Мнение | Джордж Сорос: Как обеспечить победу демократической контратаке

В конце января 2020 года американский финансист, инвестор и филантроп Джордж Сорос выступил на Всемирном экономическом форуме в Давосе с программной речью. Публикуем её полностью в рамках партнёрского проекта Project Syndicate.

Мы живем в переломный момент истории. Само выживание открытых обществ находится под угрозой, и одновременно мы сталкиваемся с еще большим кризисом – глобальным изменением климата, которое угрожает выживанию всей нашей цивилизации. Этот двойной вызов вдохновил меня объявить о самом важном проекте в моей жизни. 

В моей новой книге «В защиту открытого общества» я доказываю, что в революционные моменты диапазон возможностей намного шире, чем в обычные времена. В такие моменты легче повлиять на события, чем понять, что происходит. И как следствие, финальные результаты часто не соответствуют ожиданиям людей. Это уже привело к массовому разочарованию, которое политики-популисты используют в своих целях. 

Открытые общества не всегда нуждались в столь решительной защите, как это требуется сегодня. Около 40 лет назад, когда я начал заниматься тем, что называю политической филантропией, в спину нам дул попутный ветер, ускоряя наше движение вперед. В необходимость международного сотрудничества верили почти все. В некотором смысле в это верил даже разваливавшийся и идеологически обанкротившийся Советский Союз — помните марксистский лозунг «Пролетарии всех стран объединяйтесь»? Европейский Союз, напротив, находился на подъеме, и я считал его воплощением открытого общества. 

Однако ситуация стала неблагоприятной для открытых обществ после экономического кризиса 2008 года, потому что он стал символом провала международного сотрудничества. Это, в свою очередь, привело к росту национализма — главного врага открытых обществ.

Прощай, нормальный мир

В середине 2019 года я ещё питал некоторые надежды на то, что ситуация исправится и произойдет разворот в сторону международного сотрудничества. Выборы в Европарламент принесли на удивление благоприятные результаты. Явка повысилась на 8%, увеличившись впервые со времён учреждения этого парламента. Но еще важнее то, что молчаливое большинство высказалось за расширение европейского сотрудничества. 

Однако к концу года мои надежды улетучились. Сильнейшие мировые державы — США, Китай и Россия — оставались в руках потенциальных или реальных диктаторов, а ряды авторитарных правителей продолжали расти. Борьба за предотвращение Брексита, губительного как для Великобритании, так и для ЕС, закончилась полной победой сторонников Брексита на выборах.

Национализм не просто не остановлен, а, наоборот, продолжает усиливаться. Самый серьёзный и пугающий регресс наблюдается в Индии, где демократически избранный Нарендра Моди создает индуистское националистическое государство, вводя репрессивные меры в Кашмире, полуавтономном мусульманском регионе, и грозя миллионам мусульман лишением гражданства.

В Латинской Америке продолжает нарастать гуманитарная катастрофа. К началу этого года почти пять миллионов венесуэльцев эмигрировали, что привело к колоссальным негативным последствиям для соседних стран. В соседней Бразилии президент Жаир Болсонару не смог предотвратить уничтожение тропических лесов Амазонки теми, кто пытается расширить скотоводческие ранчо. Еще одним ударом стала Конференция ООН по климату в Мадриде, чьи участники разошлись, так и не достигнув никакого значимого соглашения. И в довершение всего, Ким Чен Ын в своей новогодней речи пригрозил США своим ядерным потенциалом, а импульсивное решение Трампа убить второго по важности политика Ирана усилило риск конфронтации на Ближнем Востоке.

Китайский тест 

Проблема Северной Кореи, конечно, связана с другой, ещё более крупной проблемой — ухудшением отношений между США и Китаем. Они стали чрезвычайно запутанными и трудными для понимания. Однако взаимоотношения между двумя президентами, Дональдом Трампом и Си Цзиньпином, дают нам полезную подсказку. Оба лидера сталкиваются с внутренними ограничениями и различными противниками. Оба пытаются расширить свои должностные полномочия до максимальных пределов и даже больше. И хотя оба президента находят некоторые взаимовыгодные причины для сотрудничества, у них совершенно разная мотивация.

