Биткойн: Золото криптодураков?

Мы уже знакомили вас с мнениями о перспективах криптовалют казахстанских экспертов. Сегодня предлагаем вам узнать точку зрения бывшего главного экономиста МВФ Кеннета Рогоффа.

Что такое криптовалюта биткойн – самый большой пузырь современного мира или отличная инвестиционная ставка на передовую финансовую технологию новой эры? Я склоняюсь к тому, что в долгосрочной перспективе данная технология будет процветать, а вот котировки биткойна рухнут.

На случай, если вы вдруг не следите за событиями с биткойном: его цена выросла на 600% за последние 12 месяцев и на 1600% за последние 24 месяца.

Одна единица этой виртуальной валюты стоит сейчас более $4200 (на 5 октября), то есть в три раза дороже унции золота.

Некоторые апологеты биткойна считают, что в ближайшие несколько лет он будет стоить ещё дороже, причём намного.

rogoff159 chart02

Что дальше?

Дальнейшие события во многом зависят от реакции правительств. Будут ли они толерантны к анонимным платёжным системам, которые помогают уклоняться от налогов и совершать преступления? Будут ли они создавать собственные цифровые валюты? Есть и ещё один важный вопрос: насколько успешно конкуренты биткойна – многочисленные «альт-койны» – будут проникать на рынок.

В принципе, технологию биткойна невероятно легко клонировать и совершенствовать. Однако далеко не так легко скопировать сформировавшееся преимущество биткойна в том, что касается доверия и большой экосистемы приложений, которая вокруг него уже построена.

Пока что регулирование в этой сфере остаётся слабым и хаотичным. Правительство Китая, озабоченное использованием биткойна теми, кто выводит капиталы и уклоняется от налогов, недавно запретило биткойн-биржи. С другой стороны, Япония предоставила биткойну статус легального платёжного средства, явно претендуя на роль глобального центра в секторе финтех.

США предпринимают осторожные шаги вслед за Японией в регулировании финтеха, хотя финал этой игры совсем не ясен. Впрочем, важно то, что биткойну не нужно выигрывать все битвы подряд, чтобы оправдать свой заоблачный курс. Япония – это третья по размерам экономика в мире, при этом в ней невероятно высок коэффициент соотношения наличных денег к доходам (около 20%), поэтому успех биткойна в этой стране является крупным триумфом.

Топ-менеджеры Силиконовой долины с азартом вкладывают деньги и в биткойн, и в его конкурентов. После биткойна самым важным из них является эфириум (ethereum). Захватывающие амбиции эфириума (по аналогии с сервисом Amazon) заключаются в том, чтобы дать возможность пользователям применять ту же самую базовую технологию для ведения переговоров и подписания «умных контрактов» практически о чём угодно.

Биткойн и другие

На начало октября рыночная капитализация эфириума равнялась $28 млрд (против $72 млрд у биткойн). С капитализацией $9 млрд на отдалённом третьем месте находится Ripple – платформа, созданная банковским сектором для снижения транзакционных издержек межбанковских и международных переводов. За этой первой тройкой следуют десятки новоявленных конкурентов.

Большинство экспертов согласны с тем, что оригинальная технология, лежащая в основе виртуальных валют, может получить широкое применение в сфере кибербезопасности, откуда сейчас исходят одни из наиболее серьёзных угроз стабильности мировой финансовой системы. Для многих разработчиков цель создания более дешёвых и безопасных механизмов платежей стали важнее амбициозной цели биткойна – стать заменой доллару.

Глупо надеяться на то, что биткойну когда-нибудь позволят заменить деньги, выпускаемые центральными банками. Одно дело, когда правительства позволяют совершать небольшие анонимные транзакции с виртуальными валютами; это даже желательно. И совсем другой вопрос – разрешать анонимные платежи в крупных размерах; это может крайне затруднить сбор налогов и борьбу с преступной деятельностью. Правда, в своей новой книге о прошлом, настоящем и будущем наличных денег я отмечаю, что правительства, которые выпускают банкноты крупного номинала, тоже рискуют оказаться в числе помощников преступников и тех, кто уклоняется от налогов. Однако у наличных, в отличие от виртуальных денег, хотя бы есть вес.

Будет очень интересно понаблюдать за развитием японского эксперимента. Правительство пояснило, что будет заставлять биткойн-биржи отслеживать подозрительные, преступные операции, а также собирать информацию о владельцах депозитов. Однако можно не сомневаться в том, что те, кто глобально уклоняется от налогов, будут искать способы получать биткойны анонимно за границей, а затем отмывать эти деньги через японские счета. Необходимость возить бумажные деньги в страну или из неё создаёт огромные издержки для тех, кто уклоняется от налогов, и для преступников; поддержав виртуальную валюту, Япония рискует стать налоговой гаванью, подобной Швейцарии, при этом закон о банковской тайне здесь будет вшит в саму технологию.

Если бы биткойн лишили его почти полной анонимности, его нынешний курс было бы трудно оправдать. Наверное, спекулянты биткойнами делают ставку на то, что всегда будет существовать консорциум стран-изгоев, разрешающих анонимно пользоваться биткойнами, а может быть, даже и государственные игроки, подобные Северной Корее, которые будут злоупотреблять этой анонимностью.

Перспективы

Упадёт ли цена биткойна до нуля, если правительства смогут полностью отслеживать все транзакции? Наверное, нет. Транзакции с биткойнами требуют невероятного количества электроэнергии, они нуждаются в некоторых усовершенствованиях, но, тем не менее, эти транзакции всё равно могут быть выгоднее, чем 2% комиссии, которую крупные банки собирают с кредитных и дебетовых карт.

Кроме того, трудно представить, что может помешать центральным банкам создать собственные цифровые валюты, а с помощью регулирования изменить правила игры в свою пользу. Долгая история денег свидетельствует о том, что государство со временем начинает регулировать и присваивать инновации частного сектора. Я не знаю, каким будет курс биткойна через пару лет, но нет причин рассчитывать, что эта виртуальная валюта избежит аналогичной судьбы.

кеннет рогоффОб авторе: Кеннет Рогофф – бывший главный экономист МВФ, профессор экономики и государственной политики в Гарвардском университете.

Copyright: Project Syndicate, 2017.
www.project-syndicate.org

Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!