Манипуляция | Риск умереть после прививки от COVID-19 в 89 раз выше чем после прививки от гриппа

19 августа 2021 года уже известный нашим читателям российский профессор Павел Воробьев поделился со своими подписчиками в Facebook скриншотом таблицы, чей автор сравнил частоту нежелательных проявлений после вакцинации от коронавируса с аналогичными сообщениями после прививки от гриппа.

Прежде чем перейти к проверке данных из источника, напомним: Павел Воробьев НЕ является специалистом в области вирусологии, вакцинологии или эпидемиологии. Он нередко транслирует вводящую в заблуждение и ложную информацию о COVID-19 и вакцинации против него.

Впервые сравнительную таблицу выложила на свою страницу жительница Иерусалима Валентина Нэлина. Себя она позиционирует в качестве архитектора и юриста, специализирующегося на жилищном и строительном праве. Судя по скриншоту, Валентина приняла участие в мероприятии, которое описала так:

«Только что закончилась встреча израильских специалистов и представителей ВОЗ. Встреча была в ЗУМе. Израильский ученый Джош Гецков (Dr. Josh Guetzkow) представил результаты своего исследования. Он сравнил частоту тяжелых побочных явлений после прививок от гриппа и от ковида. Во втором случае шансы на инфаркт миокарда выше в 172 раза, шансы умереть — в 89 раз»

Вердикт: Манипуляция

Во-первых, автор сравнительной таблицы — «израильский ученый Джош Гецков» — не является специалистом ни в биологии, ни в эпидемиологии.

Во-вторых, сравнение не корректно, потому что для упомянутых нежелательных реакций не подтверждена связь с вакцинацией. Данные VAERS (Vaccine Adverse Event Reporting System) не могут служить надёжным доказательством, поскольку в них можно внести любую информацию, например, о том, что после вакцинации у вас выросли крылья или хвост.

В-третьих, частота таких проявлений после прививки от COVID-19 (даже если с большой натяжкой допустить, что цифры в таблице близки к реальности) не вызывает опасения, так как все еще является очень низкой.

Об авторе «исследования»

Д-р Джошуа Гецков является действующим сотрудником Еврейского университета в Иерусалиме. Он работает на двух факультетах — юридическом и социальных наук. Гецков специализируется на криминологии, а также социологии и антропологии. В 2020 году у него были опубликованы две научные статьи, в 2021-м — еще две. Темы публикаций: расизм; политика в области социального обеспечения и уголовного правосудия; влияние сделок о признании вины на частоту судебных ошибок. Таким образом, г-н Гецков не имеет никакого отношения к естественным наукам и медицине.

Кроме этого, в случае с его анализом частоты нежелательных реакций после прививок необходимо иметь в виду возможный конфликт интересов, который не позволяет автору быть объективным. На конфликт указывает публикация от 27 января 2021 года. Гецков и его коллеги «впервые проанализировали субъективные взгляды исследователей, чьи научные работы были отозваны». В центре внимания были ученые, высказывавшие сомнения в безопасности некоторых вакцин от коронавируса, а теперь считающие, что подверглись цензуре за свою позицию.

Еще раз о VAERS: почему нельзя слепо полагаться на эти данные

Главным источником данных для израильского специалиста по криминологии стала американская государственная система сообщений о нежелательных явлениях, возникающих после вакцинации VAERS (Vaccine Adverse Event Reporting System). 

«Хотя отчеты VAERS очень важны для мониторинга безопасности вакцин, сами по себе они не могут использоваться для определения того, является ли вакцина причиной или способствовала развитию заболевания или побочного эффекта. Отчеты могут содержать информацию, которая является неполной, неточной, случайной или непроверенной. По большей части отчеты в VAERS являются добровольными, а, значит, могут быть предвзятыми. Это накладывает определенные ограничения на то, как данные могут быть использованы в научных целях», — гласит дисклеймер на официальном сайте.