Президент Трамп — мошенник и законченный нарцисс, который хочет, чтобы весь мир вращался вокруг него. Когда его фантазии о том, чтобы стать президентом, осуществились, его нарциссизм достиг патологических размеров. Более того, он нарушил ограничения президентской власти, предусмотренные Конституцией, за что его подвергли импичменту. С другой стороны, он сумел привлечь множество сторонников, которые купились на его альтернативную реальность. В результате, его нарциссизм превратился в злокачественную болезнь. Он поверил, что может навязать свою альтернативную реальность не только собственным сторонникам, но и самой реальности. 

Си Цзиньпин, противостоящий Трампу, пережил травматический опыт в ранней юности. Его отец, один из первых лидеров Компартии Китая, был исключён из партии, поэтому Си Цзиньпин вырос в изгнании, в деревне. С тех пор целью руководства Си стало восстановление ключевой роли Компартии в жизни Китая. Он называет это «китайской мечтой» об «обновленном» Китае, способном демонстрировать свою силу и влияние во всём мире. Как только Си Цзиньпин накопил достаточно силы, он отверг тщательно разработанную систему коллективного руководства страной, чтобы стать диктатором. 

Что же касается их мотивации, то это два совершенно разных человека. Трамп готов пожертвовать национальными интересами ради своей личной политической или материальной выгоды, и он сделает практически всё что угодно, чтобы переизбраться в ноябре. Напротив, Си Цзиньпин старается использовать слабые стороны Трампа, а с помощью искусственного интеллекта стремится достичь полного контроля над своим народом. 

Однако успех Си Цзиньпина совершенно не гарантирован. Одна из уязвимостей Китая заключается в том, что он по-прежнему зависит от США, поставляющих микропроцессоры, которые нужны Китаю для доминирования на рынке сетей 5G и для завершения создания основанной на искусственном интеллекте системы социальных кредитов, угрожающей открытым обществам. 

Против Си Цзиньпина действуют и некоторые объективные силы, например, демография. Правило одного ребенка в семье, действовавшее с 1979 по 2015 годы, привело к нехватке молодых работников и женщин фертильного возраста. Неуклонно сокращается численность трудоспособного населения, при этом растёт доля пожилых людей. Программа «Один пояс — один путь», инициированная лично Си и предусматривающая строительство инфраструктуры, которая свяжет Китай с Европой и Африкой, потребовала предоставления странам, расположенным на этом пути, огромных кредитов. Некоторые из них никогда не будут погашены. Китай с трудом может себе позволить подобное, потому что его бюджетный дефицит растёт, а сальдо торгового баланса уменьшилось. С тех пор как Си Цзиньпин сконцентрировал власть в своих руках, экономическая политика Китая утратила былую гибкость и изобретательность. 

Положение Си усугубляется тем фактом, что администрация Трампа начала проводить всеобъемлющую политику, которую поддержали обе партии США: она объявила Китай стратегическим противником. Это единственная мера администрации Трампа, которую поддержали обе партии, и есть лишь один человек, который может безнаказанно её нарушить: сам президент Трамп. К сожалению, с точки зрения открытого общества, он способен на это, что он уже и продемонстрировал, превратив компанию Huawei в разменную монету на переговорах с Си.

Иран и импичмент 

В январе Трамп резко переключил внимание с Китая на Иран. У него не было стратегического плана, когда он санкционировал запуск ракеты, убившей командира спецподразделения «Силы Кудс» Корпуса стражей Исламской революции Касема Сулеймани и иракского командира проиранских вооружённых формирований. Но у Трампа есть безошибочные инстинкты, позволяющие ему предвидеть, как прореагируют на его действия верные сторонники. 

Они ликуют. Это чрезвычайно усложняет задачу контролируемой демократами Палаты представителей, которая объявила Трампу импичмент. Рассмотрение этого вопроса в Сенате, судя по всему, станет просто проформой, поскольку республиканское большинство в верхней палате Конгресса поддерживает Трампа.

В то же время, экономическая команда Трампа сумела перегреть и без того оживленную экономику. Фондовый рынок, празднуя военные успехи Трампа, вновь устремился к рекордным высотам. Но перегретая экономика не сможет кипеть очень долго. 

Если бы все это произошло ближе к выборам, победа Трампа была бы гарантирована. Проблема Трампа в том, что до выборов еще 10 месяцев, а в революционной ситуации это целая жизнь. 

