«Пациент 31»: уроки Южной Кореи для Центральной Азии

Коронавирус COVID-19 добрался до Казахстана и Узбекистана и пока количество заражённых не превышает и десятка в РК (по информации на 16 марта) и шести в Узбекистане. Но опыт, накопленный столкнувшимся с угрозой человечеством, гласит: безответственные действия даже одного человека могут привести к большим последствиям. История «пациента 31» из Южной Кореи — пример плохого «эффекта бабочки» и хороший урок для многих. 

Гром не грянет…

Вести облетели мировые СМИ в прошлом месяце: «коронавирусная кривая» в Южной Корее резко взлетела с 31 доказанного случая 18 февраля до 760 случаев 24 февраля, причём в половине из них заражёнными оказались члены религиозной группы.

Вспышка последовала после церемонии отпевания и похорон одного из основателей церкви Синчхонджи, длившихся два дня, с 31 января по 2 февраля. В одном помещении отправляли ритуал около тысячи человек, которые сидели вплотную друг к другу прямо на полу, и это было прекрасным условием для распространения вируса.

Власти начали масштабную кампанию по диагностированию болезни, но сталкивались с проблемой: сектанты, по всей видимости, неохотно шли на контакт, и сотни их продолжали гулять по корейским улицам (к 21 февраля власти не могли наладить связь с семью сотнями человек). Впрочем, к началу марта власти обследовали, либо опросили всех 230 тысяч членов секты, но реакция уже была запущена.

В стране масштабы бедствия росли снежным комом: к 1 марта страна вышла на второе место после Китая по количеству заражённых (3736 случаев, половина из которых члены секты). 4 марта в стране было зафиксировано уже более 5 тысяч больных, 9 марта — 7,5 тысяч

Пациент 31

Но почему несчастье постигло именно секту Синчхонджи? Власти Южной Кореи говорят о 61-летней женщине, известной как «пациент 31» (она была 31-м заразившимся жителем страны до лавинообразного роста случаев), считается связующим звеном между многими сектантами, подцепившими коронавирус. 

По данным The New York Times, 7 февраля женщина зарегистрировалась в одной из больниц города Тэгу после небольшого ДТП. На следующий день она пожаловалась на боль в горле, что не помешало ей (уже на другой день, в воскресенье) посетить церковную службу Синчхонджи. В понедельник у женщины поднялась температура и пациентка осталась в больнице. Но вот наступили выходные, и в новое воскресенье религиозная кореянка ушла в «самоволку», чтобы побывать на церковной службе. Это был как раз тот день, когда тысяча сектантов собрались под одной крышей на траурной церемонии. Сообщается, что как минимум два раза до этого врачи рекомендовали женщине переехать в более крупную больницу для обследования на коронавирус. Но пациентка утверждала, что в последние месяцы не посещала Китай, а также не встречала носителей коронавируса.

Впрочем, уже в понедельник она почувствовала себя достаточно плохо, чтобы пройти тест, а во вторник болезнь подтвердилась. 

Последствия

Упрямость сектантов, не желавших первое время идти на контакт с властями, как и сам факт безответственного отношения одного из членов религиозного объединения к здоровью окружающих, стал поводом для всплеска ненавистнических высказываний в адрес церкви Синчхонджи. Как сообщает The Guardian, список членов секты ушёл в народ, и паства начала испытывать давление со стороны соотечественников. 

Как передаёт РБК, ещё в феврале  онлайн-петицию к властям Кореи с просьбой о принудительном роспуске «Синчхонджи» подписали более 200 тысяч человек (показатель на 23 февраля). 

«Причиной распространения нового коронавируса в городе Тэгу и провинции Северный Кёнсан является неэтичная догма Синчхонджи и отказ от сотрудничества с правительством», — поясняется в коллективной просьбе.

Впрочем, набрала солидное количество голосов и другая петиция. Более 1,3 миллионов человек выступили за отставку президента Мун Чжэ Ина. По сообщению «Коммерсанта», его обвиняют в неспособности реализовать эффективные меры по борьбе с эпидемией внутри страны и предотвращению распространения вируса с территории Китая.

«Глядя на то, какие меры предпринимает Мун Чжэ Ин в связи с “уханьской пневмонией”, можно предположить, что он не южнокорейский, а китайский президент»,— заявил один из авторов петиции. Критики главы государства не могут простить ему принятое решение в самый разгар эпидемии в Китае направить в соседнюю страну 3 миллиона масок, а также его нежелание полностью запретить китайцам въезд в Южную Корею. 

Удивительно ли, что быстро подкрепилось действиями властей общественное порицание, направленное в адрес секты? 1 марта власти Сеула подали в прокуратуру исковое заявление против 12 лидеров секты, которые подозреваются в убийстве, причинении вреда и нарушении закона по контролю за распространением инфекционных заболеваний. А уже на следующий день, по сообщению «Русской службы BBC», глава церкви Ли Ман Хи принес извинения народу за непреднамеренное распространение коронавируса. Во время пресс-конференции Ли Ман Хи сделал традиционный корейский глубокий поклон и опустился на колени. Насколько жест был оценён разгорячёнными корейцами — неизвестно.

Итог — тысячи заражённых из-за того, что одна пациентка сбежала из больницы помолиться. Чем не урок ответственности для всех нас?

Вы можете внести вклад в борьбу с дезинформацией: Для сохранения объективности, редакция Factcheck.kz, как правило, отказывается от рекламы и сохраняет независимость и принципиальную равноудаленность от государства, крупных компаний и политических лагерей — и именно ваша поддержка делает это возможным. Мы гарантируем рациональное планирование расходов. Народное финансирование позволяет проекту быть ещё более устойчивым и продолжать верификацию информации и проверку заявлений государственных деятелей, чиновников и экспертов.


Пожалуйста, выберите любую сумму



Или введите свою

Сергей Ким
Журналист, медиакритик, фотограф. Работал на телевидении и радио, сотрудничал с проектом «Радиоточка» до его закрытия в 2017 году. Возглавлял алматинскую редакцию проекта «Спутник-Казахстан», ведёт колонку медиакритики для проекта NewReporter.org