Ложь | Абаев о штрафах для изданий в Германии

Министр информации и общественного развития Даурен Абаев, комментируя поручение Нурсултана Назарбаева ужесточить наказание за клевету, высказался следующим образом:

«Сегодня это – общемировая тенденция, в том числе страны с так называемой продвинутой демократией. В той же Германии не так давно были приняты поправки, по которым за распространение ложной информации издание могут наказать на 50 миллионов евро»

Вердикт: Ложь

Во-первых, штрафы такого размера по закону в Германии касаются не изданий, а соцсетей. Во-вторых, сайты СМИ вообще не попадают под определение предмета данного закона.  В-третьих, допущена манипуляция, речь в упомянутом Абаевым законе идёт в первую очередь о противодействии призывам к ненависти, антиконституционным организациям и оскорблениям частных лиц. 

Кроме того, этот германский закон, обязавший, в частности, Facebook удалять «противоправный» контент в течение 24 часов, широко критиковался как внутри Европы, так и за её пределами, в том числе — «Репортёрами без границ», назвавшими его «моделью для репрессивных законов в других странах».

О чём вообще речь

О законе со сложным для произношения оригинальным названием Netzwerkdurchsetzungsgesetz — «Охрана прав в соцсетях», сокращённо — NetzDG. Закон обязывает соцсети в течение 24 часов после жалобы удалять контент, который не соответствует германскому законодательству, а именно законам о разжигании ненависти, отрицании Холокоста, оскорблении частных лиц, призывов к преступлениям и т.д.

Технологические гиганты были вынуждены исполнять положения этого закона и регулярно публикуют отчёты (особенно любопытны данные Google). Но выплачивать штрафы соцсети не торопятся, а сам закон регулярно критикуется политическими партиями и международными правозащитными организациями.

Представитель Human Rights Watch в феврале 2018 заявил, что (далее — цитата): 

  • «…два ключевых аспекта закона нарушают обязательства Германии в области соблюдения свободы слова. Во-первых, бремя ответственности за квалификацию высказываний третьих сторон возлагается на администраторов той или иной соцсети, причем последняя поставлена в условия, когда ей проще и выгоднее удалить сомнительный контент, чем разбираться с ним. Однозначно квалифицировать те или иные высказывания не всегда способен даже суд, поскольку это требует учета нюансов контекста, культуры и права. Компаниям же в условиях жестких временных рамок, которые даются на вынесение решения, и риска подвергнуться крупному штрафу нет большого резона в пограничных ситуациях трактовать сомнения в пользу свободы слова».
  • «… во-вторых, закон не предусматривает ни судебного контроля, ни судебной защиты на тот случай, если администрация соцсети, перестраховавшись, нарушит право человека на свободу слова или на доступ к информации. Такая ситуация чревата превращением крупных сетевых платформ в «неподконтрольные зоны», где правительство может чужими руками осуществлять цензуру без надзора со стороны судебной власти».

Впрочем, есть голоса и в защиту NetzDG — например, от специалистов из института Reuters, несмотря на то, что даже в докладе ООН закон был назван «карательным и способным подорвать свободу выражения в демократических обществах». (Доклад приводится ниже, указанный абзац располагается на 7 странице в п.16)

dokladUN

Справедливости ради отметим, что ответственность с соцсетей ООН снять не призывает. И как мы уже писали выше — издания, то есть СМИ и их сайты — не попадают под NetzDG.

Итог

Министр Абаев, говоря о борьбе с фейками, выдал в эфир фейк, а большинство СМИ распространили его, не перепроверив, и даже вынесли как одно из центральных утверждений. 

Впрочем, это уже не первый раз, когда профильный министр, мягко говоря, плавает в своём профиле.