5,5 млрд тенге на 280 коек: оправдана ли цена строительства инфекционной больницы?

С началом строительства модульного инфекционного госпиталя на 280 мест в Алматы и госпиталя на 200 мест в столице к ним приковано внимание. В частности, казахстанцы удивлены и даже возмущены заявленной стоимостью строительства одного госпиталя примерно в 5 млрд тенге. Представитель компании BI Group Айдос Мукатаев при этом заявил, что эта стоимость даже ниже рыночной, компания на этом строительстве не зарабатывает, и пообещал по итогам показать все расчёты и себестоимость. По сети и в СМИ тем временем расходятся сравнения стоимости госпиталя с различными другими объектами, в частности — со стоимостью квартир в Алматы. Например, на изображении ниже.

Неизвестно, говорил ли это или писал действительно сам Вит Ермоленко, чья фотография была использована для постера. На его странице в Facebook мы такого поста не обнаружили, а сам сайт kun.kz выглядит заброшенным, хотя и имеет прокачанный инстаграм. Поэтому воспримем это утверждение как глас народа и с учётом общественного интереса проверим корректность данного сравнения. А для соблюдения баланса выясним стоимость возведения подобных госпиталей и попробуем понять, действительно ли цена строительства госпиталя адекватна.

Утверждение: 5,5 млрд на 280 коек — это 19,7 млн за койку. Это сравнимо со стоимостью 1-комнатной квартиры в Алматы, самом дорогом городе Казахстана.

Вердикт: Полуправда и манипуляция

В чём полуправда? В том, что квартиру за 19,7 млн в Алматы действительно можно купить. Вот только едва ли в центре, где средняя стоимость квадратного метра в первом квартале 2020 года варьировалась от 417 до 423 тысяч тенге за квадратный метр, а это приблизительно 22 млн тенге за однушку в хрущёвке в Алмалинском районе (31,5 кв.м.). Впрочем, есть однокомнатные квартиры и площадью в 12 кв.м., так что, если вы готовы жить на такой территории — обойтись можно и меньшей суммой.

В чём манипуляция? Сравнивать рынок жилья (вторичный ли или первичный) и стоимость квартир со стоимостью строительства инфекционного госпиталя попросту некорректно. Помимо того, что эти объекты строятся для разных целей, к ним предъявляются разные санитарные стандарты. Сравнение квартиры с «ценой за койку» некорректно также и потому, что это не просто койка, а изолированная палата, построенная с целью недопущения распространения вируса и безопасности медиков.

Главные выводы получились такими. Ниже — разбираем стоимость квартир в Алматы. Но сначала — про стоимость госпиталя.

Действительно ли заявленная цена в 5 млрд тенге адекватна?

Да, это действительно так. Для получения независимой оценки мы обратились в ряд строительных компаний, занимающихся модульными постройками и, в частности, госпиталями. Она из российских компаний, «Ависта Модуль Инжиниринг», откликнулась довольно быстро, за что мы приносим благодарность, и предоставила нам разработанный 6 апреля 2020 года (то есть при сопоставимом валютном курсе) проект трёхкорпусного госпиталя на 120 коек для Новосибирска. Стоимость одного только производства модулей выходит в сумму более 315 млн рублей, что по курсу 5,65 составляет около 1,8 млрд тенге. И это только сами модули и не на 280 коек, а на 120. То есть, модули на 280 коек выйдут примерно в 4,2 млрд тенге.

В проектную стоимость НЕ входят
— Подготовка площадки под строительство, т. ч. выравнивание и утрамбовка площадки под фундамент.
— Конструкции и материалы для устройства фундамента здания.
— Подвод наружных инженерных коммуникаций к зданию.
— Подводка сетей энергоснабжения, водопровода, канализации в т. ч. временных на период монтажных работ.
— Накладные расходы по монтажным работам (проезд, проживание, питание рабочих, крановая техника).
— Транспортные расходы по доставке конструкций и комплектации на строительную площадку. Разгрузка на площадке.
— Комплектация.