Конечно, с точки зрения открытого общества, ситуация более чем мрачная. Из-за этого легко впасть в отчаяние, но это было бы ошибкой. Общество начинает осознавать опасность изменения климата. Эта задача стала главным приоритетом Евросоюза под руководством новой Еврокомиссии во главе с Урсулой фон дер Ляйен. А у Трампа, отрицающего изменение климата, явно ограничены возможности в определении глобальной повестки в этом вопросе. 

Надежда умирает последней 

Есть основания надеяться на выживание открытых обществ. У них, конечно, есть свои слабости, но они есть и у репрессивных режимов. Самый большой недостаток диктатур в том, что, когда они успешны, они не понимают, когда и как прекратить репрессии. Им не хватает сдержек и противовесов, дающих демократическим странам определенную стабильность. В результате, угнетённые со временем начинают восставать. 

Мы видим, как это происходит сегодня во всем мире. На сегодня самое успешное восстание произошло в Гонконге, однако оно даётся большой ценой: экономическое процветание этого города вполне может быть разрушено. 

Во мире происходит так много восстаний, что мне потребовалось бы слишком много времени, чтобы проанализировать каждый случай по отдельности. Однако, наблюдая за этим бунтарским ураганом, я рискну сделать обобщение о тех из них, которые, вероятно, окажутся успешными. Типичным примером является Гонконг, где у протестного движения нет явно идентифицируемого лидера, и, тем не менее, оно пользуется подавляющей поддержкой населения.

Я начал приходить к этому выводу, узнав о стихийном движении молодежи, которая стала появляться на митингах, организованных Маттео Сальвини, потенциальным диктатором Италии. Они выходили с фигурками сардин в руках под лозунгом «Сардины против Сальвини». По их словам, сардин намного больше, чем таких акул, как Сальвини, и поэтому сардины обязательно победят.

«Сардины против Сальвини» — это итальянский вариант общемирового тренда, который задаёт молодежь. И поэтому я пришёл к выводу, что сегодняшняя молодежь является бастионом открытого общества; она не боится противостоять националистическим диктатурам ради его защиты. 

Я вижу и ещё одну конструктивную силу, которая возникает по всему миру: мэры крупных городов объединяются для решения важнейших задач. В Европе вопросы изменения климата и внутренней миграции занимают важнейшие места в повестке дня. И это те самые проблемы, которые сегодня больше всего тревожат молодёжь. Объединившись вокруг этих тем, можно создать мощное проевропейское движение за открытое общество. Впрочем, сбудутся эти чаяния или нет, пока что открытый вопрос. 

Как добиться будущего, которого мы хотим

Учитывая чрезвычайную ситуацию с изменением климата, а также беспорядки во всем мире, не будет преувеличением сказать, что 2020 год и несколько последующих лет определят не только судьбу Си Цзиньпина и Трампа, но и судьбу всего мира. 

Даже если мы выстоим в ближайшем будущем, нам всё равно будет нужна долгосрочная стратегия. Если Си Цзиньпину удастся полностью внедрить систему социальных кредитов, он сделает реальностью настоящую оруэлловскую авторитарную систему и создаст новый тип человека, готового отказаться от личной независимости, чтобы избежать неприятностей. Личную независимость, однажды утраченную, будет очень сложно вернуть. Для открытого общества не останется места в таком мире.

Я считаю, что в качестве долгосрочной стратегии наша главная надежда должна быть возложена на доступность качественного образования, а особенно такого образования, которое укрепляет независимость личности, развивает критическое мышление и акцентирует внимание на интеллектуальной свободе. Более того, я верю в пользу высшего образования для открытых обществ уже несколько десятилетий, и ещё 30 лет назад создал учебное заведение, которое занимается именно этим. Оно называется Центрально-Европейский университет (ЦЕУ), и его миссия заключается в продвижении ценностей открытого общества. 

Всего за 30 лет ЦЕУ стал одним из ста лучших университетов мира в области социальных наук. Он также стал одним из самых интернациональных университетов в мире: здесь учатся студенты из 120 стран, которых обучают преподаватели из более чем 50 стран. В последние годы ЦЕУ завоевал мировую репутацию защитника академических свобод от Виктора Орбана, премьер-министра Венгрии, который одержим желанием уничтожить этот вуз. 

