Сложная природа суицида: статистика, факторы риска, мифы и стереотипы

Проблема суицида — комплексная и противоречивая. С одной стороны, есть ощущение, что в нашем обществе существует понимание её масштабов. В информационном поле время от времени появляются статьи об ежегодной статистике и месте Казахстана в мировом антирейтинге по суициду. Если поговорить с людьми, многие согласятся с тем, что это серьезная проблема. С другой стороны, как мы узнаем далее, не всё так однозначно с пониманием её природы, да и в интерпретации данных. А именно это необходимо для поиска действующих решений. Отдельное внимание при этом заслуживает тема ментального здоровья.

Чего в этой проблеме искать не стоит, так это однозначных и коротких ответов. Это важно произнести вслух, поскольку при изучении любой проблемы мы всегда ожидаем, что кто-то сможет дать нам конкретный ответ на вопрос «Почему это происходит?». Факторов очень много. Но именно понимание того, что это комплексная проблема, и является тем самым ответом, который, на наш взгляд, необходимо усвоить. И искать одного ответственного в этом — дело бесполезное.

В этой статье мы постарались собрать для вас наиболее важные данные о статистике, факторах риска, душевном здоровье, а также о мифах и стереотипах о суициде в нашем обществе.

Что говорят нам цифры?

Обсуждение этой темы уместно начать со статистики. Но, прежде чем переходить к конкретным цифрам, важно отметить, что сбор статистики по суициду проходит не без сложностей, как в мире, так и в Казахстане. Подробнее об этом мы писали в одном из наших фактчеков:

Сложность сбора данных по суициду заключается в том, что не все государства делают это на качественном уровне. И проблема не только в работе ответственных органов, но и в культурных особенностях разных обществ. Тема суицида считается запретной в некоторых странах, где в связи с этим случаи суицида могут замалчиваться или регистрироваться как непреднамеренные травмы. Информация по каким-то странам и вовсе отсутствует. Вследствие всего этого предполагается, что данные по количеству самоубийств в мире могут быть занижены.

Если говорить о нашей стране, в последнем глобальном докладе по суициду Всемирной организации здравоохранения данные по Казахстану отнесены во вторую категорию — «имеющие умеренные проблемы с качеством». Наши данные «имеют низкую полноту и/или проблемы с установлением причин смерти, которые, вероятно, влияют на оценочную смертность по причинам и временным тенденциям» (ссылка на скачивание доклада).

Поэтому нужно понимать, что существующая статистика показывает приблизительную картину. И всё же за неимением других данных мы будем ориентироваться на неё, и просто иметь в виду, что речь идёт именно о зарегистрированных случаях, и что фактические цифры могут отличаться.

Статистика по суициду в Казахстане собирается Комитетом по правовой статистике и специальным учётам Генеральной прокуратуры (в базе данных комитета цифры доступны только начиная с 2015 года) и Бюро национальной статистики в рамках проекта «Мужчины и женщины Казахстана». Однако за предыдущие периоды опубликовано недостаточно данных, а системно методология сбора критиковалась ещё в 2010 году. Тем не менее найти статистику суицида по Казахстану до 2015 года можно на сайтах международных организаций и исследовательских институтов. Важно отметить, что цифры в различных источниках могут отличаться, что, вероятно, объясняется разницей в методологии. В этом разделе для демонстрации ситуации мы используем данные Европейского регионального бюро ВОЗ.

Ниже — график, демонстрирующий как менялась смертность от суицида в Казахстане с 1985 года по 2017 год.

Взглянув на график, можно сделать несколько выводов. Первый — видимо, ситуация с суицидами в стране улучшается. По крайней мере смертность от суицидов в Казахстане заметно снизилась по сравнению с периодом середины 1990-х и 2000-х. Значит ли это, что нам не стоит переживать об этой проблеме? К сожалению, нет. Смертность от суицида всё ещё высока. И наглядно это видно, когда мы начинаем сравнивать ситуацию в Казахстане с ситуацией в соседних странах.

На этом графике мы видим показатели смертности от суицида и самоповреждения в Казахстане, России и странах центральноазиатского региона. По имеющимся данным, смертность от суицида в Казахстане гораздо выше, чем у наших южных соседей и находится приблизительно на одном уровне с Россией. Более того, Казахстан вместе с Россией входит в число стран с наиболее высоким уровнем суицида.

