От охоты на ведьм до ковида: что такое моральная паника?

Начнём с небольшого экскурса в историю, который тесно связан с нынешней конспирологией, в частности — казахстанской.

В начале 19-го века в Российскую Империю пришла холера. За одно столетие в стране произошло восемь вспышек этого заболевания, крупнейшей из которых стала эпидемия холеры в 1830-1831 годах, которая была частью пандемии, начавшейся в долине Ганга в 1829 году. 

Предполагается, что холера, среди прочего, была занесена в Российскую империю русской армией, которая до этого воевала в Азии в течении нескольких лет. Поначалу врачи приняли холеру за привычную тогда уже чуму. Однако со временем стало понятно, что они имеют дело с совершенно новой болезнью. В городах, где происходили вспышки, был введён карантин.

Смертность от холеры была высокой. По официальным данным, из 466 тыс. заболевших холерой в те годы в России умерло 197 тыс. человек. Лечить болезнь тогда ещё не умели, и всё лечение в основном сводилось к кровопусканию и использованию пиявок.

Неизвестная болезнь навела панику на население. В народе начали распространяться разнообразные слухи о происхождении холеры. Поскольку заражение в основном происходило через питьевую воду, утверждалось, что колодцы намеренно заражают холерой, чтобы морить людей (не правда ли, напоминает теорию о химтрейлах?). Причем злодеяния эти приписывались, как ни странно, врачам. Врачи имели доступ к различным медикаментам, ядам и целебным травам, что стало причиной слухов о том, что именно они «травят» людей.

Слухи переросли в бунты. Толпы громили больницы и холерные бараки, докторов избивали до смерти. Народ свято верил, что холеру придумали доктора-душегубы. Их даже стали называть «холерниками».

Цитата из книги «Вирусы и демоны»

Недовольство людей подогревалось карантином и наложенными ограничениями на передвижение. Вместе с докторами под горячую руку попадались купцы, помещики, чиновники, полицейские и офицеры, были зафиксированы убийства, побои, погромы, захват заложников, самосуд и вандализм. Так только в Старой Руссе было убито и умерло от ран и побоев более 100 офицеров и врачей. Беспорядки вошли в историю как «холерные бунты», и стали, вероятно, одним из ярких примеров феномена «моральной паники».

Мы считаем, что в текущей ситуации инфодемии крайне важно понимать, что это за феномен и как ему противостоять. Поэтому подготовили для наших читателей этот обзорный материал.

Моральная паника и исследование Стэнли Коэна

Моральная паника — социальный феномен, заключающийся в распространении в обществе массовой истерии относительно чего-либо (идеология, тенденция развития общества, человек или группа людей).

Хотя словосочетание «моральная паника» упоминалось в прессе и в 19 веке, автором этого термина принято считать социолога Стэнли Коэна, который впервые изучил феномен и описал его в 1972 году в своей работе под названием «Народные дьяволы и моральная паника». Согласно Коэну, моральная паника происходит, когда «ситуация, случай, лицо или группа лиц начинают определяться как угроза общественным ценностям и интересам».

Центральным кейсом в изучении моральной паники в работе Стэнли Коэна являются отношения двух молодёжных субкультур — модов (от слова модернизм, — ред.) и рокеров — которые были популярными в Великобритании в 1960-70-ые годы. Коэн утверждает, что две группы не противопоставляли себя друг другу и не считались враждующими. Однако после пары массовых драк между модами и рокерами и актов вандализма, СМИ в освещении этих инцидентов преувеличили масштабы насилия между группами, создав образ непримиримых врагов. При этом поведение молодых людей рассматривалось как угроза моральным ценностям, а самих модов и рокеров некоторые СМИ назвали «внутренними врагами» Великобритании.

Массовая драка между модами и рокерами (1964 год, Брайтон, Англия)

Это в свою очередь вызвало обеспокоенность у общественности, а полиция отреагировала на возросший страх в обществе более жёстким контролем в отношении представителей двух субкультур. Аресты модов и рокеров увеличились. А две группы в итоге действительно стали враждебно относиться друг к другу.

Как утверждает Коэн, на самом деле, стычки, происходившие между модами и рокерами, ничем не отличались от драк между другими молодыми людьми на вечеринках и футбольных матчах. Но британские СМИ превратили эти субкультуры в символ девиантного поведения.

Случаев моральной паники в истории большое множество (те же холерные бунты). Одним из классических примеров феномена моральной паники можно назвать охоту на ведьм в средневековой Европе, когда люди, подозреваемые в колдовстве, подвергались уничтожению. Как и в других случаях моральной паники, значительную роль в преследовании ведьм сыграло распространение разнообразных брошюр о случаях колдовства и демонической одержимости, которые не обязательно содержали в себе правдивую информацию.

Другими примерами моральной паники могут служить преследование евреев, расовая сегрегация, ненависть к иммигрантам, другим социальным группам, ксенофобия и т.д.

