Мнение | 6 способов сделать Казнет миролюбивее

Оскорбления, провокационные клише и даже призывы к насилию в адрес определенных групп людей в и под постами в соцсетях, в рассылках в мессенджерах —к сожалению, это стало уже почти повседневностью. Однако онлайн-агрессия может очень быстро перейти в оффлайн. Накопившееся возмущение на фоне даже мелкого конфликта, подпитанное лидерами мнений и разошедшееся по мессенджеру, способно мгновенно вылиться в обострение ситуации и привести к насилию. Асель Мурат, участница Коалиции нового поколения правозащитников и консультантом по человеческому измерению при Офисе Программ ОБСЕ в Нур-Султане, рассуждает о языке ненависти в казахстанском сегменте Сети и о том, что можно противопоставить разжиганию вражды.

Пользователи социальных сетей часто озвучивают идеи якобы во благо страны и нации. Они могут осознанно или нет постить провокационные фейки, собирая сотни комментариев и репостов, разжигать конфликты, ксенофобию. При этом большинство интернет-пользователей могут даже не подозревать о том, что написав что-то в Сети, они нарушили закон.

Люди могут только интуитивно догадываться о том, было ли нарушение с их стороны или нет. Однако при этом они могут быть уверены, что, написав тот или иной комментарий, поступают правильно, так как «защищают» свой народ, религию или землю. И не понимать, когда и как они переступили черту закона, а именно статью 174 УК РК («Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни»).

В законе есть вроде бы понятная, но слишком общая формулировка того, что является его предметом, а порядок расследования по статье 174 УК РК начинается с вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. После этого проводится судебная психолого-филологическая экспертиза по утвержденной методике. Заключения экспертов служат основой обвинительного акта следствия и обвинительного приговора суда.

При этом критерии определения подсудности языка вражды (методика экспертизы) до сих пор скрыты от общественности по непонятным причинам. Общество вынуждено интуитивно догадываться, где проходят границы разжигания розни. Де-факто это приводит к тому, что люди сами, «на ощупь» разрабатывают «нормы» оценки событий и границы дозволенного. А государство «выбирает», кого привлечь к ответственности, а кого — не привлекать. Такая реактивная позиция дает ложное ощущение «силы», позволяет действовать избирательно. Однако это обманчивое и опасное ощущение.

К чему может привести такая «игра без озвученных правил»? В какой-то момент ситуация с языком вражды может резко обостриться и выйти из под контроля. Следовательно, нужны проактивные меры по предупреждению насилия на почве языка вражды, работа по повышению правовой грамотности, объяснение, дискуссии, принятие обществом правил и в идеале — саморегулирование.

По словам президента Международного фонда защиты свободы слова «Адил Соз», Тамары Калеевой, влияние закрытости методики негативное, «она должна быть открыта для всех. По каким причинам она засекречена, трудно сказать. Если методика была бы открыта, то все блогеры могли бы знать критерии подсудности языка вражды. Доступность методики помогла бы сократить число преступлений по статье 174 УК РК».

По мнению социолога Серика Бейсембаева, чаще всего языку вражды в Казнете подвержены меньшинства: иностранцы и этнические группы, например, китайцы. Как снизить градус ненависти в Казнете и снизить риски возникновения насилия? Я предлагаю рассмотреть 6 простых и достаточно очевидных способов.

Способ 1: Введение критериев подсудности языка вражды в казахстанское законодательство

Зимой 2020 года, через мессенджеры распространилось видео из города Алматы, в котором на студентов из Китая с криками набросилась группа неизвестных людей. Студенты несли бумажного дракона в университет, чтобы отметить китайский новый год. Такие видео могут побуждать людей совершать насильственные действия дальше по цепной реакции, если не принять профилактические меры. Этими мерами могло бы быть обнародование критериев подсудности языка вражды. Проще говоря, четкие и понятные формулировки, по которым можно определить, за что можно привлечь, а за что нет. В идеале — чтобы эти формулировки были в законе.

Без официальных критериев общество, в том числе блогеры с популистской повесткой, может устанавливать свои нормы и оценки событий. Эти общественные «нормы» могут и часто идут вразрез с законом и даже оправдывают насилие якобы во имя традиций, родины, нации и так далее. Вышеуказанное может привести как к насилию, так и к снижению туристического потенциала и инвестиционного климата страны.

Серик Бейсембаев, утверждает, что пользователи Казнета не понимают, какие негативные последствия могут возникнуть от использования языка вражды. Иными словами, они не видят связь между языком вражды и преступлениями на его почве.

Способ 2: Прозрачность методики судебно-лингвистической экспертизы (альтернатива первому способу)

Критерии подсудности языка вражды могут быть доступны в методике судебно-лингвистической экспертизы по статье 174 УК РК.  Несмотря на это, методика является непрозрачной и для служебного пользования (ДСП). Открытость методики позволила бы снизить число нарушений по статье 174 УК РК, поскольку общество будет знать, когда переходит границы закона.