В ЦЕУ студенты и преподаватели, представляющие очень разные культуры и традиции, слушают друг друга и дискутируют между собой. Это показывает, что активная гражданская деятельность может сочетаться с качественным научным образованием. Впрочем, ЦЕУ сам по себе недостаточно силен, чтобы стать тем образовательным учреждением, в котором нуждается мир. Для этого требуется глобальная образовательная сеть нового типа. 

Образование — это всё 

К счастью, у нас есть строительные блоки для создания такой сети: ЦЕУ и Бард-колледж в США уже являются долгосрочными партнерами. ЦЕУ — это вуз с магистерской программой, а Бард — инновационный колледж с программой бакалавриата, работающий в основном в сфере гуманитарных наук. Оба поддерживаются «Фондами Открытого общества» (ФОО), у них есть стимулы помогать другим университетам и колледжам по всему миру. Бард и ЦЕУ установили множество успешных связей в менее развитых регионах мира. 

Настало время, чтобы ФОО приступили к осуществлению амбициозного плана по строительству на этом фундаменте новой и инновационной образовательной сети, которая реально нужна миру. Она будет называться «Университетская сеть Открытого Общества» (Open Society University Network), сокращённо УСОО (OSUN). 

Сеть УСОО будет уникальной. Она станет международной платформой для обучения и исследований. На первом этапе она займётся укреплением связей в уже существующей сети. На втором этапе мы откроем эту сеть для других учреждений, которые захотят присоединиться и будут соответствовать необходимым требованиям. 

Чтобы продемонстрировать, что эта идея практична, мы уже реализуем первый этап данного плана. Мы проводим совместные занятия для студентов из нескольких университетов, расположенных в разных частях мира; их проводит общий преподавательский состав. И мы осуществляем совместные исследовательские проекты, в которых сотрудничают люди из множества университетов. 

УСОО пойдёт по стопам ЦЕУ и Бард-колледжа, стремясь туда, где требуется высококачественное образование, и где есть игнорируемые группы населения, например, беженцы, заключенные, цыгане и другие группы, вынужденные покинуть свои дома, например, рохинджа. УСОО готова начать масштабную программу «ученые под угрозой», связав многих академически успешных ученых, которые сегодня подвергаются опасности из-за своих политических взглядов, с этой новой глобальной сеть и друг с другом. 

ЦЕУ уже является частью сети европейских университетов социальных наук под названием CIVICA, которую возглавляет парижский университет Science Po и в которую входит Лондонская школа экономики. CIVICA выиграла конкурс, организованный Евросоюзом, по условиям которого члены консорциума должны сотрудничать не только в сфере образования, но также в сфере гражданских и международных отношений. Партнёрство ЦЕУ и Бард-колледжа уже является новатором на этом направлении, и мы надеемся, что члены CIVICA будут заинтересованы присоединиться к УСОО, закладывая фундамент для действительно глобальной сети. 

Чтобы продемонстрировать нашу поддержку УСОО, ФОО вкладывают в этот проект один миллиард долларов. Впрочем, мы не сможем построить глобальную сеть в одиночестве, нам нужны партнеры — институты и сторонники во всём мире, готовые присоединиться к нам в этом начинании.

Я считаю УСОО самым важным и долгосрочным проектом моей жизни, и мне бы хотелось, чтобы он был реализован, пока я ещё здесь. Я надеюсь, что те, кто разделяют цели УСОО, присоединятся к нам ради их осуществления.

Об авторе: Джордж Сорос — основатель и председатель Фондов Открытое общество, автор новой книги «В защиту открытого общества» (Public Affairs, 2019).

Copyright: Project Syndicate, 2020.
www.project-syndicate.org

Вы можете внести вклад в борьбу с дезинформацией: Для сохранения объективности, редакция Factcheck.kz, как правило, отказывается от рекламы и сохраняет независимость и принципиальную равноудаленность от государства, крупных компаний и политических лагерей — и именно ваша поддержка делает это возможным. Мы гарантируем рациональное планирование расходов. Народное финансирование позволяет проекту быть ещё более устойчивым и продолжать верификацию информации и проверку заявлений государственных деятелей, чиновников и экспертов.


Пожалуйста, выберите любую сумму



Или введите свою

Редакция
Фактчек в Казахстане и Центральной Азии. Первый центральноазиатский фактчекинговый ресурс. Открыт в мае 2016 года. Член международной сети фактчекинговых организаций (IFCN)