Мнение | Исламизация Малайзии: произойдёт ли смена курса?

    Moonrise over Kuala Lumpur. Naim Fadil. CC BY-SA 2.0

    Чин-Хуат Вонг о выборах и проблеме религиозной нетерпимости в Малайзии

    Всего несколько месяцев – или даже недель – отделяют Малайзию от начала самых конкурентных выборов за десятилетия. 92-летний Махатхир Мохамад, дольше всех занимавший пост премьер-министра Малайзии (он правил до 2003 года), сейчас активно сотрудничает с деятелями оппозиции, которых сам когда-то подвергал репрессиям. Теперь он стремится не допустить, чтобы его бывший протеже, неоднозначный премьер-министр Наджиб Разак, остался на новый срок. Однако бывшая партия Махатхира – Объединённая малайская национальная организация (ОМНО) – побеждает уже 61 год подряд, и прервать эту победную серию будет не просто.

    Mahathir Mohamad addressing the United Nations General Assembly (September 25 2003)

    Более того, эксперты продолжают делать ставки на Наджиба. По прогнозам некоторых опросов, премьер может даже получить парламентское большинство в две три голосов, что позволит ему вносить поправки в конституцию. У Махатхира есть лишь несколько месяцев, чтобы изменить политическую динамику. Он возглавил оппозиционную коалицию «Альянс надежды» (Pakatan Harapan, сокращённо PH), в которой место «Панмалайзийской исламской партии» (сокращённо PAS) заняла новая партия Махатхира – «Объединённая партия коренных жителей Малайзии» (сокращённо PPBM), позиционирующая себя в качестве главной альтернативы ОМНО.

    Хотя PAS поддерживают лишь около 15% избирателей, эта партия вынудила ОМНО перенять некоторые элементы своей националистически-религиозной программы. Однако достаточно сильные результаты «Альянса надежды» на предстоящих выборах позволили бы продемонстрировать политическую незначительность PAS, потенциально освободив Малайзию от опасных игр в исламистское превосходство.

    Нет бога, кроме…

    Последствия этих игр не стоит недооценивать. В последние годы уровень религиозной нетерпимости в когда-то светской Малайзии растёт. Например, слово «Бог» по-арабски («Аллах») ранее широко использовалось арабскими и индонезийскими христианами, но сейчас оно зарезервировано исключительно за мусульманами. Ещё тревожней то, что министерство внутренних дел запретило множество книг, начиная с перевода работы Чарльза Дарвина «О происхождении видов» на индонезийский язык и заканчивая сочинениями дружественных исламу западных учёных – Джона Эспозито и Карен Армстронг.

    Рост популярности строгого, нетерпимого ислама в Малайзии вызван как международными тенденциями, так и внутренней динамикой. Этническое большинство страны – малайцы – в колониальную эпоху притеснялось, однако сейчас этот народ пользуется гарантированными конституцией привилегиями в сфере экономики и образования. И по определению малайцы должны быть мусульманами. Сохранение их привилегированного статуса зависит от сохранения политического господства ОМНО – по крайней мере, так утверждают представители ОМНО.

    Малайский раскол

    Изначально лидеры ОМНО были антиклерикалами, но когда партия успешно устранила левых и либеральных конкурентов, партия PAS стала лицом малайской оппозиции. В 1981 году, когда к власти пришёл модернизатор Махатхир, исламизм стал самым эффективным идеологическим оружием PAS против ОМНО.

    Лидер PAS Хади Аванг, тогда ещё молодой и харизматичный религиозный деятель, выступал с радикальными идеями, называя любых мусульман, которые поддерживали ОМНО «неверными», потому что правительство ОМНО якобы «закрепляло колониальную конституцию, законы неверных и доисламские правила». Идеи Хади привели к глубокому расколу между двумя «видами» мусульман, причём до такой степени, что в деревнях могло быть по две мечети, два кладбища и по два священнослужителя, руководящих верующими и совершающих богослужения.

    Но самый большой вред идей Хади заключался в подрыве легитимности постколониальных государственных и социальных структур Малайзии. Когда Малайзия находилась под управлением Британии, в страну хлынул массовый поток мигрантов – этнических китайцев и индийцев, а на острове Борнео появилось христианское меньшинство из коренного населения.

