Мнение | Экономический фактор в Беларуси

Андерс Ослунд (Стокгольм, Швеция) — старший научный сотрудник Атлантического совета в Вашингтоне — о настоящем состоянии и потенциальном будущем экономики Беларуси, а также о рисках приватизации в случае падения режима Лукашенко и смены экономического курса.

Авторитарному правлению президента Беларуси Александра Лукашенко, сфальсифицировавшему итоги выборов 9 августа, может вскоре прийти конец. Массовые протесты охватили всю страну, а работники многих важных отраслей начали забастовку. Если режим Лукашенко падёт, у Беларуси окажутся на удивление сильные перспективы создания нормальной рыночной экономики.

При Лукашенко Беларусь сохраняет экономику в советском стиле с доминирующей ролью государства; с 2012 года она находится в стагнации. Лукашенко, правящий с 1994 года, не интересуется ничем, кроме удержания власти и обогащения своей семьи и ближайшего круга «друзей». На долю госсектора приходится три четверти экономики, которая крайне зависима от тяжёлой промышленности; в ней доминируют несколько принадлежащих государству предприятий. Пять самых важных предприятий («Беларуськалий», два больших нефтеперерабатывающих завода, Минский тракторный завод и Минский автозавод) обычно субсидируются и неэффективны, а экономика в целом сильно зарегулирована.

Экономика Беларуси остаётся крайне зависимой от России. Её промышленные товары имеют низкое качество и неконкурентоспособны на Западе, поэтому страна зависит от их закупок Россией, при этом на Запад отправляются нефтепродукты и калий. До недавнего времени Россия субсидировала белорусскую экономику, поставляя дешёвые энергоносители на сумму, равную примерно 10% ВВП Беларуси. Впрочем, в последние годы двусторонние отношения начали ухудшаться, поэтому Кремль постепенно отменяет эти субсидии с целью надавить на режим Лукашенко.

По словам Лукашенко, он хочет, чтобы белорусы получали среднюю зарплату $500 в месяц. Но это больше, чем может выдержать экономика, поэтому страна страдает от регулярных валютных кризисов. В 2009-2010 годах Беларусь получила пакет помощи от Международного валютного фонда, но правительство нарушило условия соглашения и потеряло доступ к этому финансированию. К концу 2011 года уровень инфляции подскочил до 109%, и в этот момент на помощь Лукашенко пришла Россия.

С тех пор Лукашенко безуспешно пытается выпрашивать помощь и у России, и у Запада. Для Евросоюза Беларусь является деликатным вопросом. Лидеры ЕС хотят защищать демократические принципы, а это означает, что Лукашенко и его «друзей» необходимо наказать за неоднократные нарушения этих принципов. Но в то же время они хотят сохранять определённое влияние в стране, и поэтому действуют осторожно, стараясь не толкнуть Лукашенко в руки президента России Владимира Путина.

Когда в 2016 году Лукашенко отпустил всех белорусских политзаключённых, Евросоюз отменил введённые против него персональные санкции, а МВФ, Всемирный банк и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) начали осторожно возобновлять контакты с этой страной. Тем временем США оставили в силе персональные санкции против Лукашенко.

Белорусская экономика отчаянно нуждается в либерализации и приватизации, и у неё есть основные ингредиенты для запуска этого процесса. У страны имеется много активов, и она сохранила лучшее из советской системы образования, обеспечивая великолепную подготовку по математике и естественным наукам. Несмотря на авторитарное правление, в Беларуси возникла крупная индустрия компьютерного программирования. Многие люди из большой белорусской диаспоры готовы вернуться домой, когда настанет подходящее для этого время.

Кроме того, в советское время Беларусь выделялась среди 15 союзных республик: она была одной из наиболее успешно функционировавших. И ситуация остаётся такой же до сих пор, потому что Лукашенко терпит способных технократов во всех министерствах. В результате у Беларуси до сих пор имеется наилучший аппарат государственной администрации среди всех бывших республик СССР, в том числе компетентный центральный банк и министерство финансов. Вот один из недавних примеров: пока Лукашенко отрицал важность пандемии Covid-19, министерство здравоохранения страны старательно передавало информацию о зарегистрированных случаях во Всемирную организацию здравоохранения. Если в Беларуси и есть какая-то политическая гниль, то она, видимо, сконцентрирована на самой верхушке системы.

