Медиаграмотность как спасение демократии

Александра Борхардт из Института Рейтер по изучению журналистики — о тотальном кризисе доверия и медиаграмотности в качестве инструмента спасения демократии.

В зависимости от того, где вы получаете новости, ваше мнение о том, как разворачивается расследование по импичменту президента США Дональда Трампа, может сильно отличаться от мнения ваших друзей, родственников или соседей. Вы также можете думать, что любая версия истории, которая конфликтует с вашей, просто не соответствует действительности. Отсутствие консенсуса по основным фактам — в значительной степени побочный продукт социальных сетей — несет в себе серьезные риски, и для решения этой проблемы предпринимаются недостаточные меры.

В последние годы, необходимость повышения медиаграмотности стала любимым призывом тех, кто стремится к борьбе с дезинформацией в цифровую эпоху, особенно тех, кто предпочел бы делать это без ужесточения регулирования технологических гигантов, таких как Facebook и Google. Если бы люди достаточно хорошо разбирались в средствах массовой информации, то как следствие, они смогли бы отделить зёрна от плевел, и качественная журналистика восторжествовала бы.

В этом есть доля правды. Так же, как опасно ездить в месте, где вы не знаете правил дорожного движения, безопасное перемещение в новой среде цифровых медиа — избегая при этом не только «фейковых новостей», но и таких угроз, как онлайн-домогательства, несогласованная (из мести) порнография, и разжигание ненависти — требует знаний и понимания. Таким образом, решительные усилия по повышению медиаграмотности имеют решающее значение по всему миру.

Свободные, заслуживающие доверия и независимые средства массовой информации являются основой любой функционирующей демократии, необходимой для того, чтобы избиратели могли принимать обоснованные решения и привлекать избранных лидеров к ответственности. Учитывая это, медиаграмотность должна повышаться в рамках более широкой кампании по повышению демократической грамотности.

Со времени своего изобретения демократия зависела от правил и институтов, которые обеспечивают баланс между участием и властью. Если бы целью было просто дать всем возможность высказаться, то такие платформы как Facebook и Twitter стали бы вершиной демократии, а такие популярные движения, как Арабская весна 2011 года, естественным образом создали бы функционирующие правительства.

Вместо этого, цель состоит в том, чтобы создать систему управления, в которой избранные лидеры используют свои знания и опыт для продвижения интересов народа. Верховенство закона и разделение властей, гарантированные системой сдержек и противовесов, имеют жизненно важное значение для функционирования такой системы. Коротко говоря, без институционализации мобилизация имеет небольшое значение.

И все же, сегодня государственные учреждения страдают от того же отсутствия доверия, что и средства массовой информации. В какой-то степени это оправдано: многие правительства оказались не в состоянии удовлетворить потребности своих граждан, а коррупция процветает и далее. Это подогревает растущий скептицизм по отношению к демократическим институтам, когда люди чаще предпочитают якобы более эгалитарные онлайн-платформы, где голос каждого может быть услышан.

Проблема заключается в том, что на таких платформах отсутствуют сдержки и противовесы, необходимые для принятия обоснованных решений. И, вопреки первоначальным ожиданиям некоторых пионеров Интернета, эти сдержки и противовесы не возникают органически. Напротив, бизнес-модели технологических компаний, основанные на алгоритмах, практически исключают их, поскольку они придают голосам более мощное звучание, в зависимости от кликов и лайков, а не ценности или правдивости.

Политики-популисты воспользовались отсутствием сдержек и противовесов для получения власти, которую они часто используют, чтобы угодить своим сторонникам, игнорируя потребности оппонентов или группы меньшинств. Правило большинства такого типа во многом похоже на господство толпы, когда популистские лидеры пытаются отвергнуть законодательные органы и суды, для удовлетворения желаний — зачастую формируемых ложью и пропагандой — своих избирателей. Примером тому является недавняя попытка Премьер-Министра Великобритании Бориса Джонсона приостановить работу Парламента, чтобы свести к минимуму его способность предотвратить Брексит без заключения сделки.

В условиях демократии люди должны иметь возможность доверять лидерам в защите своих прав и своих основных интересов, независимо от того, за кого они проголосовали. Они должны иметь возможность заниматься своей повседневной жизнью, будучи уверенными в том, что государственные должностные лица посвятят свое время и энергию принятию обоснованных решений — а те, кто этого не сделает, подвергнутся контролю и будут сбалансированы остальными. Надежные независимые СМИ поддерживают этот процесс.

В деле Джонсона, судебная система выполнила свою обязанность проверить исполнительную власть. Но с каждой атакой на демократические институты подотчетность ослабевает, люди все больше разочаровываются, а легитимность системы снижается. Со временем, талантливые люди теряют стимул работать в таких областях как журналистика и политика, что еще больше подрывает их эффективность и легитимность.

Чтобы разорвать этот замкнутый круг требуется быстрое распространение средств массовой информации и демократическая грамотность, включая то, как работает система, кто ею владеет и, кто ее формирует. И все же, как показывает исследование, проведенное Комитетом экспертов Совета Европы по качественной журналистике в эпоху цифровых технологий (в котором я работала), большинство существующих программ медиаграмотности ограничиваются обучением школьников использовать цифровые платформы и понимать новостной контент. Слишком мало программ, ориентированных на пожилых людей (которые больше всего в этом нуждаются), объясняющих, кто контролирует медиа и цифровую инфраструктуру или обучающих механизмам алгоритмического выбора.

Демократии всего мира переживают стресс-тест. Если они его пройдут, их институциональные основы необходимо укрепить. Это требует, прежде всего, понимания того, что собой представляют эти основы, почему они так важны и кто пытается их устранить.

Об авторе: Александра Борхардт, старший научный сотрудник Института Рейтер по изучению журналистики в Оксфордском университете.

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org