже если к 1 сентября мир справится с пандемией, возврата, к тому, что было до коронавируса, уже не будет. Пандемия оставила неизгладимый след. Катерина Клеменкова подготовила обзор ситуации со школьным образованием в Центральной Азии в период пандемии.

Весенний эксперимент 

«Мы просыпаемся, играем, потом учимся, потом ссоримся, ругаемся и кричим. Это стало нашим ежедневным распорядком. Мне хватило двух дней, чтобы понять – дистанционное обучение для нашей семьи не подходит. У меня плохо получается быть учителем двух детей разного возраста», – рассказала проекту PaperLab Разия Амирова (здесь и далее по просьбе некоторых героев публикации соблюдена частичная или полная анонимность). 

Эти слова мамы двух младшеклашек в некотором смысле можно отнести к большинству родителей, которые внезапно для себя оказались учителями. 

В общем, последняя четверть учебного 2020-го года стала серьезным испытанием для системы образования. Но если одним дистант показался кошмаром, то для других стал возможностью.«Случившийся кризис помог преодолеть учителям барьер, в том числе психологический. Второй этап будет более осознанным. Учителя теперь знают: все равно придется учиться компьютерной грамотности, и это коснется не малой части, как раньше, а всех», – сказал в интервью ИА «24.kg» руководитель центра инновационного образования «Перемена» Алмаз Тажибай (Кыргызстан). 

Теперь, когда эксперимент по дистанционному обучению приостановлен до сентября, участники процесса пытаются понять, каким был этот первый шаг в новую реальность…

Казахстан: нет таких устройств как ноутбук

Когда школы вынуждены были закрыться, чтобы предотвратить распространение коронавируса, переход к дистанту породил хаос. В Центральной Азии классические уроки, по сути, заменили телевизор и мессенджеры. Оказалось, многие ученики и учителя не имеют доступа в интернет. А если имеют, то этот интернет неприспособлен для онлайн-уроков. Так получилось в Казахстане.

«Мы видим, что в целом интернет в нашей стране не приспособлен для того, чтобы 2,5 миллиона детей выходили в прямые эфиры и обучались онлайн. (…) Онлайн-стриминг в масштабах всей страны просто нереален», – об этом заявил министр образования и науки Казахстана Асхат Аймагамбетов накануне начала четвертой четверти.

 Международный союз электросвязи, Всемирный отчет по развитию электросвязи / ИКТ и база данных

Поэтому в министерстве образования решили учить школьников по телевизору. Уроки для учеников транслировались в эфире местных телекомпаний. Полчаса в день ученики смотрели 10-минутные уроки, которые 8 часов подряд транслировали каналы «Balapan» и «EL ARNA». Эти же ТВ-уроки можно было посмотреть и на сайтах каналов, или послушать по радио. За время четвертой четверти в Казахстане было показано более 3 тысяч видеоуроков. 

«Наши дети смотрят эти каналы. Расписание нашей школы подстроено именно под эти каналы. Бывает, таким образом преподнесен урок, что учителю остается только обсудить, выслушать мнение ребят. То есть, полностью тема раскрыта. Замечательные уроки», – считает Алла Шолдина, учительница химии в сельской школе Западноказахстанской области. 

Конечно, довольны были не все. Учителя жаловались, что программы не совпадали – по телевизору показывают одно, а по учебнику тема совсем другая.

«Весь Казахстан изучает английский по разным учебникам, разных изданий, программы не совпадают и поэтому пользы от обучающих ТВ-уроков было мало», – учительница английского языка Алия Турлыбекова,как и все учителя в Казахстане, работала «на удаленке», и переход для нее оказался не простым. 

«Без учителя все-равно никак не обойтись. Потому что учитель должен направлять, координировать процесс обучения, где-то, может быть, стимулировать, кого-то похвалить, кого-то немножко подтолкнуть, если ученик по каким-то причинам не включается в работу. То есть роль учителя велика. Есть предметы, как физика и химия, они сложные, без объяснения, просто посмотрев видеоурок, понять сложно. Ученики все-таки должны задавать вопросы и получать на них ответы», – добавляет Алла Шолдина.

В сельских районах дистанционные уроки столкнулись не только с техническими проблемами доступа в интернет, как оказалось, казахстанским школьникам нужны были еще и такие устройства как ноутбуки.

«Несмотря на то, что в сельской местности есть интернет, у многих детей нет таких устройств как ноутбук. Все используют телефон», – говорит Алия Турлыбекова. 

Нуждающимся ученикам на период дистанционного обучения выдавали школьные компьютеры. Но проводить полноценные уроки в онлайн не получилось. 