Без критериев подсудности, общество вынуждено «играть в игру», правила которой ему неизвестны. Например, Кордайские события, произошедшие в феврале 2020 года, привели к человеческим жертвам, сжиганию имущества и мародерству. Насилие было спровоцировано сообщениями, разжигающими межэтническое напряжение в мессенджерах.

Так, Кордайские события показали, что ситуация вышла из-под контроля государства. Это значит, что государству необходимо принять превентивные меры, а не действовать, когда трагедия уже произошла.

Способ 3: Улучшение методики судебно-лингвистической экспертизы

Если методика будет в публичном доступе, это способствует ее улучшению и широкому обсуждению. Эксперты, специализирующиеся  на вопросах противодействия языку вражды, смогут вынести свои рекомендации в соответствии с международными стандартами. Так, методика сможет пройти тест на «социальный договор» и пройти общественную и международную экспертизу. Пока же мы можем только верить на слово, что методика релевантная, косвенно это подтверждается снижением числа возбужденных дел по статье 174. Но ощущение «кота в мешке» от этого не уменьшается.

Способ 4: Повышение навыков журналистов в фактчекинге и выработка языковых норм при освещении чувствительных тем

Нередко СМИ используют провокационные и оскорбительные клише и стереотипы в отношении некоторых этнических групп. По словам Александра Верховского, директора российского информационно-аналитический центра «Сова», применение таких клише в новостях помогает набрать большое количество просмотров, но ухудшает восприятие освещаемых групп в обществе. Это неизбежно ведет к обострению языка вражды. Очевидно, что журналистам и обществу необходимо выработать определенные языковые нормы при освещении чувствительных тем.

В казахстанском информационном пространстве также время от времени муссируются фейки про иностранцев, в частности, китайцев. Некоторые СМИ публикуют ложные новости, которые также провоцируют ненависть. Так, по словам Асхата Еркимбая, журналиста и медиа-тренера, казахстанские журналисты нуждаются в улучшении навыков  фактчекинга. 

К примеру, ненависть в отношении китайцев была спровоцирована фейками о зараженных масках из Китая в 2020 году, переносе 55 заводов в Казахстан из Китая в 2019 году, передаче акимом ВКО земли китайцам в 2019 году  и замужестве 24 тысяч казашек за китайцев в 2017 году.

Ненависть, подпитанная фейками, также проявляется на антикитайских митингах.

Способ 5: Соблюдение прозрачности и доступности информации

Китаист Антон Бугаенко утверждает, что секретность информации и договоров между Казахстаном и Китаем  подталкивает людей искать альтернативные неофициальные  источники информации, в том числе в виде фейков, о которых говорилось ранее.

Больше официальной информации и прозрачность договоров помогут снизить градус ненависти и как минимум разбавят влияние источников фейковых новостей и конспирологических теорий.

По словам Антона Бугаенко, эскалация синофобии и антикитайские митинги приводят к повышению процентов китайских кредитов, что в итоге сказывается на экономике.

Способ 6: Широкое освещение дел, возбужденных в рамках статьи 174 УК РК

Большинство дел, возбужденных в рамках статьи 174 УК РК, рассматриваются закрыто. Государство старается не придавать огласке детали и не привлекать к ним общественного внимания. С одной стороны такой подход оправдан, так как не дает повода раскачивать ситуацию и повышать градус дискуссий. С другой стороны разъяснение сути противоправных действий поможет обществу быть осведомленнее, что предотвратит рецидивы и установит те самые правовые границы.

Прогноз по проблеме

Если государство не разработает профилактические меры по обострению языка вражды, то ожидать, что Казнет станет миролюбивее, не стоит. Это чревато рано или поздно новыми кейсами всплеска насилия на почве ухудшения ситуации с языком вражды. 

Общество будет и дальше продолжать устанавливать свои «нормы» поведения во благо «нации и родины» из-за отсутствия подсудности критериев языка вражды в законодательстве и публичной недоступности судебно-лингвистической методики. Это может повышать градус ненависти в отношении этнических групп онлайн и повысить миграционные настроения нетитульного населения. 

СМИ продолжат ненамеренно использовать провокационные стереотипы и клише, которые могут спровоцировать насилие. Недоступность официальной информации по договорам между Казахстаном и Китаем и фейки будут повышать авторитетность конспирологических теорий и альтернативных источников.

Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!
Редакция
Фактчек в Казахстане и Центральной Азии. Первый центральноазиатский фактчекинговый ресурс. Открыт в мае 2016 года. Член международной сети фактчекинговых организаций (IFCN)