Мифы о кори и вакцинации против нее. Часть II

Вспышка кори, которая пришлась на 2018-2019 годы, затронула почти 10 тысяч казахстанских детей. По словам министра здравоохранения Елжана Биртанова, больше 80% из них не были привиты. Отказ родителей прививать детей, надо думать, частично обусловлен недоверием к вакцинам, которое всячески подогревают конспирологи и блогеры. 

Одним из них на русскоязычном пространстве является израильский блогер с псевдонимом Антон Амантонио. В начале 2020 года российское издательство АСТ выпустило антинаучную книгу о «мифах вакцинации» под его авторством, однако из-за последующей критики она была снята с продажи. FactCheck.kz уже разбирал популярные мифы о кори и вакцинации против нее, и на этот раз по просьбе одного из наших читателей, критически относящегося к массовой вакцинации, решил проанализировать некоторые тезисы Антона Амантонио по этому вопросу. 

До результатов проверки стоит обозначить одну из главных характеристик постов Амантонио: огромное количество ссылок на исследования 60-70-летней давности, на отозванные статьи; статьи, авторы которых замечены в конфликте интересов, перемежаются с редкими ссылками на доказательные статьи о пользе вакцинации. Таким образом создаётся впечатление глубокого анализа, однако это то, что в научной среде называют подгонкой фактов под концепцию. Так, например, в качестве доказательства необходимости отказа от прививок от кори/краснухи/паротита приводится масса ссылок на статьи, ассоциирующие (то есть не доказывающие!) естественный иммунитет переболевших корью/краснухой в детстве с низкими рисками развития некоторых видов рака. При этом, на 90-100 ссылок приходится от пяти до десяти утверждений самого Амантонио, на которые ссылаются противники вакцинации. Их мы и разбираем в этом материале.

Утверждение: Безопасность прививки от кори не установлена для младенцев до года, для них она неэффективна

Вердикт: Ложь

По данным ВОЗ, неудачи при вакцинации детей в возрасте 9 месяцев наблюдаются лишь у 10-15% вакцинированных. Средняя эффективность одной дозы коревой вакцины, введенной в возрасте 9-11 месяцев, составляет 84%.

ВОЗ настоятельно рекомендует вводить первую дозу коревой вакцины детям в возрасте 9 месяцев в тех странах, где идет передача, и риск смертности от кори среди детей остается высоким.

Первичная вакцинация младенцев в возрасте 6 месяцев или раньше действительно часто приводит к неудаче в силу «незрелости» иммунной системы и наличия нейтрализующих материнских антител, однако в ряде исключительных случаев ее введение в 6-месячном возрасте все же оправдано.

Из позиционного документа ВОЗ по коревым вакцинам, 2017

ВОЗ подчеркивает, что имеющиеся данные о безопасности коревых вакцин, содержащих краснушный и паротитный компоненты (такая комбинированная вакцина применяется в Казахстане), свидетельствуют в пользу их использования, начиная с 6-месячного возраста.  

Утверждение: Поскольку корь очень заразна, коллективный иммунитет для нее не работает несмотря на очень высокий охват вакцинации

Вердикт: Ложь

В качестве доказательств этого утверждения противники вакцинации, как правило, приводят многочисленные статьи о вспышках кори в полностью или почти полностью привитых коллективах. Рассмотрим один из таких задокументированных случаев (США, Массачусетс, 1984 год), чтобы продемонстрировать, как при желании можно манипулировать научными данными.

Как об этом рассказывают противники вакцинации: В школе, где 98% учеников были привиты от кори, произошла вспышка заболевания. Опасная инфекция была обнаружена у 27 человек, 19 из которых были полностью привиты. То есть доля привитых среди заболевших составила 70%! О какой эффективности вакцины можно говорить?

Как стоит анализировать ситуацию на самом деле: В школе числится 2098 студентов, из них 98% 2056 человек привиты против кори. 42 ученика не привиты. Среди привитых заболели 19 человек, то есть 0,9%. Среди непривитых заболели 8 человек, то есть 19%.

Теперь рассчитываем коэффициент эпидемиологической эффективности вакцины, используя формулу: [(Б-А)/Б]*100% (где А – заболеваемость в группе привитых; Б – заболеваемость в группе непривитых). В данном случае он составляет 95%. Это свидетельствует о том, что вакцина от кори с очень большой вероятностью защищает привитых от заболевания. 

Утверждение: У детей, привитых от кори, повышается восприимчивость к инфекциям и риск развития фебрильных судорог. Они чаще страдают от астмы, экземы, энцефалопатии, асептического менингита

Вердикт: Манипуляция

В ходе метаанализа 138 научных исследований (на 23,5 млн детей) ученые, изучавшие побочные эффекты от введения комбинированной вакцины против кори, краснухи и паротита, выяснили: вакцинация НЕ ассоциирована с развитием энцефалопатии, диабета I типа, астмы, экземы, поллиноза, лейкоза, рассеянного склероза, бактериальных или вирусных инфекций.

При этом применение комбинированной вакцины действительно ассоциировано с развитием асептического менингита и фебрильных судорог, но не из-за коревого компонента. Риски развития этих состояний увеличивают некоторые (!) штаммы паротитного компонента в вакцинах. 

