Статистика занятости в Казахстане: правда или манипуляция?

Министерство труда и социальной защиты ожидает, что к концу года ситуация на рынке стабилизируется настолько, что уровень безработицы составит 6,1%. Иными словами, в профильном ведомстве рассчитывают, что новый 2021 год без работы встретит всего чуть больше полмиллиона казахстанцев. К слову, в последний раз уровень безработицы в Казахстане превышал 6% в 2010 году. Максимальной величины этот показатель достигал в 1999 году (13,5%), минимальной — в 2019 году и первом квартале 2020 года (4,8%).

«6,1% безработицы на конец текущего года при 4,8% за первый квартал вполне реалистичны, — говорит Олжас Тулеуов, вице-президент Центра развития трудовых ресурсов (WDC) министерства труда и социальной защиты населения. — При этом данный прогноз в 6,1% является результатом базово-оптимистичного сценария».

Специалист отметил, что «умеренный» и «пессимистичный» сценарии предполагают заметно более высокий уровень безработицы к концу года, однако цифры не озвучил. Между тем, аналитический отчет WDC сообщает: «Численность безработных снизилась с отмеченных выше 4,2 млн человек в апреле до 1,1 млн человек в мае и 735 тыс человек в июне».

Почему 6,1% безработицы — чрезвычайно оптимистичный прогноз

Независимые эксперты, опрошенные FactCheck.kz, оптимизма Минтруда не разделяют и силятся понять, на чем основан озвученный министром прогноз. Экономисты международных организаций рисуют совсем другие перспективы:

  • Международный валютный фонд (МВФ) ухудшил свой прогноз для Казахстана. В апреле международная организация, приняв во внимание 4,5% рост реального ВВП республики в 2019 году, ожидала, что по итогам 2020 года показатель упадет на 2,5%. В июне МВФ сообщил, что пандемия COVID-19 оказала «более негативное влияние на экономическую активность в первой половине 2020 года, чем ожидалось, и, по прогнозу, восстановление будет более постепенным, чем прогнозировалось ранее». Теперь специалисты считают, что падение реального ВВП Казахстана в 2020 году составит 2,7%. 
Данияр Молдоканов

Разница между прошлым годом и нынешним — очень существенная (7,2 п.п.). «При таком раскладе уровень безработицы по-хорошему должен составить около 10%», — считает независимый исследователь и экономист Данияр Молдоканов. По апрельским прогнозам МВФ, безработица в Казахстане в 2020 году будет на уровне 7,8%.

  • На быстрое восстановление экономической активности не рассчитывают и в Международной организации труда (МОТ). В конце июня ее глава заявил, что последние оценки свидетельствуют о значительно большем сокращении рабочего времени в мире в первой половине 2020 года, чем предполагалось ранее. По расчетным данным организации, количество рабочих часов в странах Европы и Центральной Азии в первом квартале сократилось на 3,4% (предыдущая оценка — 3%), во втором квартале — на 13,9% (предыдущая оценка — 12,9%). В результате даже самый оптимистичный прогноз развития ситуации на рынке труда не гарантирует возвращения к докризисным показателям к концу года.
Строительство, Рабочий, Бетон, Hummer Вибратор, Работу

В ООН предполагают, что спрос на рабочую силу будет оставаться низким до тех пор, пока общественность будет обеспокоена угрозой распространения COVID-19. «Все больше отраслей экономики — розничная торговля, развлечения и отдых — вероятно, будут переходить в онлайн. Там, где это невозможно, будут осваивать автоматизацию для снижения зависимости от человеческого труда», — объясняют эксперты департамента по экономическим и социальным вопросам ООН. 

В период действия режима чрезвычайного положения, введенного в связи с распространением COVID-19, социальную выплату в 42 500 тенге получили 4,6 млн казахстанцев (всего претендовали на нее 8 млн человек). С официальной точки зрения именно такое количество людей вынужденно остались без работы — 49,8% от рабочей силы. Марат Шибутов, политолог и член Национального совета общественного доверия (НСОД), не верит, что от этой цифры можно быстро вернуться к 6,1%. 

«У нас пока далеко не все отрасли восстановились, и я думаю, до конца года не восстановятся, — говорит эксперт. — Мне кажется, пора Минтруда и МНЭ перестать лакировать реальность, можно уже давать реальную картину. Вряд ли кто-то поверит, если цифры безработицы будут меньше 10%».

