Мнение: «Facebook должен активней блокировать мировых лидеров»

Кортни Радш, бывший директор правозащитного отдела в Комитете по защите журналистов, рассуждает о том, что такое свобода слова в современном мире, где находятся её границы и как публичность связана с ответственностью.

Courtney C. Radsch, PhD | JCPA
Кортни Радш

Я профессионально занимаюсь защитой свободы слова уже больше десяти лет. Именно поэтому я поддерживаю недавнее решение Наблюдательного совета компании Facebook сохранить в силе приостановку аккаунта 45-го президента США Дональда Трампа на этой платформе, а также новый протокол Facebook, согласно которому публичные фигуры могут быть заблокированы на срок до двух лет в периоды гражданских беспорядков. Более того, этой платформе следует пойти ещё дальше.

Трамп грубо использовал свою трибуну в социальных сетях для атак и запугивания СМИ, политических оппонентов и бывших политических союзников. Он использовал её для подрыва доверия к итогам президентских выборов 2020 года — значительная часть американцев до сих пор ставит под сомнение их результаты, несмотря на отсутствие каких-либо свидетельств массовых нарушений или фальсификаций. И он использовал её для распространения дезинформации во время пандемии Covid-19.

Иными словами, с помощью социальных сетей Трамп подрывал нормы и институты, которые лежат в основе функционирования представительной системы правления; одновременно он увеличивал число погибших от коронавируса в США. Для этого он использовал те самые формы агрессивного давления и риторики ненависти, которые запрещены платформами социальных сетей.

Да, долгие четыре года Трампу разрешалось подобное поведение, потому что платформы посчитали, что распространение его заявлений – какими бы ошибочными или опасными они ни были — отвечает интересам общества. Накануне президентских выборов 2016 года компания Facebook ввела такое исключение для материалов, «достойных новостей».

Однако здесь возникает порочный логический круг: мировые лидеры освобождаются от соблюдения стандартов сообщества, потому что их заявления «достойны новостей», но они становятся достойными новостей именно из-за их подстрекательского характера, нарушающего стандарты. В любом случае все мировые лидеры, а особенно президенты США, могут получить освещение в прессе в любой момент, как только им этого захочется; для этого им достаточно провести пресс-конференцию или выпустить пресс-релиз.

Приостановка аккаунтов Трампа в социальных сетях после того, как он подстрекал к мятежу на американском Капитолии 6 января, была, конечно, шагом в правильном направлении. В дальнейшем сеть Twitter сделала этот запрет перманентным. А Facebook оставил дверь для Трампа открытой: он ещё может вернуться на эту платформу.

trump banned
Gage Skidmore from Peoria, AZ, United States of America, CC BY-SA 2.0, via Wikimedia Commons

Наблюдательный совет Facebook поддержал приостановку аккаунта Трампа, но посчитал проблемой недостаточно определённый характер этого решения. По мнению совета, компания не должна придумывать правила на ходу; ей следует разработать «чёткие, необходимые и пропорциональные меры, укрепляющие общественную безопасность и уважающие свободу слова». Крайне важно, чтобы действия Facebook «были последовательными и соответствовали правилам, которые применяются к другим пользователям этой платформы».

Здесь Наблюдательный совет сильно ошибается. Да, целью должна быть последовательность. Но мировые лидеры не являются такими же пользователями, как любые другие, поэтому от них надо требовать соблюдения более высоких стандартов.

Дело в том, что они с намного большей лёгкостью могут подстрекать к насилию, чем обычный Джо или Джейн. Кроме того, многое из происходящего в социальных сетях часто бросает вызов существующим нормам. А в исключительных обстоятельствах нужно принимать исключительные решения.

В новых правилах Facebook это, по крайней мере, отчасти признаётся. Они гласят: «Наши стандартные ограничения могут оказаться непропорциональны нарушению или недостаточными для снижения риска дальнейшего вреда в случае с публичными фигурами, которые публикуют контент в ходе продолжающегося насилия или гражданских беспорядков».