Утверждение: Вирус кори мутирует, поэтому привитые заболевают

Вердикт: Ложь

Сегодня ученым достоверно известно, что существует несколько разных линий вирусов кори дикого типа. ВОЗ даже создала глобальную базу данных, где представлены 24 генотипа вируса.

Всемирное распространение генотипов вируса кори (2014–2015 гг.)

«Биологическое значение различий в геномах диких штаммов неизвестно, и нет никаких доказательств, что они как-то влияют на механизмы передачи вирусов или вирулентность (способность заражать организм человека).

Иными словами, иммунитет, выработанный с помощью вакцинации* от кори или в результате перенесения заболевания, защищает от всех штаммов вируса, независимо от их происхождения», пишут авторы исследования кори на «Биомолекуле».

*Все вакцинные штаммы кори относятся к генотипу А

Утверждение: Корь всегда была цикличной болезнью, даже в допрививочные времена, поэтому СМИ напрасно нагнетают страх, заставляя граждан прививаться

Вердикт: Манипуляция

До начала вакцинации для кори действительно были характерны эпидемические циклы: каждые 2-3 года медики фиксировали очередную вспышку. После начала массовой иммунизации в 1960-х годах заболеваемость корью значительно снизилась (в США, например, на более чем 95%).

При этом ВОЗ отмечает: по мере снижения заболеваемости межэпидемические периоды становятся длиннее, и циклический паттерн в конечном счете может вовсе исчезнуть. История регистрации случаев кори в Англии и Уэльсе за 55 лет убедительно демонстрирует эту закономерность.

Амантонио манипулирует данными, используя удобный для иллюстрации период времени с 2008 по 2016 годы, игнорируя данные до начала и в самом начале массовой вакцинации, когда случаи кори в Европе и США исчислялись отнюдь не десятками, сотнями или тысячами, а сотнями тысяч случаев. Ниже — график, иллюстрирующий количество зарегистрированных случаев кори в США с 1954 по 2008 годы (вакцинация против кори была введена в США в 1963 году).

Такие позитивные результаты, достигнутые вакцинацией, позволили мировому сообществу надеяться не просто на исчезновение цикличности, а на искоренение кори в принципе. Используя математические модели, ученые демонстрировали, как достичь этой цели при помощи рутинной вакцинации и иммунизации особо уязвимых групп населения. 

К сожалению, несмотря на старания корь по-прежнему уносит много жизней (140 тыс человек умерли от кори в 2018 году, большинство дети до пяти лет). И эпидемиологи не склонны объяснять ежегодно растущие цифры заболеваемости и смертности цикличностью опасной инфекции. Основными факторами являются отказ родителей от вакцинации (к чему это привело в Самоа), снижение доступности вакцин, рост миграционных потоков. 

Утверждение: Вирус кори после прививки на протяжении многих дней можно обнаружить в крови, моче и дыхательных путях привитого ребенка

Вердикт: Манипуляция

Противники вакцинации указывают на исследования (например, такие), где авторы описывают единичные случаи обнаружения вакцинного штамма вируса кори или его РНК в организме привитого ребенка спустя разное время после вакцинации. «Неизвестно, насколько такие случаи заразны», — сообщают они, очевидно намекая на потенциальную опасность.

Ученые — авторы вышеупомянутой научной работы — формулируют вывод по-другому: «Клиническая значимость обнаружения вакцинного вируса или его РНК в разных частях тела, если таковые имеются, остается неясной». ВОЗ в этой связи особо подчеркивает: «Передача вакцинных штаммов вируса от человека к человеку не зарегистрирована».

Утверждение: Вероятность умереть после прививки в тысячи раз выше чем вероятность умереть от кори

Вердикт: Ложь

В данном случае противники вакцинации указывают на вероятность развития якобы после прививки (как, впрочем, и после перенесенной кори) такого редкого — часто смертельного — осложнения как подострый склерозирующий панэнцефалит (SSPE).

ВОЗ подчеркивает, что SSPE развивается через несколько лет после перенесенной инфекции у одного человека на 10 000-100 000 случаев кори. И хотя механизм развития связанного с корью SSPE до сих пор изучен не полностью, эпидемиологам известно: прививка от кори однозначно не является причиной развития панэнцефалита.

«Для ситуаций, когда SSPE развивается у вакцинированных лиц, ранее не болевших корью, имеющиеся данные указывают на то, что причиной панэнцефалита является естественная инфекция кори, а не вакцина», — поясняют в ВОЗ. При этом на сегодня прививка от кори является единственным эффективным способом снижения риска развития SSPE.

Летальные исходы после введения вакцины против кори могут иметь место лишь в результате нарушения чёткого соблюдения рекомендаций производителей относительно хранения, разведения и введения коревых вакцин, а также в случае вакцинации лиц с серьёзным нарушением иммунитета (включая страдающих от ВИЧ-инфекции).

Добавим, что указывая на «тысячи» ежегодных смертей после вакцинации от кори, Амантонио опирается на непроверенные данные VAERS, произвольно умножая (!) их на 10 и на 100.

Маргарита Бочарова
Журналист-аналитик. Магистр социальных наук