Мнение | Почему протестуют россияне?

Андрей Колесников из Московского центра Карнеги — о протестном движении в Российской Федерации, его настоящем и перспективах.

Алексей Кудрин, бывший министр финансов, а сейчас председатель Счётной палаты РФ, выступил с предостережением, что стране грозит «взрыв» протестов, вызванный падением уровня жизни и массовой бедностью. Он не прав.

Экономика и достоинство

Многие считают Кудрина вождём небольшой группы либеральных технократов, работающих внутри нелиберальной системы российского президента Владимира Путина. Его слова имеют большой вес для либерально настроенных наблюдателей. Но в оценке сегодняшних социальных беспорядков в России Кудрин путает экономическое недовольство с чем-то намного более фундаментальным — с борьбой за достоинство.

Конечно, у россиян есть серьёзные экономические проблемы. Спад реальных доходов домохозяйств, который Кудрин называет одной из важнейших причин общественного недовольства, продолжается с 2014 года, когда Путин принял дорогостоящее решение незаконно аннексировать Крым у Украины. Неудивительно, что темпы роста частного потребления остаются низкими. А в прошлом году, когда правительство провело радикальную пенсионную реформу, которая, среди прочего, на пять лет повысила возраст выхода на пенсию, народные протесты оказались достаточно масштабными, чтобы заставить Путина не только публично вступиться в защиту этой меры, но и пойти на некоторые уступки.

Россиян не вполне убедили аргументы Путина, и общественное доверие к власти снизилось. Хотя протесты против пенсионной реформы утихли (отчасти благодаря проведённым арестам), избиратели наказали путинскую партию «Единая Россия» на региональных выборах в сентябре, а рейтинг поддержки Путина, колебавшийся около 80%, после октября 2018 года снизился до 64-68%.

Сейчас Путин примерно так же популярен, как и до аннексии Крыма, которая — вместе с сопутствующей риторикой национализма — повысила его поддержку. Спустя пять лет эта тактика, по всей видимости, снова уже не сработает: сегодня россиян явно перестали убеждать антизападные и милитаристские рассуждения.

Путин оказался в некомфортной позиции, потому что его любимый инструмент мобилизации народной поддержки перестал быть эффективным. Однако факт остаётся фактом: хотя рейтинг поддержки Путина сейчас ниже, чем ему хотелось бы, он стабилизировался, а это означает, что россияне в целом смирились со своими экономическими трудностями как с «новой нормой».

Протесты и коррупция

Но это не означает, что россияне готовы мириться с другими «нормами» поведения властей. Взгляните, например, на протесты, вспыхнувшие в мае в Екатеринбурге, четвёртом по численности жителей городе России. Их спровоцировали планы властей построить новый православный кафедральный собор в одной из немногих уцелевших зелёных зон города.

Проблемой была коррупция, а не экономика или даже религия.

Даже глубоко верующие россияне выступили против этой стройки. Людям надоели связи между органами власти, иерархами Русской православной церкви и фаворитами-бизнесменами. Желая сохранить поддержку своей традиционной базы избирателей (простых россиян за пределами Москвы), Путин приказал местным властям приостановить реализацию проекта, по крайней мере, на время. Это стало редкой победой для российского гражданского общества.

После этого начались протесты, вызванные арестом Ивана Голунова, известного журналиста-расследователя, который работал над темой коррупции в похоронном бизнесе. Недовольство спровоцировали не только сомнительные обвинения, связанные с наркотиками, но и плохое обращение правоохранительных органов с журналистом после ареста. Гнев и возмущение были настолько сильны, что весьма неожиданно Кремль быстро приказал освободить Голунова, которому грозили долгие годы в тюрьме (такого приговора мог бы ожидать любой человек, оказавшийся в его положении). И вновь Путин проявил готовность удовлетворить общество, а не рисковать дальнейшим ослаблением народной поддержки.

Впрочем, у этой готовности есть свои пределы. После освобождения Голунова полиция задержала более 500 демонстрантов, вышедших на центральные улицы Москвы в знак общего протеста против подавления независимых СМИ и содержания под стражей политзаключённых в России.

Наиболее впечатляющий случай гражданского неповиновения произошёл недавно на севере России — в Архангельской области. Узнав (случайно) о планах властей вывозить мусор из Москвы и закапывать его в местном девственном лесу, начинающемся рядом с городом Шиес, местное население стало выходить на демонстрации, которые длятся уже год и распространились на соседние регионы.

И вновь, здесь имеется экономический компонент: жители бедного региона выступают против происков зажиточной Москвы. Но они не требуют повышения реальных доходов. Они защищают своё общественное пространство от его оккупации центральным правительством и требуют не только прекратить строительство мусорного полигона, но и призывают к отставке губернатора, а в последнее время и самого Путина.

Хотя в мае правительство отложило планы строительства мусорного полигона в Шиесе, Путин упомянул эти протесты лишь однажды, назвав этот конфликт исключительно региональным явлением. И далеко не случайно эта тема вообще не была затронута 20 июня в ходе путинской «Прямой линии» — ежегодного прямого телеэфира, когда президент отвечает на вопросы россиян. Кремль, похоже, не вполне понимает, как справиться с этой новой формой сопротивления.

И она действительно новая. Архангельские протестующие продемонстрировали невероятную твёрдость, профессионализм и глубокое понимание путинской власти. Этими демонстрациями не руководит какая-то особая группа или движение с большими политическими планами. Протестующие в Архангельске (во многом схожие с протестующими в Екатеринбурге и даже в Москве) — это просто люди, которые борются за то, чтобы власти, наконец-то, начали относиться к ним с тем уважением и достоинством, которого они заслуживают.

Об авторе: Андрей Колесников – старший научный сотрудник и председатель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» в Московском центре Карнеги.

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org
Статья переведена на русский язык с оригинала на английском.