Впрочем, эту логику надо применять гораздо шире. Трамп далеко не единственный мировой лидер, который использует платформы социальных сетей для подстрекательства и манипулирования общественным мнением с помощью таких инструментов, как компьютерная пропаганда и астротурфинг. Компания Facebook противодействует подобным нарушениям, например, в США, Южной Корее и Польше, но пока что она предпринимает мало (или вообще никаких) шагов в таких странах, как Ирак, Гондурас или Азербайджан.

Это различие неслучайно. Специалист по данным Софи Чжан недавно призналась, что за 2,5 года работы в Facebook она сталкивалась с «наглыми попыткам» злоупотребления этой платформой со стороны правительств десятков стран, которые стремились «ввести в заблуждение собственных граждан». Тем не менее компания Facebook неоднократно отказывалась предпринимать какие-либо действия. По мнению Чжан, «нас всё это просто не очень волновало, чтобы остановить их».

Помимо равнодушия, Facebook, возможно, старается защитить и свои бизнес-интересы. Вероятно, именно в этом причина того, что топ-менеджеры компании, как сообщается, защищали членов правящей в Индии «Бхаратия Джаната Парти» от наказаний за нарушение правил платформы, касающихся риторики ненависти. И даже тем режимам, которые блокируют доступ своего населения к Facebook, включая Китай, Иран и Уганду, позволяется использовать эту платформу в собственных целях.

Нежелание Facebook предпринимать меры против таких правительств приводит к печальным последствиям. Алекс Варофка, менеджер Facebook по продуктовой политике, заявил однажды, что его компания «улучшила систему проактивного выявления риторики ненависти» в Мьянме и начала предпринимать «более активные действия» против аккаунтов, «вводящих в заблуждение остальных пользователей по поводу того, кем эти аккаунты являются или чем занимаются на самом деле». Однако к этому моменту сеть Facebook уже посодействовала массовым зверствам против этнического меньшинства рохинджа, которые в основном являются мусульманами. И хотя в феврале из Facebook была удалена официальная страница армии Мьянмы за «подстрекательство к насилию», это было сделано уже после того, как военные свергли демократически избранное правительство страны.

Нравится вам это или нет, но Facebook обладает огромной властью. Во многих странах это одна из немногих альтернатив прогосударственным СМИ, доминирующим в национальных медиа-экосистемах. Для многих пользователей Facebook часто является синонимом интернета. Именно поэтому власти выделяют так много ресурсов на манипулирование этой соцсетью, и именно поэтому Facebook обязан брать на себя ответственность и останавливать их.

Да, конечно, регуляторы тоже должны сыграть определённую роль. Но пока что их подходы полны глубоких недостатков. Некоторые из них, например, в штатах Флорида и Техас, а также в Польше, двигаются в противоположном направлении, стремясь запретить социальным сетям возможность удалять контент и аккаунты, которые не признаны незаконными. А регуляторы в США и Евросоюзе размышляют, не следует ли им признать некоторые элементы интернета общественной инфраструктурой или «общественными системами доставки». В целом регуляторам следует обращать меньше внимания на контент и больше — на принципы действия платформ, технологии рекламы и монополистическую силу.

Тем временем Facebook следует избавляться от творящих геноцид военных, от государственной пропаганды, которая манипулирует населением, и от руководителей, которые блокируют пользователей. В общественной сфере алгоритмическое посредничество частных платформ, стремящихся к получению прибыли и заточенных на максимальное повышение активности пользователей и их поляризацию, является каким угодно, но только не освобождающим. Для многих оно стало смертельным.

Правительства, официальные лица и политические партии должны наталкиваться на быстрые и жёсткие ответные меры, когда они нарушают условия предоставления услуг этих платформ и используют социальные сети для нарушения прав людей.

Об авторе: Кортни Радш — американский журналист, бывший директор правозащитного отдела в Комитете по защите журналистов, автор книги «Киберактивизм и гражданская журналистика в Египте: цифровое диссидентство и политические изменения».

Copyright: Project Syndicate, 2021.
www.project-syndicate.org

Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!
Редакция
Фактчек в Казахстане и Центральной Азии. Первый центральноазиатский фактчекинговый ресурс. Открыт в мае 2016 года. Член международной сети фактчекинговых организаций (IFCN)