Анализ пропаганды | Эпидемия кори в Казахстане — результат работы «американской биолаборатории»?

6 марта представитель министерства обороны России заявил, что российскими военными якобы вскрыты факты зачистки украинскими властями следов реализуемой в стране «военно-биологической программы, финансируемой министерством обороны США». На следующий день в ведомстве озвучили подробности: деятельность более чем 30 биолабораторий в Украине, как сообщается, привела «к неуправляемому росту заболеваемости особо опасными и экономически значимыми инфекциями». В качестве примера Игорь Кириллов, начальник войск радиационной, химической и биологической защиты Вооруженных сил России, указал на то, что заболеваемость корью в Украине выросла «более чем в 100 раз».

Эти заявления и произведенный ими резонанс вновь актуализировали дискурс о предполагаемой опасности алматинской биолаборатории, модернизированной на американские средства. Конспирологические паблики стали утверждать, со ссылкой на статью гражданского активиста Айнура Курманова от 2019 года, что именно Центральная референтная лаборатория (ЦРЛ) в Алматы причастна к вспышке кори в Казахстане три года назад. Редакция FactCheck.kz проанализировала основные тезисы материала Курманова и пришла к выводу, что они либо манипулятивны либо вовсе не соответствуют действительности.

Краткое резюме

  • Курманов слабо представляет себе предмет разговора, он неточен в изложении фактов, касающихся вспышки кори в Казахстане в 2018-2019 годах, и воспроизводит пропагандистский нарратив о том, что всплеск заболеваемости кори в ряде стран в тот период был обусловлен утечками из биолабораторий, финансируемых США.
  • В других публикациях Курманов называет лабораторию секретной и принадлежащей министерству обороны США — это прямая ложь. Лаборатория и её деятельность не являются секретными, а сама ЦРЛ принадлежит министерству здравоохранения Казахстана.
  • Автор демонстрирует непонимание особенностей распространения кори (её контагиозности), вакцинации против неё, а также истории и сферы ответственности Национального научного центра особо опасных инфекций им. М. Айкимбаева, на базе которого осуществляет свою деятельность ЦРЛ.
  • Автор активно прибегает к эмоциональным средствам выражения, говоря о потенциальной угрозе, якобы исходящей из «американских» биолабораторий на территории СНГ, и игнорирует не только официальные опровержения на этот счет, но и доступные открытые данные — все эти лаборатории находятся в юрисдикции стран, в которых они расположены.
  • Автор манипулирует официальными (и вполне безобидными) данными об эпидемиологической ситуации в мире, которую отслеживают Центры по контролю и профилактике заболеваний США (CDC), представляя их в качестве косвенного подтверждения своих доводов.

Ниже разбираем утверждения Айнура Курманова в деталях.

Утверждение: Первая вспышка кори, как и эпидемии менингита год назад, была отмечена в Алматы и Алматинской области, где и расположена референт-лаборатория с дорогостоящим оборудованием за 130 миллионов долларов двойного назначения. Вот как раз оттуда корь, а до этого и менингит, и попали в Астану и отдаленные области и аулы страны.

Айнур Курманов

Вердикт: Ложь

Первый случай кори (в той вспышке, о которой говорит Курманов) был зарегистрирован в Акмолинской области в апреле 2018 года, и лишь спустя пять месяцев случаи заболевания начали регистрировать в Алматы. При этом вспышка кори в Казахстане является частью мировой вспышки: в начале 2019 года заболевших регистрировали уже во всех регионах республики. Не существует никаких не то что доказательств, но даже и свидетельств в пользу того, что корь могла «попасть» в регионы страны из ЦРЛ.

Слухи о причастности лаборатории к росту заболеваемости менингитом в 2018 году опровергал еще бывший министр здравоохранения Елжан Биртанов. Он, в частности, отмечал, что штаммы менингита не подлежат хранению в ЦРЛ, и «никаких случаев утечки из этой референс-лаборатории нет и не было». Все открытые данные подтверждают заявление Биртанова.

Журналист Вадим Борейко в своем собственном расследовании сюжетов вокруг деятельности ЦРЛ независимо продемонстрировал несостоятельность аргументов о причастности биолаборатории к вспышкам бруцеллеза, конго-крымской геморрагической лихорадки и коронавируса на территории Казахстана.

Утверждение: Мы все находимся в зоне отложенной по времени биологической и экологической катастрофы, превратились в один большой полигон по разработке на нас же и местной фауне новых патогенов.