И вот эти расходы как раз и берёт на себя застройщик — от коммуникаций, до оснащения итогового госпиталя системой вентиляции, соответствующей санитарным нормам и они составляют значительную, если не основную часть бюджета. Так, проектная стоимость подобного алматинскому госпиталя в Москве оценивается на данный момент минимально в 5 млрд рублей (заложено увеличение стоимости до 7 млрд). То есть — 28,2 млрд тенге. Госпиталь на 900 мест. Считаем и получаем минимально 31,3 млн тенге «за койку». Кстати, относительно близка к этому и итоговая цена госпиталя в столице Казахстана — 27,8 млн тенге если верить расчётам застройщика (см. ниже).

Таким образом описанные нами выше расходы в сумме со стоимостью модулей действительно могут составить и 5, и более 5 млрд тенге. В общем, подтверждаем — цена выглядит адекватной и ждём от застройщика аудита и обещанных итоговых смет.

Сравнения с европейскими рынками мы не проводим, поскольку и стоимость труда там гораздо выше, и госпиталей таких не строили. Но — к сведению, минимальная стоимость неполностью оснащённого госпиталя на 120 коек в США — 52 миллиона долларов. Если учитывать только строительство — 25 миллионов, в которых большая часть это отнюдь не стройматериалы для самого корпуса, а подвод коммуникаций и работа строителей.

И тем не менее: сколько было выделено на больницы в Китае?

Именно про эти две больницы говорил весь мир, когда Китай предпринял меры по быстрому возведению больниц в городе Ухань провинции Хубэй. На две больницы приходится 2600 коек, а именно 1000 в больнице Хуошэньшань и 1600 в Лейшеншань.

По данным китайского издания The Paper, которое, в свою очередь, ссылается на Национальную комиссию по развитию и реформам, комиссией было выделено 300 млн юаней на строительство двух больниц и важного медицинского оборудования для сопротивления распространяющейся инфекции. 300 млн юаней это (с учётом колебаний курса с 27 января и оглядкой на курс доллара) около 18,7 млрд тенге по курсу на 14 апреля. Если это разделить на 2600 коек, как разделили в вышеуказанном случае, то на одну койку в больнице китайскими властями было потрачено около 7 млн тенге.

Также по данным китайской электросетевой компании State Grid Corporation of China известно, что они инвестировали в строительство активы на сумму 60,28 млн юаней (около 3,7 млрд тенге. Если эту сумму прибавить к сумме, выделенной Национальной комиссией по развитию и реформам, то есть к 300 млн юаней и снова разделить на 2600 коек, то за одно место в больнице государству стоило 8,6 млн тенге.

Цена за казахстанскую койку действительно отличается от китайской, что нас немного насторожило. Однако список инвесторов выше — неполон. Позже выяснилось, что в госпитали вложились также и частные компании, суммы их инвестиций мы пока не нашли, по мере обнаружения — внесём апдейт в данный материал.

А 20 апреля вышло сообщение о том, что госпитали в Казахстане были построены в качестве постоянных, а не временных, до есть — их не будут демонтировать, а оснащение рассчитано на многолетнее использование. Что не могло не сказаться на цене.

Да и визуальная оценка госпиталей позволяет предположить, что казахстанский госпиталь несколько технологичнее по обустройству. Ниже видео госпиталя в Нур-Султане и Лейшэньшань и описание госпиталя от Айдына Рахимбаева.

View this post on Instagram

Мы сдержали слово! Мы построили госпиталь с минимальным бюджетом за 13 дней!!! О стоимости строительства госпиталей. Сначала о целесообразности строительства инфекционных больниц в крупных городах страны. Городская инфекционная больница в Нур-Султане, построенная в 1988 году, была рассчитана на обычный областной центр, Целиноград, с населением в 280 000 человек, а не на нынешнюю столицу с 1,2 млн жителями. В 2015 году была построена новая детская инфекционная больница Нур-Султана, но не для взрослых пациентов. В Алматы же инфекционная больница была построена в 1969 году, когда в городе проживали 450 000 человек, а не около 2 млн, как сейчас. Конечно, они ремонтировались не раз, но все же они далеки от современных требований и особенностей сегодняшнего коронавируса. Они всегда заполнены пациентами с различными инфекционными заболеваниями, не говоря о большом потоке заболевших КВИ. Что касается стоимости, Правительством было выделено 5,5 млрд тенге на госпиталь на 200 мест. Все помнят, что в Китае были построены несколько временных госпиталей, и затем демонтированы. Тот, который мы все видели на популярном видео, стоил $143 млн на 1000 человек, что составляет $143 тыс на одно койко-место. Стоимость нашего же госпиталя на одно место обходится в $64 тыс. К тому же, изначально в Правительстве было принято решение, что госпитали должны быть капитальными, и будут эксплуатироваться десятки лет. Надо ведь быть готовыми ко второй волне КВИ, и разным другим прогнозируемым вирусам. Кстати, на аудит строительства была приглашена международная компания Deloitte, специалисты которой уже неделю находятся на месте строительства, и которое позже сделает свое авторитетное заключение о стоимости объекта. Стоит отметить, что при строительстве современной инфекционной больницы, соотношение СМР и оборудования составляет ориентировочно 35% на 65% по причине сложных инженерных сетей и коммуникаций и дорогостоящего медицинского оборудования. И вот о чем идет речь.➡️➡️➡️