При этом, как мы помним, сбор данных происходит не без проблем, поэтому любые сравнения нужно делать с осторожностью. Как вы заметили по графику, не по всем странам нашего региона доступны полные данные.

О факторах риска и причинах

При обсуждении проблемы суицида особое внимание безусловно уделяется факторам риска и причинам. Для начала снова обратим внимание на статданные Комитета по правовой статистике, где проводится учёт факторов, предшествовавших суицидальному поведению. Самые значимые факторы разделены на 15 категорий плюс графы «не установлено» и «другое». К сожалению, большинство случаев записываются именно в эти две графы.

Если же считать только случаи, в которых факторы были установлены, в 2020 году самым распространённым фактором стало «одиночество с чувством отверженности» — 186 случаев из 3515. На втором месте идёт «тяжелое материальное положение» — 138 из 3515. А на третьем месте располагаются «тяжёлые соматические заболевания» и «разрыв семейных отношений» — 86 случаев из 3515. Если смотреть в гендерном разрезе, первые два фактора для мужчин остаются теми же, а на третьем месте оказывается именно разрыв семейных отношений. А вот у женщин третье место занимают «тяжёлые соматические заболевания». Если смотреть на ситуацию с подростками, то в этой возрастной группе преобладают такие факторы как «конфликтные отношения с родственниками» и «конфликтные отношения с родителями».

Могут ли эти цифры сказать нам что-нибудь? С одной стороны, это безусловно хорошо, что есть попытка отследить факторы риска. С другой стороны, когда факторы известны только в 18% случаев, делать какие-то выводы было бы опрометчиво — слишком много неизвестных. А в подростковой группе количество случаев, в которых факторы были определены, настолько мало, что едва ли вообще можно делать какие-то умозаключения. 

К тому же, как отмечает Всемирная организация здравоохранения, суицид никогда не бывает результатом какого-то одного фактора или события. Факторы, которые приводят человека к самоубийству, обычно многочисленны и сложны, и о них не следует сообщать упрощенно.

Поэтому важно с осторожностью использовать формулировки в стиле «одиночество — главная причина суицида в Казахстане». То, что 5% людей, совершивших суицид, чувствовали одиночество, во-первых, не подразумевает, что именно одиночество было главной причиной. Во-вторых, это слишком маленькая цифра, чтобы отнести это к главной причине. Ну и в третьих, такая формулировка слишком упрощает взгляд на проблему.

Важно отметить, что фактор риска — не то же самое, что прямая причина. Факторы риска суицида олицетворяют собой начальную стадию суицидального поведения.

Комментарии специалистов, с которыми мы пообщались, подтверждают, что факторов риска может быть большое множество. Они сходятся во мнении, что у суицидов довольно сложная природа. Каждый из них по своему подходит к объяснению факторов, но в итоге их рассуждения не противоречат друг другу, а где-то даже дополняют.

Врач-психиатр Анастасия Разживина говорит, что на решение человека свести счёты с жизнью может повлиять большое количество факторов: и социальные-экономические, и психологические. Суицид — это мультифакториальная история. Но к основным факторам риска врач относит стресс (по разным причинам), повышенную агрессивность (направленную на себя), а также отсутствие вовлечённости близких людей в проблемы суицидента. Важную роль при этом, по мнению Разживиной, также играет духовность (или её отсутствие), поскольку для многих людей вера может служить своего рода терапией. 

Клинический психолог Жанна Сафиуллина в свою очередь разделяет факторы на две большие категории: внешние и внутренние. Причём, по её словам, нельзя сказать, что из этого является первостепенным — скорее дело в сочетании факторов. Внешние факторы — кризисные ситуации, какие-то резкие негативные изменения в жизни человека, в результате которых человек осознаёт, что больше не может быть тем, кем он себя всегда считал. Что касается внутренних факторов, это то, как устроена личность человека: его характер, защитные механизмы психики, устойчивость к стрессу, умение находить для себя смыслы жизни.