    С точки зрения мусульманских националистов, плюрализм, а также секуляризм и демократия, были навязаны колониализмом, поэтому для полной деколонизации требуется восстановление господства ислама и мусульман. В соответствии с этими взглядами, Османская империя служит образцовым примером сегрегированного и неравного, однако мирного сосуществования множества этнических и религиозных общин. Меньшинства жили автономно в своих «миллетах», но не как равные граждане, а как «зимми» (защищаемые меньшинство).

    Если ранее PAS выступала за создание полноценного исламского государства, то теперь она требует хотя бы расширить применение законов шариата и повысить статус шариатских судов (сейчас их юрисдикция ограничивается личными и семейными делами мусульман) до уровня общегражданского правосудия. И эти требования получают поддержку растущего числа мусульман, в то время как выбранная PAS форма мусульманского религиозного национализма все сильнее оттесняет малайский этно-национализм ОМНО.

    Махатхир никогда не славился особой религиозностью, но в 1982 году он ловко объединился с более харизматичным и проницательным современником Хади – Анваром Ибрагимом. Его целью был проект исламизации самой ОМНО. Исламское высшее образование, исламские банковские услуги, религиозная бюрократия – Махатхир и Анвар украли у PAS все религиозные молнии. Но так было, пока в ОМНО не произошёл раскол. В 1998 году Махатхир арестовал Анвара, попытавшегося занять его место. После этого в PAS перешли многие сторонники Анвара, что помогло этой партии расширить влияние на всю страну, выйдя за пределы своих базовых северных районов.

    На выборах 2013 года Наджиб проиграл по числу полученных голосов, но удержался у власти, благодаря манипуляциям с границами избирательных участков. После этого он занялся привлечением Хади на свою сторону, например, поддержав потенциальное введение суровых наказаний «худуд» (предписанные Богом, согласно исламскому праву) за такие преступления, как измена, употребление алкоголя, вероотступничество. Это был ловкий ход в духе Макиавелли, который не только помог вывести PAS из оппозиционной коалиции, но и заставил Хади защищать Наджиба, несмотря на множество скандалов, в которых был замешан премьер.

    Прогнозы и ожидания

    Партия PAS заявляет о планах выставить кандидатов примерно в 60% парламентских округов. Это позволит ей отобрать голоса малайцев у «Альянса надежды», благодаря чему ОМНО сможет одержать множество побед с небольшим перевесом. Если же явка малайцев будет низкой, «Альянс надежды» пострадает больше Наджиба, который в итоге может получить больше мест, причём даже с меньшим числом голосов, чем в 2013 году.

    Что же касается партии PAS, то сохранение её политического значения зависит от устранения угрозы, исходящей от Махатхира и «Партии национального доверия» («Аманах»), которая откололась от PAS. Эту партию сформировали умеренные сторонники Анвара. Если Махатхир не сумеет получить треть мест в парламенте, тогда PAS сможет заявить о своей незаменимости, даже если она проиграет во всех округах. В этом сценарии ни один лидер малайской оппозиции не посмеет осудить мусульманский национализм партии PAS. А у ОМНО, даже после победы на выборах, будет ещё меньше морального мужества, необходимого для блокирования программы PAS.

    Если же Махатхиру удастся получить треть мест в парламенте, тогда в политике Малайзии произойдут значительные перемены, причём даже в том случае, если ОМНО технически останется у власти. «Аманах» смогла бы заменить PAS в качестве главной исламской партии, благодаря чему тенденции к нарастанию религиозного экстремизма, скорее всего, прекратятся. А партия PPBM смогла бы укрепиться в качестве альтернативного защитника привилегированного статуса малайцев, и тогда ОМНО потеряет свою монополию в этом вопросе. В результате, малайская политика станет более конкурентной.

    Пока что девяностолетний парень, вернувшийся в политику Малайзии, делает успехи во многих округах, традиционно голосующих за ОМНО и PAS. Но не только малайцы будут решать исход его сражения с PAS и Наджибом. Население многих колеблющихся округов этнически смешано, поэтому низкая явка немалайцев может помочь PAS – и повредить Малайзии.

    Чин-Хуат Вонг – политолог в Институте Пенанга (Малайзия).

    Copyright: Project Syndicate, 2018.
    www.project-syndicate.org


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласны с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.