Айнур Курманов

Вердикт: Ложь

Лаборатория достаточно открыта не только в плане документации, но и в плане посещений для СМИ. Также ННЦООИ им. М. Айкимбаева выпускает собственный профильный научный журнал. Данные, которые хотя бы косвенно подтверждали разработки двойного назначения в ЦРЛ, в открытых источниках отсутствуют.

В Национальном научном центре особо опасных инфекций им. М. Айкимбаева раз за разом вынуждены заявлять, что «не осуществляют научные тематические разработки, которые имели бы двойное назначение» (биооружие). В ноябре 2021 года ведущий научный сотрудник центра в интервью для Stopfake.kz объяснял как устроена работа ЦРЛ: «Все научные тематики проходят обязательное утверждение. Ни одна научная тематика не будет утверждена без оценки риска проведения исследования двойного назначения». 

В 2020 году заявление по этому поводу выпустило и министерство иностранных дел: «Любая работа, которая проводится в ЦРЛ, находится под контролем министерств здравоохранения, образования и науки, сельского хозяйства РК <…> Ответственно заявляем, что в Казахстане не ведутся никакие разработки биологического оружия, не проводятся исследования против других государств».

Напомним, что Казахстан является участником Конвенции о запрещении бактериологического и токсинного оружия и ежегодно предоставляет добровольные отчеты в её рамках, а ЦРЛ открыта для посещения международных инспекций, как и другие подобные лаборатории в Казахстане, Грузии и Украине (до войны).

Утверждение: Казахстанские власти пытаются сейчас рассказать нам, что эти штаммы кори «Dublin» и «Kabul» попали в страну в результате иммиграции, то есть из-за массового приезда зараженных граждан Украины. Но это просто смешно! Откуда в отдаленных аулах Атырауской, Мангистауской, Туркестанской, Алматинской и Акмолинской областей украинцы?

Айнур Курманов

Вердикт: Манипуляция

«Завоз ранее не циркулировавших штаммов вируса кори [на территорию Казахстана] подтвержден генетическими исследованиями, проведенными на базе референс-лаборатории по контролю за вирусными инфекциями Научно-практического центра санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга», — сообщила редакции FactCheck.kz руководитель управления контроля за вакциноуправляемыми инфекциями комитета санитарно-эпидемиологического контроля министерства здравоохранения Нуршай Азимбаева. 

В Казахстане штамм В3 (те самые генетические линии Dublin и Kabul) начал активно циркулировать с конца 2018 года и продолжал циркулировать в течение всего 2019 года, определив характер вспышки. Кроме этого варианта вируса кори в республике тогда же был выделен и штамм D8. Анализ именно его генетических линий («MVs/ FrankfurtMain.DEU/17.11/», «MVs/Osaka.JPN/29.15/», «MVs/Girsomnath.IND/42.16/») показал, что корь завезена на территорию республики из-за границы, так как ранее они здесь не циркулировали.

Как кори (пусть и частью завезенной) удалось проникнуть в самые отдаленные аулы республики? Для этого совершенно не обязательно, чтобы зараженные граждане Украины или других сопредельных государств приезжали в нашу глубинку. В этой связи целесообразно напомнить о традиционно высокой межрегиональной и межобластной мобильности граждан, которая могла способствовать быстрому распространению кори.

Нуршай Азимбаева добавляет: «Контагиозность [инфекции] составляет 90%, то есть каждый больной заражает 9 из 10 контактировавших с ним неиммунных к кори людей. При существующей глобализации и росте миграции населения понятие отдаленности населенных пунктов условное, и для распространения вирусов не существует никаких препятствий». 

Утверждение: Старые прививки вообще малоэффективны и не могли защитить от «украинской» кори.

Айнур Курманов

Вердикт: Ложь

Для снижения заболеваемости корью с 1 апреля 2019 года в Казахстане была проведена дополнительная иммунизация вакциной против кори, краснухи и паротита детей в возрасте 9-10 месяцев, медработников, а также продолжена вакцинация контактных в очагах кори. В результате уже в августе заболеваемость корью в сравнении с мартом снизилась в 3,5 раза (с 1 524 до 431 случая). 

В сентябре 2019 года также дополнительно вакцинировали молодых людей в возрасте от 20 до 29 лет, потому что именно на эту категорию приходился наибольший удельный вес заболевших.

Отметим, что молодые казахстанцы, родившиеся до 1999 года, не получали вторую дозу противокоревой вакцины, что могло отразиться на наличии у них стойкого иммунитета к инфекции.

Продолжение плановой иммунизации детей против кори в сочетании с кампанией массовой иммунизации позволили взять инфекцию под контроль: заболеваемость корью в 2020 году в сравнении с 2019 годом снизилась в 4,2 раза (с 13 326 до 3 270 случаев). В 2021 году в Казахстане было зафиксировано всего два случая кори.