Психолог Ольга Солоненко считает, что любые суициды формируются с детства. Чем больше было ненависти к ребёнку, отвержения и отстранения от него, не только в физических потребностях, но и эмоциональных, тем больше ребёнок начинает ощущать себя ненужным и брошенным. Даже если это взрослый человек, на него также влияет атмосфера, в которой он воспитывался в детстве. Также психолог напоминает о таком факторе как генетика, которая тоже может влиять на суицидальное поведение.

Говоря о факторах риска стоит уделить внимание научным статьям о суициде в Казахстане. Однако здесь мы столкнулись с некоторыми трудностями, которые заключаются в том, что из и без того малого количества статей, имеющихся в доступе, большая часть фокусируется только на суициде среди детей и подростков, тогда как о суициде среди других возрастных групп исследователи нашей страны и региона говорят мало.

И здесь стоит отметить, что хотя тема подросткового и детского суицида безусловно важна, внимание к суицидам среди взрослых явно недостаточно. В 2020 году около 96% всех суицидов в стране были совершены людьми старше 18 лет, но СМИ и политики акцентируют внимание почти исключительно на группе до 18.

В научном журнале Suicidology Online есть небольшой свежий обзор исследований о суициде в Центральной Азии, опубликованный в марте 2020 года. Хотя речь в обзоре идёт о центральноазиатском регионе в целом, а не отдельно о Казахстане, результаты могут быть полезными для понимания общей картины, поскольку страны региона сходны во многих аспектах.

Авторы статьи попытались собрать качественные и количественные данные о суициде в Центральной Азии, используя четыре электронные базы данных. В обзор попали только 15 исследований, что можно считать ограничением, но это всё же предоставляет какую-то информацию о нашем недостаточно исследованном регионе.   

В 8 исследованиях из 15 изучаются факторы риска суицида. Проанализировав их, авторы разделили факторы на пять категорий: психическое здоровье, семейная и общинная система, социально-экономические факторы, услуги, а также окружающая среда. Каждая из категории в свою очередь состоит из нескольких пунктов.

Savani et al. (2020) Systematic Review: Suicide in Central Asia. Suicidology Online, 11(1)

Примечание: В данном случае цифры от 1 до 5 означают количество исследований, которые упомянули те или иные факторы риска в таблице.

В категории психическое здоровье наиболее часто встречающимися факторами риска являются общие проблемы с психическим здоровьем, употребление алкоголя и депрессия. В категории семейная и общинная система преобладают такие факторы как насилие со стороны мужа и насилие со стороны других лиц. Другие факторы: конфликты в семье, принудительный брак и негативные сплетни. Социально-экономические факторы риска включают низкий уровень образования, конфликт на работе, миграция мужа, а также бедность. В категории услуги наблюдаются такие факторы риска как недостаток адекватной поддержки и помощи у женщин, а также некачественная медицинская помощь и ограниченная психологическая помощь. Ну и последняя категория в данной таблице, которая может показаться неожиданной, включает такой фактор как климат — в одном исследований было обнаружено, что высокие температуры летом могут служить фактором риска. Кроме этого, два других исследования указывают на воздействие радиации и получение травмы как факторы риска суицида.

Исследование также приводит и так называемые «защитные факторы» — обстоятельства, при которых человек менее склонен совершить суицид. Такие факторы описывались только в 4 исследованиях из 15. Детально о них можно прочесть в самой статье, но, если вкратце, многие из этих факторов являются полной противоположностью факторов риска: например, отсутствие насилия со стороны мужа, большая семейная поддержка и т.д. Возвращаясь к раннему комментарию Анастасии Разживиной о духовности, два исследования указывают на то, что религия и культурные традиции могут считаться защитными факторами для верующих людей.

Правда ли, что ничто не предвещало беды?

Как часто, читая новости об очередном суициде, вы сталкиваетесь со следующим описанием суицидента: «был спокойным, улыбчивым», «никакого странного поведения за ним/ней не наблюдалось»? Так обычно говорят близкие и знакомые погибших. Из-за этого часто складывается ощущение, что большинство суицидов происходит внезапно и практически на ровном месте. Это довольно распространённый миф.

