Фактчекинговая неделя: китайский ислам, Путин и обидный заголовок

Уходящая неделя была полна событиями. Журналист и медиакритик Сергей Ким подготовил обзор СМИ и фактов, которые привлекли внимание редакции и, возможно, заинтересуют и вас. 

Фейк о массовом принятии ислама китайцами и коронавирусе 

Начнём с коронавируса и нового фейка. Factcheck.kz разобрался с дезинформацией о массовом принятии ислама китайцами, которые, якобы, поняли, что зараза не берёт обращённых в веру. Фальшивка распространяется в мессенджерах и состоит из двух частей: видео, на котором молятся десятки людей, и текста о том, что ислам приняли 20 миллионов китайцев после выяснения подробностей о сверхъестественном иммунитете. Толепберген Маликов выяснил, что видео исполнилось уже больше полугода и объяснил, где оно было снято, кем и какое событие изображает. Конечно же, никакого отношения к написанному в рассылке ролик не имеет. Случай интересен тем, что сочетает сразу два «фейкодельных» тренда: коронавирусный апокалипсис и «китайское религиозное прозрение».  

Вирус «Ухань-400»

Фактчекеры разнесли в пух и прах стремительно распространяющуюся в Сети догадку о «пророчестве» американского писателя-фантаста Дина Кунца, который якобы предсказал появление Covid-19.

В своей книге Кунц упоминает вирус «Ухань-400», что поразило многих впечатлительных пользователей Сети. Украинские авторы из издания «НВ» и сотрудники старого фактчекерского интернет-ресурса Snopes выяснили, что в первом издании книги вирус назывался «Горки-400», и согласно художественному замыслу был создан в бактериологической лаборатории в России. Впрочем, позже российский вирус в книге заменил китайский с примечательным названием. «Ухань-400» появляется в переиздании фантастического романа в 2008 году. Что заставило автора либо издательство внести такие коррективы в сюжет — неизвестно, отмечает Snopes. Но мы-то может высказать свои догадки: наверняка писатель, перерабатывая свой старый роман, столкнулся с неудобной реальностью — «империя зла» давным-давно распалась, а найти новый «источник угрозы» надо было. Но вот что заставило его выбрать именно Ухань, пусть и со второй попытки? Стоит над этим задуматься, и уже кажется: доводы разоблачителей не такие уж крепкие (ирония). 

Путин и МГУ 

Любопытная публикация появилась в российских «Ведомостях». В МГУ им. Ломоносова до конца года появится Институт перспективных исследований проблем искусственного интеллекта и интеллектуальных систем. Об этом говорится в презентации на заседании Учёного совета ректора Виктора Садовничего. Издание заинтересовали инициалы будущего руководителя института — «К. В. Тихонова». Журналисты обратились к источникам и выяснили, что речь идёт о гендиректоре фонда «Национальное интеллектуальное развитие» Катерине Тихоновой. Информация кажется совершенно обыденной, но только на первый взгляд: ранее Reuters и Bloomberg называли Тихонову младшей дочерью президента Владимира Путина! Правда, и здесь какая-то завеса тайны: Reuters в публикации от 2015 года в том числе ссылается на «один из высокопоставленных российских источников», а Bloomberg в публикации того же года, на «четырех человек, знакомых с этим вопросом». При этом, российское издание «Ведомости», как вы уже заметили, ссылается, в свою очередь, на эти иностранные СМИ (будто не имея в стране своих источников). Любопытно, не правда ли?

Другая дочь 

28 февраля вышел репортаж российской «Новой газеты» из Парижа, где прошёл показ модной коллекции Айшат Кадыровой. Интересно, что обозреватель Юрий Сафронов написал о показе, по сути, на нём не побывав — он мог только ловить на выходе гостей, приглашённых на мероприятие. Но ирония, которой автор приправляет свой рассказ очевидца, вкупе с шармом иносказания позволяют читателю не горевать по поводу отсутствия репортёрских глаз в непосредственной близости от подиума. Притянуты ли за уши воспоминания об Анне Политковской в конце материала, судить вам, да и, вообще, любая работа с сильным авторским началом может не понравиться с самых первых строк. Но я всё-таки предлагаю почитать и оценить манеру репортёрской работы Сафронова, который, кстати, написал «о моде» впервые. Привожу этот аналитический репортаж для того, что он как яркий образчик жанра заставляет задуматься над природой факта, мнения и их взаимосвязи. 

Журналисты из пекинского бюро против «больного человека Азии»

После паузы вновь немного о Китае. Весьма неожиданное развитие получила история с заголовком The Wall Street Journal. Всё началось с того, что Уолтер Рассел Мид, автор публикуемой изданием колонки, озаглавил свои размышления о китайской экономике на фоне вспышки коронавируса вот так: «Китай — больной человек Азии». Власти Поднебесной обиделись и в ответ лишили аккредитации трёх журналистов пекинского бюро WSJ. А спустя несколько дней выяснилось, что другие сотрудники из китайского подразделения издания просят своё руководство извиниться, так как «речь идёт об ошибочном выборе заголовка, который глубоко оскорбителен для многих людей, и не только в Китае». Руководство извиняться не захотело. Но случай интересен не из-за обмена мнениями сотрудников большой компании. Показательно, что обычный казахстанский читатель не способен навскидку оценить адекватность той или иной стороны публичного диалога. Мы просто плохо знакомы с публицистическим штампом «больной человек Европы» (из которого родился и «больной человек Азии»). Более того, нам (неполитологам и неисторикам) неизвестна традиция и история его употребления, а значит, мы лишены понимания коннотаций, которыми обросло устойчивое выражение за почти два века с момента появления. К чему я веду? Иногда событие это многослойный пирог. И предполагает заглядывание внутрь его подгоревшей корочки. Сам конфликт описывал The Washington Post.

Сергей Ким
Журналист, медиакритик, фотограф. Работал на телевидении и радио, сотрудничал с проектом «Радиоточка» до его закрытия в 2017 году. Возглавлял алматинскую редакцию проекта «Спутник-Казахстан», ведёт колонку медиакритики для проекта NewReporter.org