Манипуляция | «В Казахстане стремительно растет “зеленая” экономика»

В середине августа газета «Экспресс К» опубликовала текст, в котором недвусмысленно указала на «бурные» и даже «стремительные» темпы роста альтернативной энергетики в Казахстане. В оправдание эпитетов автор привел следующие данные: за шесть месяцев 2019 года возобновляемыми источниками было произведено на 30% больше электроэнергии, чем за аналогичный период 2018 года.

Президент Касым-Жомарт Токаев едва ли разделяет патриотический пафос газеты. В своем недавнем выступлении на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» он отметил, что «зеленые» технологии в энергобалансе Казахстана не превышают 1,5%. Он напомнил, что речь идет об «очень дорогой вещи», и если уж европейцам нелегко дается этот переход, то «что уж говорить о нас».

Разберём обе позиции.

Что касается “зелёных” технологий, то в энергобалансе Казахстана они занимают не более 1,5%

Касым-Жомарт Токаев

Вердикт: Правда

Согласно официальным данным министерства энергетики, в первом полугодии 2019 года доля вырабатываемой возобновляемыми источниками (ВИЭ) электроэнергии в общем объёме составила 1,77%. За этой цифрой кроется работа солнечных электростанций (СЭС), ветровых электростанций (ВЭС), малых гидроэлектростанций (ГЭС) и биоэлекстростанций.

Вместе с тем отметим: профильное ведомство – намеренно или нет – подменяет понятия на уровне дискурса и отчетности. Министр энергетики Канат Бозумбаев, выступая в июне перед мажилисменами, напомнил, что к 2020 году доля ВИЭ в общем объеме производства электроэнергии должна достичь 3%, а к 2030 году – 10%. Однако глава министерства не пояснил, что названные им целевые индикаторы (согласно Концепции по переходу Республики Казахстан к «зеленой» экономике) относятся исключительно к СЭС и ВЭС.

Таким образом, если исключить из системы подсчёта доли ВИЭ малые ГЭС и биоэлектростанции, выходит, что солнечные и ветровые установки пока производят лишь 1,01% от общего объема вырабатываемой в Казахстане электроэнергии.

Будут ли достигнуты цели, поставленные в Концепции по переходу Казахстана к “зеленой” экономике? Судя по бурным темпам роста альтернативной энергетики, вполне может быть

«Экспресс К»

Вердикт: Манипуляция

Представленная ниже диаграмма основана на статистике министерства энергетики и демонстрирует темпы роста солнечной и ветровой энергетики Казахстана за последние пять лет.

Желтая кривая на графике убедительно дает понять, что никаких «бурных» темпов роста в предыдущие годы в солнечной энергетике не наблюдалось. Синяя кривая хоть и рисует более оптимистичную картину, однако «стремительный» рост электроэнергии, вырабатываемой ВЭС, в прошлом году внезапно остановился. Таким образом, аномалии, зафиксированные на диаграмме, не позволяют делать выводы не только о «бурных», но и даже о поступательных темпах роста альтернативной энергетики.

Контекст (на примере солнечной энергетики)

Выработка электроэнергии на отечественных СЭС с 2018 года выросла в три раза (что и обеспечило тот самый 30%-й рост, который так вдохновил автора «Экспресс К»). Такой грандиозный скачок обусловлен вводом в эксплуатацию в минувшем году сразу двух крупных объектов – СЭС «Бурное Солар-2» (50 МВт) и СЭС «Сарань» (100 МВт). В последний раз сопоставимый по мощности объект запускался в Казахстане в 2015 году.

Строительство СЭС «Сарань» в Карагандинской области начали летом 2017 года. На торжественной церемонии начала работ тогдашний аким области Ерлан Кошанов заметил, что инвесторы «к этому шли больше пяти лет», то есть аж с 2012 года. Стоимость проекта в результате составила 137 млн долларов США. При этом главный инвестор – немецкий Goldbeck Solar – в качестве кредита получил от Европейского банка реконструкции и развития 73,5 млн долларов США. Последнее, как отметил инвестор впоследствии, и предопределило скорейшее завершение строительства электростанции.

Строительство второй очереди СЭС «Бурное Солар» запустили осенью 2017 года – спустя два года после ввода в эксплуатацию первой очереди. В целом проект «Бурное Солар» ведет свою историю с 2014 года, когда была образована совместная казахстанско-британская компания «Samruk Kazyna — United Green». Стоимость строительства СЭС «Бурное Солар-2» составила 134,5 млн долларов США. Европейский банк реконструкции и развития совместно с Фондом чистых технологий выделил на проект 54,5 млн долларов США. Соглашение о поддержке проекта с казахстанской стороны подписал лично министр энергетики Канат Бозумбаев.

Оба проекта были реализованы при помощи нерыночных инструментов: поддержки государства и привлечения тенговых займов Европейского банка реконструкции и развития. Специалисты, работающие с крупными международными инвесторами, считают такие схемы непоказательными («это может быть просто как потемкинские деревни»).

USAID настаивает, что развитию рынка альтернативной энергетики в Казахстане мешает сразу несколько факторов. Ниже приведем лишь некоторые из них:

  1. Единый покупатель электрической энергии от отечественных объектов ВИЭ – Расчетно-финансовый центр при KEGOC – не обладает достаточной финансовой устойчивостью: малый уставный капитал, отсутствие активов, величина резервного фонда составляет лишь 3% от величины годовых затрат на покупку электроэнергии;
  2. Действующий типовой договор купли-продажи электроэнергии (PPA) не приемлем для банков: в нем нет стандартных положений о взаимных гарантиях, положения о компенсациях при досрочном расторжении и страховании, а также положения о правах вступления кредиторов в проект в случае нарушения девелопером условий;
  3. Министерство энергетики реализует политику как в отношении традиционной «коричневой» энергетики, так и в отношении альтернативной, на что зачастую попросту не хватает ресурсов. Международный опыт диктует необходимость учреждения отдельного агентства ВИЭ, которое выполняло бы не только контрольные функции, но и реализовывало бы отраслевую политику.

Добавим, что и СЭС «Сарань», и СЭС «Бурное Солар» работают в рамках политики фиксированных тарифов, которая действовала в республике до введения аукционов в мае 2018 года. То есть РФЦ покупает у станций электричество по 34,61 тг/кВтч. Аукционная же система подразумевает торги на понижение.

В итоге в 2018 году по малым проектам СЭС аукционные цены сложились в диапазоне от 18 до 19,63 тг/кВтч, а по крупным проектам – на уровне от 18,6 до 22,9 тг/кВтч. При этом даже самый высокий утвержденный тариф – 22,9 тг/кВтч (0,059 долл/кВтч) – на 30% ниже среднемировой стоимости солнечной энергии (0,085 долл/кВтч) в 2018 году. В этой связи на повестку дня также выходит вопрос о качестве оборудования, на котором в ближайшие годы должны заработать новые казахстанские объекты ВИЭ.