«Как и все мы хотели проводить уроки в Zoom, но… не получилось. Слабая связь. Многие ученики сталкивались с тем, что видео «не грузится», и они не могут его посмотреть. Пришлось проводить урок следующим образом: заранее по определенной программе снимать 5-10 минутный видеоролик и отправлять ученикам по WhatsApp. Все дополнительные задания я отправляла тоже через WhatsApp. Ученики выполняли задания и отправляли фотоотчеты», – объясняет Алия Турлыбекова.

Даже в городах, где проблем с интернетом вроде бы нет, переход на онлайн обучение все равно столкнулся с проблемами. Учителям за две недели нужно было освоить новую технику и новые программы. Среди педагогов много тех, кто с компьютером на «вы», и они никак не ожидали, что придется очень быстро переходить на онлайн. Чтобы проверить как ребенок смог выучить телеурок преподаватели должны были использовать образовательные платформы (Kundelik, Daryn Online и Bilim Land), но… чаще всего переходили на вариант учебы через мессенджеры. Образовательные платформы не выдержали нагрузки первых дней дистанта. 

«Чтобы через Zoom учитель вел урок, такого у нас даже не обсуждалось. Мы учились по ТВ-урокам. В родительском чате написали, что домашнее задание нужно фотографировать и отправлять учителям, а задания слали эсэмэсками, в мессенджерах, социальных сетях», – говорит Акмарал Зайтиева, мама шестиклассницы одной из школ Алматинской области. 

Узбекистан: без парикмахеров и гримеров

В Узбекистане к вынужденному переходу на дистанционное обучение учителя отнеслись очень позитивно. 

«Пройдет немного времени, и учителя Узбекистана будут вспоминать весну 2020 года как время невероятного творческого подъема. Такого количества видеоуроков, онлайн-тестов и мультимедиа презентаций никогда не получали специализированные сайты, Телеграм-каналы профессиональных газет и журналов. Так, например, журнал «Преподавание языка и литературы» ежедневно публиковал в своем канале оригинальные тесты учителей, организовал специальный канал для присылаемых эссе и разработок, объявил конкурс на лучшие статьи», – рассказала Юлия Мусурманова учительница школы № 5 (Янгиера, Сырдарьинская область, Узбекистан). 

Здесь стоит пояснить, когда коронавирус отправил по домам узбекских школьников, в запасе у преподавателей уже был достаточный опыт дистанционного обучения студентов. Имелась неплохая база видеоуроков для школьников, созданная на базе Центра развития мультимедийных общеобразовательных программ. Для трансляции дистанционных уроков в Узбекистане были выделены четыре канала. 

«При переходе на онлайн-обучение нужно было в кратчайшие сроки создать систему уроков по всем предметам во всех классах. Учителя и сурдопереводчики стали настоящими звездами экрана, любимцами публики. Главная трудность состояла в том, что работать в эфире приходилось не только без парикмахеров и гримеров, но поначалу и без редакторов. Этого требовали условия дистанционирования», – рассказывает Мусурманова.

Электронный дневник Kundalik, который доступен не во всех регионах страны, педагоги называют «помощником и строгим контролером» – пропускать занятия или не выполнить вовремя домашнее задание стало невозможным. А главной трудностью для учителей оказались родители, которые все время просили консультаций.

«Сложнее всего в началке. Родители не знают как научить, спрашивают у учителей. Для них организовали Телеграм-группы», — говорит Юлия Мусурманова.

Как рассказали учителя, при проведении дистанционных уроков они использовали ресурсы Classcom, а в тех случаях, когда дети не могли посмотреть телеуроки, видео выкладывали в Телеграм-группы учебных классов.

По официальным данным, на январь 2020 года мобильной связью в Узбекистане охвачены более 96% абонентов, а количество станций связи достигло 26 тысяч. Из 22 миллионов пользователей 19 миллионов узбекистанцев выходят онлайн через мобильные устройства. 

Но на самом деле, как показал весенний опыт, не все дети имеют гаджеты и могут пользоваться интернетом. В отдалённых селах и в небольших городах технические проблемы не позволили учителям и школьникам вместе работать «в прямом эфире». Единственный выход, который нашли педагоги – просить обеспеченных людей дать возможность соседскому ребенку поучаствовать в процессе. И в этом учителя и родители не видели каких-то особенных неудобств. 
  

«Если нет своего смартфона – есть у родителей. В крайнем случае выручает сосед – помогает отправить фото домашних заданий», – рассказала Мусурманова.

Кыргызстан: до конца, несмотря на пандемию

«С 8 апреля во всех школах Кыргызстана четвертая четверть началась дистанционно, – рассказал Талгат Деркембаев, преподаватель Национальной компьютерной гимназии №5 (Бишкек, Кыргызстан). – Эта четверть является итоговой и образовательный процесс нужно было довести до конца несмотря на пандемию».

