Бэннон-разрушитель | Рецензия на Fire and Fury | Мнения

    Элизабет Дрю, автор книги о Уотергейте выступает с рецензией на книгу о Белом доме при Дональде Трампе. 

    ВАШИНГТОН – Многие в Вашингтоне потрясены только что вышедшей книгой «Огонь и ярость: Белый дом Трампа изнутри», которая посвящена Дональду Трампу и его бездарному президентству. Несмотря на – сомнительную с точки зрения конституции – угрозу Белого дома остановить публикацию этой книги, она вышла на четыре дня раньше объявленной даты. Впрочем, откровения «Огня и ярости», хотя и вызывают серьёзное беспокойство, по большей части совершенно неудивительны.

    Пока не понятно, каким именно образом Майкл Вульф, неоднозначный автор этой книги, получил опубликованную информацию, но надо полагать, что он записывал проведённые интервью, особенно с теми длинными изложениями бесед, которые в ней встречаются. Главное, что сумел сделать Вульф: назвать по имени высокопоставленных чиновников, которые говорят о том, как именно работает – или не работает – президент.

    Впрочем, книга в основном рассказывает о том, что в политически-журналистских кругах Вашингтона почти все и так уже знали: Трамп не обладает необходимой квалификацией, чтобы быть президентом, а его Белый дом – это зона повышенного риска, заполненная неопытными сотрудниками. Единственная неожиданность в том, что не произошло более серьёзных бедствий (по крайней мере, пока).

    Значительная часть материалов, обнародованных перед публикацией книги, касается борьбы двух самых болтливых, сварливых и эгоистичных хвастунов, которые когда-либо участвовали в американской политике – Трампа и его бывшего директора по стратегии Стивена Бэннона. Летом 2016 года, когда его избирательному штабу не хватало лидера, Трамп назначил руководителем избирательной кампании Бэннона – лохматого, агрессивного бывшего бизнесмена, который занимал тогда пост исполнительного председателя сайта Breitbart News, проповедовавшего белый национализм. Бэннон был полон великих идей по поводу того, какой именно должна быть ультраправая «популистская» кампания.

    Но во многих отношениях идеальная кампания Бэннона оказалась очень похожей на то, что Трамп уже и так говорил и делал. Трамп обращался к простым рабочим, «синим воротничкам», критикуя иммиграцию (например, он заявлял, что построит «большую, красивую стену» вдоль границы с Мексикой, за которую заплатят мексиканцы) и торговые соглашения, чьи условия, по мнению Трампа, были несправедливы для США. Эти избиратели сформировали ядро электоральной базы Трампа, а его успехи в охмурении этих избирателей (на фоне поразительной неспособности Хиллари Клинтон сделать то же самое) во многом объясняют, почем он – президент, а она нет.

    Для Трампа проблема в том, что граждане, которых он охмурял, никогда не составляли большинство избирателей. Размер его знаменитой «базы» значительно ниже 40%. Но  Трамп и Бэннон явно предпочитали не думать об этом.

    Трампу свойственно сваливать свои неудачи на других, он никогда не винит себя в собственных провалах, поэтому он неизбежно обрушился на Бэннона, который хвастался больше, чем ему было бы полезно, по поводу своих полномочий в Белом доме, и вёл себя намного уверенней, чем должен был. Бэннон был уволен из администрации в августе. Но хотя он продолжал поддерживать отношения с Трампом, сейчас уже понятно, что последовавший конфликт был неизбежным.

    Трамп и Бэннон были похожи на двух мужчин с избыточным весом, которые пытаются поместиться в один спальный мешок. Их политический мир был недостаточно большим для них двоих. Они остро спорили по поводу того, кого надо поддерживать в гонке за место в Сенате от Алабамы; именно по просьбе Бэннона Трамп, в конце концов, поддержал скандального Роя Мура, бывшего судью Верховного суда штата Алабама, который дважды отстранялся от должности и, в итоге, проиграл выборы. Бэннон стремился встряхнуть «истеблишмент» республиканцев, поддерживая подобных кандидатов-«аутсайдеров» на промежуточных выборах в этом году: в случае успеха эта стратегия ещё больше затруднила бы для Трампа законодательные победы в Конгрессе.

    Трамп отрицает это, но, скорее всего, именно он позволил Вульфу провести интервью с сотрудниками Белого дома, хотя за время жизни в Нью-Йорке он должен был уже знать репутацию Вульфа – беспощадного к тем людям, о которых он писал. Некоторые из сотрудников говорят, что были уверены в том, что разговаривают с Вульфом «не для записи». Это означает, что они не хотели, чтобы он их публично цитировал. Но даже если это так и было, подобные оговорки вряд ли успокоят взбешённого президента, ведь они всё это сказали.

    С точки зрения Трампа, главный грех Бэннона в истории с книгой Вульфа связан с его крайне негативными высказываниями по поводу семьи президента. Трамп особенно взбешён описанием Бэнноном знаменитой встречи в башне «Трамп-тауэр» в июне 2016 года, где его сын, Дональд-младший, и другие высокопоставленные сотрудники избирательного штаба беседовали с несколькими россиянами, заявлявшими, что у них есть компромат на Хиллари Клинтон. Бэннон заявил Вульфу, что эта встреча были «изменой». Но в зависимости от того, что  реально происходило на этой встрече, Бэннон, может быть, не так уж и далёк от истины. (Возвращаясь на президентском самолёте из своей второй официальной поездки за рубеж, Трамп принял участие в совещании, на котором было составлено заявление с целью скрыть истинные события на встрече в «Трамп-тауэр»).

    Как сообщается, Трамп взбешён ещё и тем, что Бэннон назвал любимого ребёнка президента, Иванку, «тупой как кирпич». Вульф пишет, что Иванка и её муж, старший советник Белого дома Джаред Кушнер, договорились, что после ожидаемого ими потрясающего успеха в Белом доме, именно Иванка будет баллотироваться в президенты.

    Со свойственной ему любовью к преувеличениям, Трамп заявил в ответ, что Бэннон не имеет никакого отношения к его победе на выборах, и что они практически никогда не говорили наедине. Столь же привычно Трамп пригрозил засудить Бэннона. Трамп регулярно грозится судебными исками, которые он, впрочем, не всегда подаёт: даже сама угроза может дорого обойтись его предполагаемым ответчикам.

    Между тем, нынешняя озабоченность конфликтами внутри лагеря Трампа не должна затмевать другие реалии. Помимо всех этих драматических событий у Трампа есть несколько чётких целей, а также кабинет и главы ведомств, которые эти цели разделяют и от выполнения которых их не отвлекают публикации колоритных рассказов о поведении президента.

    Пока в Вашингтоне и в прессе большинство обсуждает новейшие откровения, министерство юстиции США, которое, как предполагается, должно быть более или менее независимым от Белого дома, превратилось в партийный инструмент для президентской мести. На прошлой неделе стало известно, что министерство юстиции вновь начало расследование по поводу уже и так тщательно расследованного дела об электронной почте Хиллари Клинтон. Кроме того, стало известно, что ФБР займётся фондом Clinton Foundation.

    Использование государственных ведомств для наказания былых противников президента напоминает поведение, за которое Ричард Никсон был подвергнут импичменту. Речь идёт о такой форме управления государством, которая мало похожа на демократическую.

    Элизабет Дрю – автор и редактор журнала The New Republic, автор книги «Вашингтонский журнал: Репортажи о Уотергейте и падение Ричарда Никсона».

    Copyright: Project Syndicate, 2018.
    www.project-syndicate.org 


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласен с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.