На деле специалисты сходятся во мнении, что человек, желающий свести счёты с жизнью, обычно подаёт какие-то признаки. Психологи, с которыми нам удалось побеседовать, считают, что сложно не заметить изменения в настроении или поведении человека, если вы действительно близки с ним. Поэтому нужно стараться сохранять теплые отношения и эмоциональную близость друг с другом.

При этом когда дело касается подростков и детей, наблюдение за ними не должно сводиться к контролю — это другая крайность. По словам Ольги Солоненко, если ребёнок подавлен или грустит, важно не разговаривать с ним с позиции обвинения. Нужно подходить с пониманием, желанием понять, почему ребёнок чувствует себя так, быть искренним и не бояться быть неправым перед собственными детьми.

Иногда человек, желающий свести счёты с жизнью, даже может говорить об этом вслух, а его близкие не воспринимать это всерьёз, объясняя это «временным отсутствием настроения» или «желанием привлечь к себе внимание». Но это также может означать, что он просит о помощи. Поэтому игнорировать такое поведение не стоит.

Почему мы не обращаемся за помощью?

Говоря о суицидах нельзя не затронуть такую важную тему как ментальное здоровье, а в частности довольно пренебрежительное отношение к ментальному здоровью в нашем обществе. Выражается это среди прочего в том, что многие считают постыдным обращаться за помощью к специалистам-психологам, когда у них имеются какие-то эмоциональные проблемы, с которыми им не удаётся справиться самим.

Обращение к психологу даже осуждается определённой частью общества, как что-то неправильное и равноценное тому, что человек признаёт себя психически больным (о разнице между психологами и психиатрами мы поговорим далее). Это ещё один распространённый миф. Обращаться к психологу можно и нужно, если вам требуется помощь, и это вполне нормально.

То, что стигматизация этой темы актуальна в Казахстане, подтверждает Анастасия Разживина: «В нашем обществе, особенно если это сельская местность, поход к психологу расценивается как постановка на учёт в психдиспансер. Я уже не говорю о психотерапевтах».

А собственно в чём разница между психологами, психиатрами и психотерапевтами? Жанна Сафиуллина объясняет, что разница в образовании и, соответственно, компетенциях.

  • Психолог — это, как правило, человек, который окончил факультет психологии в университете. Это отдельный вид образования. Психолог никогда не назначает никаких лекарств, не ставит диагнозы и работает с психически здоровыми людьми.
  • Психиатр — это врач. Если это взрослый психиатр, это врач-терапевт, который получает специализацию по психиатрии, а если это детский психиатр, это педиатр, который получает специализацию по психиатрии. В отличие от психолога, врач-психиатр имеет право лечить людей, имеющих психические расстройства.
  • Психотерапевт — это тоже врач. Психотерапевтом у нас в Казахстане может стать только человек с медицинским образованием — врач-психиатр, прошедший соответствующую специализацию. Видов психотерапии много. Некоторые техники психотерапии могут использоваться психологами, но разница опять же в том, что психологи, в отличие от психотерапевтов, работают исключительно с психически здоровыми людьми. 

По словам г-жи Сафиуллиной, в обществе не хватает хорошего грамотно построенного просвещения о необходимости формирования здорового бережного отношения к своей психике и душевному здоровью. Причём эти темы, по её мнению, должны освещаться широко в средствах массовой информации понятным для людей языком, теми специалистами, которые действительно компетентны в этом.

Если у человека заболел зуб, мы понимаем, что надо идти к стоматологу, а если заболела голова, то, может, мы пойдем к невропатологу. Почему же мы тогда так безответственно относимся к своей душе, эмоциональному состоянию? Наверное, это тоже часть нашего менталитета, нашей культуры как-то не обращать внимания на самого себя, на свои потребности, на свои желания, откладывать их все время на второй, пятый, десятый план

Жанна Сафиуллина

Ольга Солоненко считает, что пройдет много лет, прежде чем люди поймут, что психолог является специалистом в своей области, и что человек не может знать все нюансы в отношении себя. По её словам, психология облегчает жизнь — это помощь на определённый промежуток времени, когда ты можешь восстановить все свои ресурсы для дальнейшей жизни и развития.