Неудивительно, что международные инвесторы в основном сторонятся Беларуси (хотя она и сумела привлечь $1,25 млрд в виде евробондов в конце июня). Однако именно потому, что у Лукашенко не получается привлечь крупное международное финансирование, общий размер госдолга страны составляет всего лишь $18 млрд (или 29% ВВП), согласно данным министерства финансов.

Поскольку годовая инфляция сейчас под контролем (около 5%), а все основные международные финансовые институты возобновили контакты со страной, Беларусь хорошо позиционирована для перехода к нормально функционирующей рыночной экономике. При новом руководстве у неё будет возможность привлечь достаточно международного финансирования для сохранения макроэкономической стабильности, а хорошо образованная и дисциплинированная рабочая сила страны, наконец-то, сможет полностью реализовать свой потенциал. Позитивно то, что отменить существующее регулирование цен на примерно пятую часть белорусских потребительских товаров и либерализовать внутреннюю торговлю будет сравнительно легко. Сильные макроэкономические институты Беларуси сумеют справиться с инфляционным давлением.

Субсидии госпредприятиям придётся отменить. Опять же Беларуси пойдёт на пользу тот факт, что здесь, в отличие от других постсоветских стран, нет олигархов и мало признаков приватизации государства крупными бизнесменами. Большинство жалоб на коррупцию касаются узкого круга ближайших к Лукашенко лиц.

Впрочем, подобные стартовые условия могут также затруднить приватизацию — просто потому, что в стране нет крупных частных компаний, способных послужить образцом. Если основная масса неэффективных госпредприятий будет выставлена на рынок для продажи, тогда, как опасаются белорусы, склонные к риску российские бизнесмены расхватают всё по бросовым ценам.

Российская компания «Уралкалий» уже давно пытается получить контроль над «Беларуськалием», а российские нефтехимические гиганты «Роснефть» и «Лукойл» положили глаз на два крупных НПЗ Беларуси. Учитывая все эти риски, наверное, лучшим вариантом станет передача большинства предприятий их работникам — в форме индивидуальных акций.

Какие бы решения ни были приняты, Запад должен проявлять участие. Если Лукашенко падёт, тогда Беларуси потребуется программа МВФ сразу после появления нового правительства, а Всемирный банк и ЕБРР должны будут помочь в дерегулировании и приватизации.

Евросоюз также должен сыграть свою роль. Ему надо будет приветствовать новое правительство, активировав программу «Восточное партнёрство» для Беларуси, а также пригласить белорусских студентов к участию в программе студенческого обмена «Эразмус». Нельзя недооценивать важность такого гражданского взаимодействия в сдерживании или нейтрализации российского вмешательства.

Об авторе: Андерс Ослунд – старший научный сотрудник Атлантического совета в Вашингтоне, автор новой книги «Российский коррупционный капитализм «друзей»: Путь от рыночной экономики к клептократии».

Copyright: Project Syndicate, 2020.
www.project-syndicate.org 

Вы можете внести вклад в борьбу с дезинформацией: Для сохранения объективности, редакция Factcheck.kz, как правило, отказывается от рекламы и сохраняет независимость и принципиальную равноудаленность от государства, крупных компаний и политических лагерей — и именно ваша поддержка делает это возможным. Мы гарантируем рациональное планирование расходов. Народное финансирование позволяет проекту быть ещё более устойчивым и продолжать верификацию информации и проверку заявлений государственных деятелей, чиновников и экспертов.


Пожалуйста, выберите любую сумму



Или введите свою

Редакция
Фактчек в Казахстане и Центральной Азии. Первый центральноазиатский фактчекинговый ресурс. Открыт в мае 2016 года. Член международной сети фактчекинговых организаций (IFCN)