Почему в Казахстане есть возможности для манипуляций со статистикой  

До августа 2014 года статистическое ведомство существовало в структуре правительства как отдельное агентство. Шесть лет назад Нурсултан Назарбаев своим указом упразднил все агентства, переведя их в состав министерств. Так казахстанские статистики лишились своей самостоятельности и оказались под крылом другого центрального госоргана — министерства национальной экономики. В ходе реформы правительства значительно пострадал и кадровый потенциал бывшего статагентства, делится экономист Жаксыбек Кулекеев, возглавлявший ведомство в конце 90-х.

Жаксыбек Кулекеев
Жаксыбек Кулекеев

По закону руководитель комитета назначается и освобождается от должности главой соответствующего министерства. Кроме этого, комитет в пределах своих компетенций может «участвовать в выполнении стратегических функций» центрального госоргана, в состав которого входит. «Организационная структура нашего правительства сейчас дает определенное преимущество Минэкономики, чтобы оно оказывало влияние на поведение статистиков», — считает Кулекеев.  

«Министерство национальной экономики формирует итоговые показатели страны, отвечает за экономическую политику. Оно по определению должно заниматься прогнозированием тенденций развития многих процессов. Имея комстат в своем составе, МНЭ будет требовать, чтобы статистики занимались прогнозами. А по требованиям международных организаций они не должны заниматься прогнозами. Они должны только фиксировать то, что есть. Если они будут заниматься построением прогнозных расчетов, то могут стать их заложниками. Завтра МНЭ будет упрекать их: “Вы дали прогноз, подгоните цифры под него”», — описывает эксперт возможный вариант развития событий.

Чтобы его исключить, статведомство должно быть если не самостоятельным, то находиться в составе министерства, не заинтересованного в каких-либо социально-экономических показателях. Например, в министерстве обороны, говорит Кулекеев. 

Как от нас ускользает полная картина занятости

Пример 1. Количество непродуктивно самозанятых казахстанцев

По официальным данным, непродуктивно самозанятых (не регистрирующих свою деятельность либо получающих доход ниже прожиточного минимума) в «допандемический» период в Казахстане было менее 200 тыс, отмечает Молдоканов. При этом экономист обращает внимание на то, что эта цифра не соответствует другим статистическим показателям:

«Согласно статистике 2018 года, из 2,1 млн самозанятых приблизительно 1,5 млн работали в качестве зарегистрированных ИП. Таким образом, только незарегистрированных самозанятых у нас было 579 тыс человек. А если прибавить к этому числу неактивные ИП, получается, что непродуктивно самозанятых — без учета тех, кто получает доход ниже прожиточного минимума — уже 800 тыс», — объясняет исследователь.

Пример 2. Количество иностранных работников

Марат Шибутов указывает на масштабный недоучет в отечественной статистике занятости граждан иностранных государств, работающих на территории республики. По его словам, за официальными цифрами скрываются порядка 400-500 тыс человек:

Скепсис и опасения на фоне планов ввести всеобщее декларирование
Марат Шибутов. Фото: Радио Азаттык

«К примеру, по данным Евразийской экономической комиссии, в 2019 году в Казахстане работало 39 978 граждан стран ЕАЭС. Где они в статистике? Нет их. На этот год квота на привлечение трудовых мигрантов, включая граждан стран СНГ, составляет 390 тыс человек. Где они в статистике? Нет их. Привлеченные иностранцы на новые инвестиционные проекты без квоты – их тоже нет в статистике». 

Пример 3. Количество безработных казахстанцев

В феврале 2018 года заместитель председателя правления НПП «Атамекен» Эльдар Жумагазиев, выступая на расширенной коллегии министерства труда и социальной защиты населения, рассказал об итогах пилотного проекта по скринингу населения и субъектов МСБ районных центров Сарыагашского (г. Сарыагаш) и Мактааральского районов (г. Жетысай) Туркестанской области. «Результаты показали пятикратную разницу в количестве безработных людей между официальной статистикой и результатами скрининга», — заявил спикер.

