Социальные медиа как наркотик: зависимые и дилеры

    Роджер Макнейми, один из тех, кто стоял у истоков Google — о новых типах зависимости от соцсетей. Текст был написан до форума в Давосе, и стал отчасти пророческим (см. ссылку в финале материала).

    Нас предупреждали

    В 2011 году венчурный капиталист и основатель Netscape Марк Андриссен написал эссе под названием “Почему программное обеспечение поглощает мир”. Но тогда мы не восприняли Андриссена всерьез; мы подумали, что это всего лишь метафора. Теперь же мы столкнулись с проблемой спасения мира от монополий интернет-платформ.

    Когда-то я был технологическим оптимистом. За 35-летнюю карьеру, инвестируя в лучшее и яркое в Силиконовой Долине, мне посчастливилось стоять у истоков персонального компьютера, мобильной связи, Интернета и социальных сетей. Среди основных моментов моей карьеры были ранние инвестиции в Google и Amazon, я также был наставником основателя Facebook Марка Цукерберга с 2006 по 2010 год.

    Каждая новая волна развития технологий увеличивала производительность и доступ к знаниям. Каждая новая платформа была проще и удобнее в использовании. Технологии работали на глобализацию и экономический рост. На протяжении десятилетий это делало мир лучше. Мы предполагали, что так будет всегда.


    Ролик компании Xerox 2009 года. Едва ли его создатели предполагали, с чем мы на самом деле столкнёмся в 2017 году

    На тёмной стороне

    Затем наступил 2016 год, когда Интернет показал две тёмные стороны. Первая относится к отдельным пользователям. Смартфоны с LTE создали новую форму доставки контента, которая была доступна ежесекундно, преобразив технологическую индустрию и жизнь двух миллиардов пользователей. Такие компании, как Facebook, Google, Amazon, Alibaba и Tencent, использовали методы присущие пропаганде и азартным играм в казино, такие как постоянные уведомления и различные вознаграждения, способствующие возникновению психологической зависимости.

    Другая сторона — геополитическая. В Соединенных Штатах, Западной Европе и Азии, интернет-платформы, особенно Facebook, позволяют влиятельным группам причинять вред тем, кто не силён в политике, внешней политике и торговле. Выборы в Европе и в США неоднократно демонстрировали, что автоматизированные социальные сети могут использоваться для подрыва демократии.

    Референдум Brexit и президентские выборы в США в 2016 году, также показали, что Facebook предоставляет значительные относительные преимущества негативным сообщениям. Авторитарные правительства могут использовать Facebook для повышения общественной поддержки репрессивной политики, как это может произойти сейчас в Мьянме, Камбодже, на Филиппинах и в других местах. В некоторых случаях, Facebook фактически оказывает поддержку таким правительствам, так же, как и всем крупным клиентам.

    Я уверен, что основатели Facebook, Google и других крупных интернет-платформ не намеревались причинить вред, когда они приняли свои бизнес-модели. Они были молодыми предпринимателями, жаждущими успеха. Они много лет создавали огромную аудиторию, реорганизовывая онлайн-мир вокруг ряда приложений, которые были более персонализированными, удобными и легкими в использовании, чем у их предшественников. И они не пытались монетизировать свои усилия до тех пор, пока не посадили пользователей на крючок.

    Рекламные модели, которые они выбрали, сначала просто опирались на персонализацию, что позволяло рекламодателям нацеливать свои сообщения с беспрецедентной точностью.

    А затем появился смартфон, который трансформировал все медиа и дал возможность Facebook, Google и некоторым другим управлять информационным потоком.

    Фильтры, которые дают пользователям “то, что они хотят”, ведут к поляризации мнений и подрывают легитимность фундаментальных демократических институтов (в первую очередь — свободной прессы). Автоматизация, которая сделала интернет-платформы прибыльными, оставила их во всем мире уязвимыми к манипуляциям со стороны недобросовестных игроков, а не только авторитарных правительств.

    Взлом мозга

    Как предупреждал нас Андриссен, эти компании, с их глобальными амбициями и богатством, поглощают мировую экономику. В процессе, они принимают версии корпоративной философии Facebook – “двигайся быстро и ломай” – не учитывая при этом воздействие на людей, институты и демократию. Значительное число граждан в развитом мире обитает в эхо-камерах (иначе — filter bubbles. — Ред.), созданных этими платформами – их окружают цифровые ложные реалии, в которых существующие убеждения становятся всё более жесткими и экстремальными.

    В США примерно одна треть взрослого населения стала невосприимчива к новым идеям, включая очевидные факты. Такими людьми легко манипулировать, бывший разработчик дизайна Google Тристан Харрис называет это “взлом мозга”.

    О ТЕХНОЛОГИЧЕСКИХ ЗАВИСИМОСТЯХ

    Марк Гриффитс, специалист по психологическому изучению игроков в азартные игры, предлагает следующее определение технологических зависимостей: «это нехимические (поведенческие) зависимости, включающие избыточное взаимодействие между человеком и машиной. Среди подобных зависимостей различаются пассивные (например, просмотр телепрограмм) и активные (например, видеоигры). Технологические зависимости могут рассматриваться как разновидность поведенческих зависимостей: они включают такие ключевые компоненты всякой зависимости, как «сверхценность», модификация настроения, увеличение толерантности, симптомы отмены, конфликт с окружающими и с самим собой и рецидив». Источник.

    Западные демократии не готовы бороться с этой угрозой. У США нет эффективной нормативной базы для интернет-платформ и отсутствует политическая воля к ее созданию. Европейский союз имеет как нормативную базу, так и необходимую политическую волю, но ни одна из них не подходит для решения этой проблемы. Недавнее судебное решение ЕС в отношении Google – рекордный штраф в размере $2,7 млрд за антиконкурентное поведение – было хорошо продумано, но недоработано. Google подал апелляцию, а его инвесторы пожали плечами. Это может быть хорошим началом, но этого явно недостаточно.

    Мы находимся на критическом этапе. Мы осведомлены о рисках, создаваемых интернет-платформами, но удобство продуктов и психологическая зависимость от них такова, что для осуществления изменений со стороны пользователя может потребоваться поколение, как это было с кампаниями по борьбе с курением. Признание коррозионного эффекта монополий платформ на конкуренцию и инновации в Европе больше, чем в США, но еще никто не нашел эффективной стратегии регулирования. Осознание того, что платформой можно манипулировать, чтобы подорвать демократию, также растёт, но западные правительства еще не придумали против этого защиту.

    Проблемы связанные с монополиями Интернет-платформ, помимо антимонопольного законодательства, требуют новых подходов. Мы должны признать и решать эти проблемы как угрозу общественному здоровью. Одна из возможностей — это относиться к социальным медиа аналогичным образом, как к табаку и алкоголю, сочетая образование и регулирование.

    На встрече Всемирного экономического форума в Давосе угроза со стороны монополий интернет-платформы должна быть в центре внимания участников. Ради восстановления баланса нашей жизни и надежды на нашу политику, пора разрушить разрушителей.

    Роджер Макнейми является одним из сооснователей Elevation Partners и ранним инвестором в Facebook, Google и Amazon.


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласны с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.