Правда ли, что у котов в Ухане обнаружили коронавирус?

4 апреля Газета.ru опубликовала материал в котором говорится, что «около 15% проверенных в Ухане на коронавирус кошек оказались инфицированы. К такому выводу пришли ученые Уханьского института вирусологии и Хуачжунского сельскохозяйственного университета, передает сайт bioRxiv». Речь идёт о работе китайских биологов «SARS-CoV-2 вируснейтрализующие антитела у кошек: серологическое исследование». Помимо упомянутых организаций, в исследовании приняли участие сотрудники Лаборатории развития продуктов ветеринарной диагностики Министерства сельского хозяйства. 

Вердикт: Манипуляция и полуправда

Во-первых, заголовок и первое предложение материала утверждающие, что у уханьских котов (15%) обнаружили COVID-19 не соответствует ни действительности ни даже дальнейшему «повествованию». В тексте говорится о том, что «в рамках исследования, ученые взяли анализы у 39 кошек до вспышки и у более 100 животных после… Как выяснилось, до распространения коронавируса кошки не были заражены, однако после вспышки 15 из 102 кошек оказались инфицированы». В общем, в исследовании на которое ссылается Газета.ru участвовали 143 кошки. Согласитесь, выборка не столь велика. О подобных исследованиях мы уже писали.

Во-вторых, портал BioRxiv (сервер научных предпубликаций в области биологии) так прямо и предваряет все публикуемые исследования по теме коронавируса: 

BioRxiv получает много новых работ по коронавирусу SARS-CoV-2. Примечание: это предварительные отчеты, которые не прошли рецензирование. Их не следует рассматривать как убедительные, руководствоваться ими в клинической практике\поведении, связанном со здоровьем, или сообщать о них в средствах массовой информации как о достоверных.

bioRxiv

Об исследовании подробно

В целом оно уместилось на 12 страницах. Серологическое исследование крови котиков на антитела проводилось посредством ИФА-анализа, реакции нейтрализации (РН или VNT-англ.) и вестерн-блоттинга. При этом ПЦР-исследование носоглоточных и анальных мазков показало, что двойного генноположительного образца обнаружено не было.

Это значит, что  у 15 (14,7%) из 102 кошек были обнаружены антитела в ходе ИФА-анализа, у 11 (10,8%) из них далее обнаружились антитела в результате VNT-исследования сыворотки крови. При этом самый высокий титр при реакции нейтрализации оказался у трёх кошек, принадлежащих пациентам с COVID-19. 

Заметим отдельно, что в крови у исследовавшихся уханьских котов были обнаружены антитела, но применённый метод ПЦР, как ясно, из исследования не дал результатов. 

В связи с этим в работе говорится, что причины возможно такие:
(1) “нагрузка” вирусной РНК слишком мала, чтобы ее можно было обнаружить;
(2) инфекция протекала бессимптомно или быстро, а исследование проводилось, когда острая фаза уже прошла;
(3) в случае с кошками могут быть варианты геномных последовательностей, приводящие к неудачам в ходе ПЦР (то есть получении множества копий определенных фрагментов ДНК или РНК  в биологическом образце).

Выводы исследования

Учёные в своём небольшом отчёте пришли к следующим выводам: в Ухани есть инфицированные кошачьи популяции, поэтому риск может также возникнуть в других очагах. Предположительно произошла передача вируса от человека к кошкам (не наоборот!). Конечно, это необходимо подтвердить соответствующим исследованием SARS-CoV-2 до вспышки при помощи широкого диапазона отбора проб, — пишут учёные. Каким образом это будет сделано — вопрос для пытливых умов. В исследовании ссылаются на отчёт (Hualan Chen, 2020) в котором говорится, что кошки могут заражать SARS-CoV-2 друг друга посредством респираторного пути передачи заболевания. Также авторы обсуждаемой работы утверждают, что в настоящее время нет никаких свидетельств передачи SARS-CoV-2 от кошки — человеку.

Хотим напомнить ещё раз, что к препринтам научных статей следует относиться с максимальной осторожностью и ни в коем случае не использовать данные из них в качестве доказанного факта.

Айгерим Мекишева
Журналист, фактчекер, МА (Journalism for international students, University of Westminster, London), технический писатель, редактор, PR-специалист, руководитель проектов (медиа и PR)