Как собирают статистику занятости в Казахстане

Мыть, Блошиный Рынок, Цифры, Собирать, Коллектор

При формировании статистических показателей казахстанский статкомитет руководствуется, главным образом, рекомендациями Международной конференции статистиков труда (МКСТ). «Лучшей методологии и классификации рабочей силы попросту еще нет», — замечает Молдоканов. «Инструменты что на Западе, что у нас — одинаковые. Мы должны обеспечить сопоставимость наших показателей на международном уровне», — продолжает мысль коллеги Кулекеев.

В отношении наемных работников крупных и средних предприятий в Казахстане практикуют сплошной учет, когда все компании отчитываются перед государством о своем персонале. Эти данные эксперты единогласно оценивают как «более-менее достоверные». К другим категориям занятых методологический подход с 2001 года другой: их изучают в процессе выборочного обследования, когда для получения оценок состояния занятости генеральной совокупности применяется выборка домашних хозяйств (4,7% от общего количества). Очное интервьюирование респондентов и анализ данных осуществляется только один раз в квартал, а между обследованиями показатели определяются расчетным путем. 

«Другими словами, когда комстат публикует данные по безработице или занятости, эти цифры отражают результат выборочного обследования домашних хозяйств, а не сплошного учета безработных или занятых. Следовательно, оценка по итогам опроса может как отклоняться от действительности, так и соответствовать ей», — говорит Тулеуов.

Молдоканов же считает, что смысла сомневаться в качестве собираемых данных нет: «Даже с учетом человеческого фактора при соблюдении всех методологических рекомендаций МКСТ статистика будет отражать реальность на 95-99%».

Вместе с тем эксперты сходятся в том, что наибольший элемент оценки имеется в статистике самозанятых. Тулеуов объясняет, что это значит на практике: «органам госстатистики в условиях ограниченности достоверной информации приходится делать “досчеты”». В результате, качественных данных по этой категории лиц мы фактически не имеем.

О том, как статкомитет собирал данные с домашних хозяйств в период объявленного чрезвычайного положения, ничего не известно. По состоянию на 5 июня Казахстан не предоставил соответствующие данные МОТ. Между тем 17 июня 2020 года председатель комитета своим приказом утвердил методику проведения общегосударственных статистических наблюдений методом компьютеризированной системы телефонного опроса.

Национальные особенности классификации занятых

  • Законодательство в области занятости «отстает от реалий лет на 6-10 примерно» и уже не отражает сложную ситуацию на рынке труда, считает Марат Шибутов. С ним согласны и многие казахстанцы: 87% опрошенных жителей Алматы, Нур-Султана и Актобе в ходе исследования трудового законодательства в 2019 году однозначно заявили, что оно нуждается в модернизации.

Член НСОД уже обратился к министру труда и соцзащиты, председателю комитета по статистике с просьбой дополнить классификацию такими категориями как, например, «сезонные работники», «фрилансеры» (работники на договорах услуг), «работающие пенсионеры» и др. Отсутствуют в официальной статистике и «люди, отчаявшиеся найти работу», как то рекомендует МКСТ. Эксперты полагают, что это упущение может быть не случайным: относя эту группу к экономически неактивному населению, появляется возможность манипулировать статистикой безработицы.

Камал Сабиров
  • Отечественное определение самозанятого населения лишь частично соотносится с соответствующим понятием из Международной классификации статуса занятости (ICSE-93), отмечает в своем исследовании юрист Камал Сабиров. Вероятно, поэтому казахстанские экономисты указывают на «искусственный характер» выделения этой категории, отмечает Айман Жусупова, эксперт Института мировой экономики и политики. 

Еще более сомнительным является понятие «непродуктивно самозанятые», обращает внимание Молдоканов. В международной классификации самозанятые не выделены из группы занятых непродуктивными видами деятельности. Методологическое ноу-хау стало результатом выхода самозанятых на повестку дня в 2015 году и разработки программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства в Казахстане.

  • «Действующее толкование понятия самостоятельно занятого населения является нечетким и может быть применено к широкому кругу лиц — в том числе, и к безработным гражданам», — утверждает Сабиров. По оценкам эксперта в сфере трудового законодательства Муслима Хасенова, которые Сабиров приводит в своем исследовании, треть сегодняшних самозанятых, или свыше полумиллиона человек, можно рассматривать как безработных. 