A post shared by Aidyn Rakhimbayev (@rakhimbaevaidyn) on

Кстати, г-н Рахимбаев не указал, где он взял данные о цене койко-мест в Китае. И в связи с нашими предварительными расчётами выше и в связи со средней стоимостью оснащённой больничной койки сумма в 143 тысячи долларов за койко-место несколько обескураживает.

Мы покопались в Сети и считаем, что здесь либо манипуляция данными, либо грубая техническая ошибка, либо ошибка в переводе.

Дело в том, что по сообщению в статье в журнале Anesthesiology, это стоимость капитальной больницы в Ухане, которую перестроили под ковидный госпиталь — про эту больницу мы уже писали. Стоимость постоянного госпиталя всегда выше модульного. А заодно в статье сообщается и стоимость 12 тысяч койко-мест во всех китайских модульных госпиталях — 158 миллионов долларов. Это в среднем 13 тысяч долларов или 5,7 млн тенге за койко-место. Напомним, что это временные госпитали, без дополнительных объектов, о чём пишут и авторы статьи в Anesthesiology. Часть их уже демонтированы, и прямое сравнение с казахстанскими здесь не вполне уместно.

Подведём итоги:

  • Госпиталь в России, если сравнивать пропорционально, по нашим расчётам стоит существенно дороже казахстанских.
  • Вложения от государства в койко-место в Китае оказались существенно ниже, чем в Казахстане и в России.
  • Однако, исходя из цены модулей, неполного списка китайских инвестиций и знания о том, что работы по возведению госпиталя составляют основную часть бюджета, мы можем заключить, что стоимость строительства в Казахстане не является завышенной.
  • Тем не менее, пока не будет проведён аудит, говорить, что она ниже рыночной, тоже не стоит.

А теперь можно и про квартирный вопрос.

Сколько в действительности стоят квартиры в Алматы?  

Во многочисленных утверждениях по стоимости приводится так называемая «средняя температура по больнице». И если брать этот параметр то всё сходится. Средняя цена одного квадратного метра в Алматы на 14 апреля 2020 года в зависимости от количества комнат варьировалась в пределах 344.683 — 384.667 тенге, то получается, что за 19,7 млн тенге человек теоретически способен приобрести жильё площадью 51-57 квадратных метров.

Но «средняя температура» мало показательна. Если учесть такие факторы, как район, тип постройки, количество комнат, год постройки, наличие ремонта, этажность, инфраструктура, рассматриваемый период и площадь — то итоги получаются несколько иными, да и вообще цена за квартиру может меняться в зависимости от рассматриваемых вами факторов. Так, по состоянию на апрель 2020, можно купить, например квартиру в 12,5 кв.м., которая ранее была комнатой в общежитии, и за 5 млн тенге. С общим на 3-6 таких же квартир санузлом и кухней. Другой вопрос, можно ли это назвать полноценной однокомнатной квартирой.  

И снова к койкам

Это на самом деле важный показатель, как мы поняли во время пандемии. Страны, у которых мало коек, очевидно, страдают сильнее. Диаграмма ниже показывают общую картину количества мест в больницах среди указанных стран. Соотношение количества коек на 1000 человек указывает более точное положение страны в этом плане.

Павел Банников
Журналист, редактор. Филолог-славист. Соавтор и составитель ряда работ по журналистике и языку вражды. Работал журналистом и редактором в различных научно-популярных, развлекательных и общественно-политических изданиях Казахстана. Главный редактор проекта «Фактчек в Казахстане». Медиатренер, создатель образовательного проекта Factcheck.Academy