Информация системы VAERS предназначена только для отчетности, она не доказывает причинно-следственные связи между вакцинацией и негативными эффектами после нее. Система принимает и анализирует сообщения о возможных побочных эффектах после того, как человек получил прививку. Медицинские работники обязаны сообщать о выявленных побочных реакциях после вакцинации, а производители вакцин — о выявленных побочных явлениях. Это очень удобная система для мониторинга, однако ей регулярно пользуются антипрививочники, подавая сырую необработанную информацию в качестве доказательства причинно-следственной связи. При этом отметим, что помимо медиков, данные которых проходят предварительную оценку, любой человек может сообщить VAERS о неблагоприятной реакции после вакцинации и при этом написать всё, что угодно в качестве поствакцинной реакции — от перелома руки до мутации в рептилию.

«Почему еще в VAERS так много случаев? Открытость регистрации имеет свои слабые стороны. Во многих случаях даже если вакцина не была причиной осложнения, заявителю будет оплачена часть лечения. А поэтому существует большой риск наличия в системе ненадежных данных. Бывает, что люди регистрируют заболевание как случай от прививки для того, чтобы получить эту финансовую помощь. То есть здесь очень много юридических нюансов, поэтому на это тоже нужно обращать внимание», — отмечает молекулярный биолог и вирусолог Асель Мусабекова в своем Telegram-канале. И добавляет, что при этом одной регистрации данных в VAERS недостаточно для компенсации, заявка на нее отдельно подается в другой системе — National Vaccine Injury Compensation Program, правила заполнения в которой гораздо строже, чем в VAERS.

172 раза или три случая на миллион: в чем ловушка цифр

Данные из таблицы можно описать разными способами. Противники вакцинации, например, предпочтут отметить, что прививка от коронавируса (при этом не уточняя, какая именно) повышает риск развития сердечного приступа в 172 раза по сравнению с прививкой от гриппа. При этом в абсолютных числах та же информация звучит намного менее пугающе: На один миллион доз вакцины от коронавируса зарегистрировано всего три случая инфаркта миокарда. Такие побочные эффекты маркируют как «очень редкие».

Интересно, что в ранней версии той же таблицы автор приводил данные в расчете на 100 тыс доз. В результате столбец со сравнением выглядел чуть менее впечатляюще: риск развития сердечного приступа, например, был всего в 12 раз выше для прививки от коронавируса нежели для прививки против гриппа. 

Такие серьезные нежелательные реакции, разумеется, в любом случае нуждаются в дальнейшем отслеживании и изучении (история с тромбозом и векторными вакцинами демонстрирует, как это происходит в настоящее время). Однако их регистрация НЕ свидетельствует о плохой изученности вакцин от коронавируса. «С точки зрения науки сейчас происходит абсолютно беспрецедентная четвертая фаза — пострегистрационный мониторинг, которого никогда не было раньше. Я имею в виду, за вакцинами, которые выходили раньше, не следили так тщательно», — подчеркивает Асель Мусабекова. 

А была ли ВОЗ?

На другом скриншоте, опубликованном Валентиной Нэлиной, видна небольшая часть списка участников zoom-встречи. Среди них есть двое, рядом с именами которых значится «WHO EURO». Эпидемиолог Джетри Регми действительно работает в Европейском региональном бюро ВОЗ, однако она не занимает никакой руководящий пост и является техническим сотрудником организации (источник, стр. 119). Вирусолог Марко Марклевитц с лета 2020 года тоже числится в штате Европейского регионального бюро ВОЗ и работает на позиции лабораторного эксперта. Предположительно, участие в мероприятии приняла также директор по чрезвычайным ситуациям Европейского бюро ВОЗ Дорит Нитцан, до 2005 года работавшая в системе израильского министерства здравоохранения. 

Сейчас ВОЗ (и в том числе, её европейское подразделение) призывает израильское правительство временно прекратить вакцинацию населения третьей — бустерной — дозой. Однако такая мера продиктована не сомнениями в безопасности или эффективности иммунизации, а в стремлении международной организации обеспечить равный доступ к прививкам от COVID-19 для граждан по всему миру.

Редакция FactCheck.kz и авторы статьи благодарят Елену Сикорскую за помощь в подготовке материала

Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!
Маргарита Бочарова
Журналист-аналитик. Магистр социальных наук