Используемая в Казахстане методика относит к числу самозанятых такие фактически безработные категории населения как «занятые в личном подсобном хозяйстве», «неоплачиваемые работники семейных предприятий», «непродуктивно занятые на индивидуальной основе (недействующие из числа зарегистрированных и незарегистрированные)».

Какие показатели помогут отслеживать реальную ситуацию на рынке труда

О состоянии занятости казахстанцев в апреле-июне 2020 года мы узнаем лишь в августе. В нынешних кризисных условиях такой лаг может дорого обойтись правительству, поэтому в настоящих условиях (и в будущем) имеет смысл обращать внимание на другие — иногда более оперативные — показатели. FactCheck.kz попросил экспертов назвать возможные альтернативы:

«Предлагаю 1-2 раза в год делать сверку полученных (от Комстата — прим. ред.) данных по занятости с данными ЕНПФ по отчислению обязательных пенсионных взносов и данными комитета государственных доходов министерства финансов по уплате индивидуального подоходного налога. Так можно будет получить достоверную и отражающую реальность статистику занятости, которую можно использовать для прогнозирования социальных и экономических процессов», — отмечает Шибутов.

ТОО «Центр исследований и консалтинга» - стратегический и ...
Куаныш Сайдуова

«О качестве занятости можно узнать, взглянув на отраслевую структуру занятости и ее перетоки между отраслями. У нас в стране переток занятых произошел из сельского хозяйства в услуги, при этом в основном в государственный сектор образования, здравоохранения и т.д. Доля занятости в секторе “Обрабатывающая промышленность” осталась примерно на том же уровне, что и в 2001 году. В идеале переток должен был произойти в обработку, а потом в услуги, но мы как-то перескочили сразу в не самые высокопроизводительные услуги», — говорит Куаныш Сайдуова, аналитик «Центра исследований и консалтинга».

«Наиболее показательными косвенными критериями, позволяющими судить о занятости населения, являются миграционные процессы. Речь идет и о продолжающемся поныне росте эмиграции, и о процессах внутренней миграции. Во главе угла стоит, в первую очередь, поиск работы, что особенно ярко проявляется среди молодежи. Также достаточно показательными являются опросы общественного мнения*, когда разница между субъективным восприятием себя как безработных и официальными показателями безработицы разнятся критическим образом», — подчеркивает Жусупова.

*Президент Центра социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова в интервью Vласти отметила, что за все годы существования центра, в кризис и вне кризиса, никто не заказывал никаких исследований, связанных конкретно с безработицей.

«Источниками информации могут служить данные Электронной биржи труда (ЭБТ) Enbek.kz и информация региональных Центров занятости населения** (ЦЗН), агрегируемая в рамках реализации госпрограмм “Енбек” и “Дорожная карта занятости”. Так, по данным ЭБТ можно отслеживать активность на рынке труда по создаваемым резюме и вакансиям, ЦЗН и оперативные показатели по госпрограммам могут отражать ситуацию с количеством зарегистрированных безработных или лиц, ищущих работу по новым создаваемым рабочим местам», — предлагает Тулеуов.

** Зарегистрироваться в качестве безработного и рассчитывать на получение социальной выплаты (на срок не дольше 6 месяцев) имеют право только те граждане, за которых производились социальные отчисления в Государственный фонд социального страхования. Если вы работали на себя и не были участником системы обязательного соцстрахования, при потере работы никакого практического смысла в получении официального статуса безработного у вас нет.

«Одним из оперативных инструментов для отслеживания состояния рынка труда — кроме статистики биржи труда — являются показатели розничной торговли***. Если они растут, экономика на подъеме. Значит, у людей есть доходы. Если эти показатели падают, значит, что-то не то с экономикой, потребление сужается. Надо заниматься тогда исследованием», — говорит Кулекеев.

*** Спикер отмечает, что упомянутый им показатель в казахстанских условиях не работает — как минимум потому, что формируется с недостаточной частотой. «У нас по-прежнему господствует производственная статистика, как это было принято в СССР. Мы меньше внимания уделяем формированию индикаторов, которые позволят нам оперативно отслеживать состояние экономики», — констатирует Кулекеев.

Маргарита Бочарова
Журналист-аналитик. Магистр социальных наук