5 причин эффективности полового просвещения против сексуальных домогательств

В 2020 году интернет-пользователи активно обсуждали и осуждали новый казахстанский кодекс о здоровье народа, проект которого предполагал возможность получения детьми информации «о правильном сексуальном поведении». Противники этой нормы настаивали, что секспросвет в школах грозит «растлением молодого поколения, уничтожением основ нравственности и порядочности», и добились исключения пункта из итогового документа.

Авторы FactCheck.kz уже опровергали аргументы о вреде включения этой дисциплины в школьную программу и подробно разбирали разработанное ЮНЕСКО руководство по половому просвещению, которое часто используется для спекуляций на чувствительную тему. Обилие мифов вокруг полового просвещения препятствует пониманию важности его внедрения в школах. О том, какую роль оно играет в предотвращении случаев сексуальных домогательств, мы поговорили с экспертами.

Всестороннее половое просвещение учит навыкам распознавания насилия

По мировой статистике, дети и подростки чаще всего становятся жертвами сексуального насилия со стороны знакомых членов семьи, родственников, друзей семьи или других авторитетных взрослых, подчеркивает ЮНИСЕФ. «В нашей культуре мы очень гордимся почитанием старших и зачастую учим детей беспрекословно подчиняться взрослым, а иное воспринимается как неуважение и плохое воспитание. Я убеждена, что таким образом мы сами забираем у детей инструмент для защиты себя от домогательств и прочих форм насилия», — говорит Карлыгаш Кабатова, исследовательница и основательница UyatEmes.kz.

В результате, поясняет эксперт, ребенок может и не понять, что никто не должен прикасаться к его гениталиям: «У нас ведь без согласия детей их и так тискают, обнимают, целуют, а у мальчиков так вообще “просят апщу”, прикасаясь к паху». Между тем, одна из задач полового просвещения — научить ребенка «правилу нижнего белья». Оно не только учит тому, что ребенка не должны касаться в тех местах, которые обычно закрыты нижним бельем, но и объясняет разницу между подходящими и неподходящими прикосновениями, хорошими и плохими тайнами.

Благодаря половому просвещению ребенок знает, как описать случившееся, если оно имело признаки сексуального насилия

Современные родители все еще редко называют гениталии своими именами. Придумывая им иносказательные определения, взрослые фактически дают понять детям, что речь идет о чем-то стыдном и неприличном. В результате ребенок, если подвергался домогательствам, не сможет объяснить, где и как его трогали, и, скорее всего, вообще промолчит о случившемся. «Мы не учим детей говорить “пенис”, “вульва”, “анус”, а ведь, если они, например, даже просто поранились во время игры, им легче будет объяснить, где у них болит. Называние всех частей тела правильно и нейтрально — это тоже часть полового просвещения», — подчеркивает Кабатова.

Правильное называние частей тела может уберечь ребенка от того, чтобы стать жертвой преступления против половой неприкосновенности. Еще в середине 90-х исследователи выяснили, что преступники избегают детей, которые знают, как называются их половые органы. Слова таких детей с большой вероятностью будут приняты всерьез. Кроме этого, правильные обозначения гениталий помогают детям, в конечном счете, принять свое тело и сформировать нормальное отношение к сексуальности, пишет «Купрум». 

Комплексное сексуальное образование формирует нетерпимость по отношению к насильникам и абьюзерам

Казахстанское общество склонно перекладывать ответственность за совершенное насилие или домогательство на человека, который это насилие или домогательство пережил, отмечает Камила Туякбаева, тренер сети Y-PEER QAZAQSTAN по вопросам сексуального и репродуктивного здоровья. Не последнюю роль в этом, к слову, играют популярные отечественные СМИ, поощряющие виктимблейминг. Половое просвещение, по словам Туякбаевой, «помогает молодым людям определять свою сторону в отношении насильников».

Сексуальное образование призвано донести (особенно до мужчин), что насилие совершать нельзя, что в насилии всегда виноват насильник, что объединяться через агрессивную сексуальность или сексуальные завоевания чревато ростом уровня насилия. При этом исследователи подчеркивают, что речь должна идти о всестороннем половом просвещении — подход, пропагандирующий воздержание, НЕ способствует формированию нулевой терпимости к проявлением сексизма. «В обществе же, где насилие и домогательства порицаются, насильники или абьюзеры менее склонны совершать такие поступки», — напоминает Туякбаева. 

Половое просвещение пропагандирует гендерное равенство и взаимоуважение

Сексуальное образование поднимает вопрос гендерного равенства на должный уровень и воспитывает молодых людей в духе толерантности, отмечает тренер по вопросам сексуального и репродуктивного здоровья. Карлыгаш Кабатова объясняет, почему это важно: «Обсуждая разные ситуации, парни и девушки представляют себя в них и отыгрывают, “меняются местами”, “очеловечивают” друг друга, развивают эмпатию. То есть они уже видят друг в друге людей, а не исполнителей гендерных ролей». И здесь в дело вступает один из главных концептов полового просвещения — необходимость достижения согласия на половые отношения.

В последние годы значимость этой идеи в контексте сексуального образования многократно возросла — как раз на фоне повышения настороженности общества в отношении сексуальных домогательств. В Австралии школьницы самостоятельно инициировали петицию за более раннее включение темы согласия в программу полового просвещения. Специалисты считают, что согласие должно восприниматься шире нежели способ избежать проблем с законом — оно также про заботу и уважение окружающих людей.

Раскрытие позитивных аспектов интимных отношений формирует правильные представления о сексуальном здоровье и безопасности

Дополнив нарратив полового просвещения рассказом о приятной стороне интимной близости и отношений, можно повысить интерес молодых людей к образованию в этой сфере. Еще более важно, что разговоры об удовольствии, радости и других причинах, по которым люди могут хотеть заниматься сексом, помогают учащимся понять, что такое здоровая сексуальность. В отсутствие полового просвещения в школах подростки в этих вопросах вынуждены полагаться на то, что слышат от сверстников и читают в социальных сетях. 

Зачастую эта информация не имеет никакого отношения к реальности: например, представление о том, что «настоящему» мужчине нужно много секса, а «хорошая» женщина хороша именно своей целомудренностью. Еще более опасный стереотип можно описать так: сексуальную близость всегда инициирует мужчина, а роль женщины заключается в том, чтобы доставить ему удовольствие. Выходит, то, как в массовой культуре говорят о сексе (почти никогда не упоминая женское удовольствие), предполагает, что для девушек отсутствие какого-либо удовлетворения в процессе вполне ожидаемо.

P.S. Сексуальные домогательства  — комплексный вопрос, решение которого, конечно, не достижимо при помощи лишь пропаганды и внедрения в школьную программу полового просвещения. Здесь нужно использовать три элемента: образование (сексуальное просвещение), правоприменение (налаженные стандартные операционные процедуры и законодательство) и инжиниринг (создание условий, в которых жертва домогательства или насилия может об этом заявить, а насильника / агрессора будет преследовать правосудие), заключает Камила Туякбаева.

Информация подготовлена в рамках проекта «Формирование общественного сознания о недопустимости и нетерпимости сексуальных домогательств в отношении женщин и девочек», который реализует Международный центр журналистики MediaNet при поддержке CFLI (Canada Fund for Local Initiatives).

Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!
Маргарита Бочарова
Журналист-аналитик. Магистр социальных наук