Говорить об этом важно, поскольку если люди не готовы принять психологическую помощь, то политика государства по предложению этой психологической помощи не будет работать эффективно. При этом сама эта политика по предложению помощи также не лишена проблем, включая, среди прочего, слабую подготовку психологов.

О том, как государство и общественные организации работают над предотвращением суицида, и какие вызовы существуют в этой работе, мы в этой статье не говорим, но в конце предоставим материалы, которые помогут вам узнать больше.

5 мифов о суициде

Когда речь идёт о такой комплексной проблеме как суицид, в общественном сознании неизбежно формируются различные мифы и стереотипы. Ведь ситуация в которой на многие вопросы нет конкретных ответов — крайне некомфортная для человеческого мозга. Возникает необходимость заполнить эту пустоту какими-то объяснениями, которые не всегда оказываются верными.

С некоторыми мифами вы уже успели ознакомиться. Ниже — ещё несколько мифов, о которых, по мнению специалистов и экспертов в области психологии и суицидологии, необходимо знать людям.

Миф №1: Только слабые личности совершают суицид

Это не так. Начнём с того, что само по себе разделение общества на слабых и сильных личностей —весьма противоречивый взгляд. У каждого человека есть свои сильные и слабые стороны. Утверждая, что только «слабые» личности совершают суицид, люди в какой-то степени пытаются взвалить вину за произошедшее на суицидента, подразумевая, что он якобы не смог выдержать сложностей и испытаний, выпавших на его долю. Но как мы уже могли заметить, суицид — очень комплексная проблема. Существует большое количество факторов риска, среди которых есть даже генетика, поэтому предел может быть и у личностей, которые воспринимаются всеми как «сильные», так и у личностей, которых окружающие привыкли считать «слабыми».

Миф №2: В этом виноват суицидент

Этот миф, как и предыдущий, относится к той категории, когда человека, совершившего самоубийство, считают виноватым в произошедшем. Иногда такой позиции могут придерживаться даже родственники суицидента, вероятно, это способ бороться с болью утраты. Однако такая позиция не помогает понять главных причин, и в какой-то степени умаляет или ставит на второй план те проблемы, с которыми столкнулся суицидент, и которые могли подтолкнуть его к такому решению.

Отдельно важно заметить, что также неправильно обвинять близких суицидента в том, что они, возможно, не заметили или пропустили какие-то признаки, которые подавал суицидент. Они и без того чувствуют себя подавленными и виноватыми и нуждаются в поддержке.

Миф №3: Суицид совершается только людьми с расстройствами психики

Суицидальное поведение указывает на глубокое несчастье, но не обязательно на психическое расстройство. Многие люди, живущие с психическими расстройствами, не подвержены суицидальному поведению, и не все люди, покончившие с собой, страдают психическим расстройством.

Миф №4: Люди, которые манипулируют и шантажируют темой суицида, на деле не способны это сделать

Подобное поведение действительно может встречаться, как среди взрослых, так и среди подростков и детей. Однако это не всегда означает, что за таким поведением не прячутся суицидальные намерения. Говоря о суициде вслух, человек может пытаться донести до вас, что ему требуется поддержка и помощь. Не стоит игнорировать такие знаки.

Миф №5: Суицид — подходящий способ справиться с проблемами

Самоубийство не является ни конструктивным средством решения проблем, ни единственно возможным способом справиться с тяжелым стрессом или неблагоприятными жизненными обстоятельствами. Рассказы о людях, которые лично пережили суицидальные мысли, и которым удалось справиться со своими трудными жизненными ситуациями, могут помочь найти жизнеспособные варианты для других людей, которые в настоящее время могут задумываться о суицидальном поведении.

Рекомендации:

Починить человека. Как Казахстан пытается справиться с волной суицидов — личные истории людей, совершивших попытку суицида, а также развёрнуто о том, какие конкретно проблемы в стране мешают бороться с высоким уровнем суицида.

Почему Казахстан в лидерах по суицидам? — Первая часть спецпроекта о суициде казахстанского YouTube-канала «За нами уже выехали» посвящена детским и подростковым суицидам. Вторая часть раскрывает тему суицида среди женщин.

Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!
Медет Есимханов
Фактчекер, выпускник Онлайн-Академии фактчека (2020). Изучал международные отношения и государственную политику.