В республике с 2003 года для профилактики кори, паротита и краснухи используется комбинированная вакцина производства Serum Institute of India Ltd. Препарат содержит живые аттенуированные штаммы вируса кори Эдмонстон-Загреб, которые используются с 60-х годов прошлого века и относятся к генотипу А. 

ВОЗ подчеркивает, что коревая вакцина одинаково хорошо защищает от всех генотипов диких вирусов кори. Разбирая мифы о кори, мы уже писали, что биологическое значение различий в геномах диких штаммов неизвестно, и нет никаких доказательств, что они как-то влияют на механизмы передачи вируса или способность заражать человека.

Утверждение: Именно на примере этой заразной болезни, модифицированной в военных американских лабораториях, отрабатываются сейчас за океаном механизмы распространения более опасных заболеваний на территориях бывших республик Советского Союза – Украине, Грузии и Казахстане.

Айнур Курманов

Вердикт: Ложь

Нет никаких убедительных открытых свидетельств того, что в ЦРЛ когда-либо работали над модификацией (или даже просто исследованиями) вируса кори. Основным назначением алматинской биолаборатории является повышение технологических и методологических возможностей контроля особо опасных инфекций. К ним относятся в первую очередь сибирская язва, туляремия, конго-крымская геморрагическая лихорадка, геморрагическая лихорадка с почечным синдромом, бешенство, листериоз, лептоспироз, бруцеллез и некоторые другие. 

О том, что корь не является предметом тщательного исследования в Национальном научном центре особо опасных инфекций им. М. Айкимбаева, говорит и тот факт, что в архиве журнала центра с 2003 по 2020 годы мы не обнаружили ни одной научной статьи, посвященной этому вирусу.

Глава научного центра Токтасын Ерубаев в интервью для Forbes в мае 2020 года отмечал, что до пандемии коронавируса его подчиненные «в основном занимались бактериальными инфекциями — чумой, холерой, сибирской язвой, из вирусов плотно работали лишь с конго-крымской геморрагической лихорадкой». К слову, для работы именно с вирусами планируется построить новую биолабораторию более высокого уровня безопасности (о проекте этой лаборатории мы готовим отдельный материал). 

В министерстве здравоохранения пояснили, что отслеживанием циркуляции вируса кори и его генетической изменчивости, выявлением эндемичных штаммов, подтверждением прекращения их циркуляции, дифференцированием завозных случаев в Казахстане занимается другая лаборатория — Научно-практического центра санитарно-эпидемиологической экспертизы и мониторинга. Во время вспышки в 2019 году именно здесь проводились серологические исследования кори, ретестирование для внешней оценки качества и достоверности результатов лабораторных исследований, а также командировки в региональные лаборатории с целью оценки качества проводимых исследований на месте.

Утверждение: CDC выпустил специальное предупреждение об опасности заболеть корью и включил Казахстан в список стран, где существует биологическая угроза для американских граждан. Этот центр даже присвоил своему предупреждению зеленый цвет уровня угрозы <…> Фактически, это косвенно доказывает причастность США к распространению этой массовой эпидемии кори.

Айнур Курманов

Вердикт: Манипуляция

В феврале 2019 года CDC в связи со вспышкой кори действительно опубликовал предупреждение для путешественников, отправляющихся в Казахстан. Предупреждение имело «зеленый» цвет и на данный момент удалено с сайта, потому что потеряло свою актуальность. «Зеленый» цвет предупреждения означает, что выезжающим в ту или иную страну следует придерживаться «обычных мер предосторожности» (например, проверить наличие и актуальность всех рекомендованных вакцин).

Следуя логике автора заявления, США в данный момент якобы подтверждают свою причастность к вспышке брюшного тифа в Пакистане, малярии в Бурунди, собачьего бешенства на Гаити, обезьяньей оспы в Нигерии, кори в Афганистане, желтой лихорадки в Гане и извержению вулкана в Индонезии, так как именно об этих ситуациях предупреждают выезжающих за рубеж граждан.

Кстати, США — не единственная страна мира, в которой принято предупреждать граждан об эпидемических угрозах при выезде. Кроме CDC подобной работой в публичном пространстве занимается ECDC (Европейский центр профилактики и контроля заболеваний), Роспотребнадзор, NHS (Национальная служба здравоохранения Великобритании) и др. В Казахстане предупреждения для туристов публикует, например, комитет индустрии туризма министерства культуры и спорта.

Читайте также: Была ли атакована биолаборатория в Алматы в январе 2022 года?

Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!
Маргарита Бочарова
Журналист-аналитик. Магистр социальных наук