Чтобы «процесс образования» довести до конца Министерство образования и науки Кыргызстана вместе с лучшими учителями в относительно короткий период времени разработали видеоматериалы – более 200 учителей готовили детям видеоуроки. Телеуроки дети могли посмотреть на телеканалах КТР «Баластан» (для дошколят и учеников 1-4-х классов), ELTR «Илим Билим» (для учеников 5-11-х классов), на телеканалах «Санат», «Пирамида» и «Пятый канал».

Многие родители остались недовольны тем, что телеуроки показывали по разным каналам. Если в семье несколько детей разного возраста, то в доме должно было быть столько же телевизоров, так как ТВ-уроки часто совпадали по времени трансляции.

Еще на онлайн-портале «Образовательные ресурсы Кыргызстана» можно было взять некоторые дополнительные учебные материалы (электронные учебники, практические задания и обучающие игры и пр.).  Но не всем родителям удалось найти нужные учебники на этой онлайн-платформе. Большую часть учебной литературы перевести в цифровой вариант просто не успели.

В Кыргызстане, также, как и во всем мире, не у всех семей есть дома компьютеры и подключен интернет. 

«Дети могли посмотреть видеоурок по телевизору, но связь с учителем все равно нужна. В некоторых населенных пунктах нет хорошего интернета и из-за этого возникали сложности, – объясняет тонкости «дистанционки» Талгат Деркембаев. – Обратную связь с учениками учителя устанавливали, как могли – кто-то пользовался мессенджерами WhatsApp или Telegram, использовали Classroom и проводили видеоконференции в Zoom. Но даже если у ученика есть и ноутбук, и интернет, еще нужны родители, готовые помочь».

По словам учителей много времени уходило на то, чтобы «выследить» учеников, у которых нет интернета (да и тех у кого есть связь, но нет дисциплины), убедиться, что они в порядке, подключить их к процессу любым способом, отправлять им задания и материалы, а потом еще и проверить.

«Проверочные работы и срезы производились через мультиуроки – это специальная проверяющая программа», – говорит Деркембаев  и добавляет, что критику можно пока и отложить, важно было сохранить здоровье детей, помочь закончить четверть и сохранить в здравом уме их родителей…

Признак бедной страны

Комментирует социолог Камила Ковязина

Камила Ковязина - эксперт Ekonomist.kz
Камила Ковязина

К сожалению, однозначно на вопрос был ли первый дистанционный опыт удачным или нет, можно будет ответить только позднее, когда мы получим понимание эффективности использованных методов, когда дети, получившие опыт дистанционного обучения, продемонстрируют свои знания (или их отсутствие). Пока – можно сказать, что опыт был полезным. Во-первых, все заинтересованные стороны системы образования (не только среднего) получили понимание о том, что представляет собой наша образовательная инфраструктура и способна ли она работать эффективно при любых условиях. Оказалось – нет. У нас самым уязвимым местом оказалось качество интернет-соединения.

Отсутствие сплошного охвата населенных пунктов интернетом является признаком «бедности» страны.

Но дело, к сожалению, не только в интернет-соединении. Проблема была еще и в том, что многие учреждения образования не имели наработанных образовательных платформ, которые можно было бы использовать для дистанционного обучения. А методология обучения в школах заточена только под работу с учителем и при его полном информационном сопровождении материалов. Практически не используется потенциал компьютерных игр, различного рода квиззов, интерактивных методов тестирования и контроля знаний. 

С точки зрения здравого смысла очевидно, что чем старше школьник, тем он более приспособлен к дистанционному обучению, даже если будет работать самостоятельно. Чего не скажешь об учениках младших классов. Они еще не приучены работать самостоятельно и с ними нужно много заниматься индивидуально. Эта нагрузка упала на родителей, которые 

  • работали и не могли уделять достаточно времени,
  • потеряли работу и испытывали жесткий стресс,
  • не обладают необходимыми педагогическими навыками и тем более специальными знаниями для полноценного качественного обучения своих детей. 

На мой взгляд, самый большой риск будут иметь как раз-таки ученики младших классов, не получивших базовые знания в необходимой мере, что будет в дальнейшем иметь свои последствия. 

С другой стороны – неготовность учителей. Перенос начала четвертой четверти использовался, в том числе, и для подготовки учителей к методам работы дистанционно. Но чему можно успеть обучиться в столь короткие сроки? В отдельных школах был опыт совместной работы IT-специалистов, которые форсированно подготовили онлайн-образовательную среду на базе зарубежных разработок вроде Google classroom. В других школах в лучшем случае учителей научили работать в Zoom-конференциях. Все эти элементы в конечном итоге будут влиять на ответ – справились ли мы. Пока я склоняюсь к «скорее нет».

Катерина Клеменкова