Контекст | Долговое рабство в Индии

    Амар Лал (Нью-Дели), в прошлом — раб, а ныне правозащитник, — о долговом рабстве в современной Индии. 

    Моё детство началось поздно. Я родился в нищей семье в каменоломнях Раджастана и научился раскалывать камни раньше, чем правильно произносить собственное имя. Мои родители были долговыми рабами. Как только я научился держать в руках молоток, я тоже им стал. Нам так мало платили, что этого едва хватало на пропитание. Мои самые первые воспоминания – я чей-то раб: дыхание было моим, а дух и тело – нет.

    Это была трагедия, в которой моя семья – и поколения наших предков – были вынуждены существовать. Со временем я чудом вырвался. Но большинству долговых рабов в Индии так и не удаётся этого сделать.

    Любой вид рабства позорен, но рабский труд детей должников (когда ребёнка заставляют работать, чтобы выплатить долг семьи) является одной из наиболее жестоких форм насилия над человеком. Этот порочный круг выглядит примерно так: отчаянно нуждаясь в деньгах, чтобы прокормить свои голодающие семьи, люди берут кредиты под гигантские проценты. Затем, когда они не могут их выплатить, им оказывается нечего предложить в качестве залога, кроме собственного тела – и тел членов своей семьи.

    Как только должники попадают в эту ловушку, они становятся жертвой всех возможных видов дурного обращения. Работодатели ведут себя как мафиозные боссы, а их бандиты постоянно угрожают здоровью работников, оказавшихся в долговой кабале. Большинство подобных долгов в принципе не могут быть выплачены, но они не умирают вместе с должником: долги просто передаются от одного поколения к другому. Большинство из тех, кто работает в этих условиях, даже не мечтают начать когда-либо снова нормальную жизнь.

    Долговых рабов эксплуатируют не только на каменоломнях, но и на многих фабриках, выпускающих одежду, обувь, ювелирные изделия и спортивные товары, где они работают в клаусторофобных условиях, почти без солнца или свежего воздуха. Нередкими являются несчастные случаи. Я слышал истории о детях, которые получили травму, работая на опасных станках, но жадные собственники отказывали им в лечении, потому что не хотели замедлять производство. Работники, попавшие в долговую кабалу, живут без элементарных удобств, для них не существует образования, а их дети часто вырастают чахлыми и деформированными из-за плохого питания и вынужденного сидения в одной позе длительное время.

    Торговля людьми является третьим крупнейшим в мире источником «чёрных денег», то есть незаконных доходов, полученных благодаря уклонению от налогов, коррупции и преступности. По оценкам Международной организации труда, один только труд долговых рабов приносит примерно $150 млрд незаконных доходов каждый год.

    Значительная часть этих денег связана с Индией, где в среднем каждый час пропадает без вести восемь детей, а юные тела продаются и покупаются дешевле, чем скот. Попав во власть криминальных синдикатов, украденные дети вынуждены работать по 16 часов в сутки и часто становятся жертвой насилия – ментального, физического и сексуального. Владельцы этих каторжных фабрик даже заставляют некоторых девочек заниматься проституцией или продают их в качестве домработниц в крупнейших городах Индии. У этих детей крадут не только свободу, но и само детство.

    Я попал в число счастливчиков. В мае 2001 году, когда мне было семь лет, активисты борьбы с детским трудом, работавшие вместе с Кайлашом Сатьяртхи (в 2014 году он получил Нобелевскую премию мира за свою деятельность), устроили рейд в джайпурскую каменоломню, где я был рабом. Сатьяртхи предложил мне место в центре реабилитации и обучения жертв детского труда, которым управляет основанная им организация «Бачпан Бачао Андолан». Вскоре после этого мне представилась возможность начать формальное обучение, а в прошлом году я стал выпускником Юридического колледжа Джанхит.

    Идея Сатьяртхи заключается в следующем: гарантировать, чтобы рождение человека никогда не становилось для него автоматическим приговором к жизни в рабстве. Стремясь к этой цели, он дал возможность тысячам детей, подобных мне, начать делать то, что я когда-то считал невозможным: мечтать. Дети – это фундамент мирного и процветающего будущего. Единственный способ создать сильную, уверенную в себе и энергичную Индию – гарантировать, что каждый ребёнок в ней свободен, образован и здоров.

    Сегодня у меня есть все эти качества и даже больше. Но многие дети в стране по-прежнему находятся в кошмарной ловушке долгового рабства. Мы должны помочь им вырваться оттуда. Если мы добьёмся успеха, тогда долговое рабство в Индии – явление, которое за многие столетия разрушило миллионы жизни, – наконец-то, завершится на моём поколении.

    Об авторе: Амар Лал – в детстве находился в долговом рабстве, сейчас адвокат и активист борьбы за права человека.

    Copyright: Project Syndicate, 2019.
    www.project-syndicate.org


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласны с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.