Феномен в подробностях

Почему происходит моральная паника? Коэн утверждает, что во времена социальных перемен в обществе присутствует неопределенность норм и ценностей. Социолог назвал это явление «кризисом границ» — когда границы приемлемого и неприемлемого поведения становится сложно определить. В такие моменты моральная паника позволяет обществу заново установить те самые границы.

Агентов, создающих моральную панику (и тем самым навязывающих другим собственную мораль), Коэн назвал «моральными предпринимателями» (moral entrepreneurs, — англ.). К ним в первую очередь социолог отнёс СМИ, правительство, полицию, религиозные организации и т.д. Однако в современном мире, когда информация может создаваться и распространяться практически любым человеком, расширяется и круг лиц, к которым может быть применим данный термин. 

Предмет моральной паники — то, что становится мишенью моральных предпринимателей, в работе Коэна именуется «народным дьяволом» (folk devil, — с англ.).

Согласно Коэну, существует пять ключевых этапов создания моральной паники:

  1. Кто-то или что-то определяется как угроза социальным нормам или интересам общества (иногда в результате какого-нибудь отдельного случая, как в примере с модами и рокерами)
  2. Моральные предприниматели раздувают важность и влияние этой угрозы. Важным аспектом этого этапа является символизация — угроза начинает ассоциироваться с определённым символом (например — предмет одежды, какое-нибудь слово, название места)
  3. Общество реагирует чрезмерным беспокойством и паникой.
  4. Возникает ответная реакция от властей и правоохранительных органов.
  5. Моральная паника по поводу проблемы приводит к социальным изменениям в обществе.

Моральные предприниматели могут преследовать вполне благие намерения. А иногда моральная паника может провоцироваться и умышленно с целью манипуляции массовым сознанием и формирования нужного общественного климата. Искусственно созданная моральная паника может быть использована для сплочения общества под предлогом борьбы с общей угрозой (реальной или вымышленной) и для отвлечения внимания от реальных проблем. Так, например, может работать государственная пропаганда.

При этом Коэн пишет, что присвоение ярлыка «моральной паники» не обязательно означает, что предмета паники не существует, или что реакция на этот предмет основана на иллюзиях и фантазиях. Однако это всегда означает, что масштабы и значение предмета паники были преувеличены — реакция на угрозу не пропорциональна её масштабам.

Тем не менее, как показывают время и опыт, бывают и случаи, когда предмет паники полностью или практически полностью выдуман. Об этом мы ещё поговорим далее.

Моральная паника, как правило, очень быстро сходит на нет после прекращения нагнетания истерии в прессе и других источниках информации или же после появления другой популярной темы для обсуждения в обществе.

Со временем вышло большое количество исследований, как развивающих феномен моральной паники, так и критикующих его недостатки. Коэн сам публиковал свою работу трижды, дорабатывая её каждый раз. Последняя версия его книги вышла в 2002 году. Конечно, спустя почти 20 лет мир значительно изменился, в частности — в сфере масс медиа.

Моральная паника в современном мире

С развитием технологий, появлением интернета, социальных сетей и блогов, агентов моральной паники становится намного больше. В 60-70-ых годах прошлого века человек мог получать информацию из нескольких местных газет и телеканалов, которые в основном передавали одну повестку. Сегодня у человека есть огромный выбор источников информации, от очень надёжных до откровенно лживых; есть «пузыри фильтров», в которых человек потребляет только ту информацию, которая соответствует его мировоззрению и общается только с единомышленниками. Более того, гражданин, который раньше был пассивным обозревателем информационного поля, теперь сам может создавать и распространять информацию. Социальные сети сейчас диктуют повестку наравне с официальными СМИ, а порой играют более важную роль в формировании общественного мнения. А знаменитости и инфлюенсеры имеют большую и более лояльную аудиторию, чем некоторые редакции.

В таких условиях даже сравнительно небольшая группа организованных людей при эффективном использовании средств коммуникаций может создать моральную панику в обществе. При этом не всегда для этого требуется участие государственных институтов или прессы.

2020 год, вероятно, запомнится всем как период, когда моральная паника в мире достигла небывалых ранее высот. Связано это в первую очередь с пандемией коронавируса и большим количеством фейков, которые распространялись и распространяются в сети, нагнетая страх.

Агентами моральной паники в этом случае стали не столько традиционные СМИ (их участие безусловно), сколько разнообразные конспирологические сайты, группы и сообщества в социальных сетях и псевдоэксперты (а иногда и реальные эксперты).

Дезинформация в 2020-ом году породила богатый спектр неоправданных страхов в нашем обществе, связанных с:

  • вакцинацией (принудительная вакцинация, вакцинация опасна);
  • самим вирусом (химтрейлы, дезинфекторы, вируса не существует, искусственная природа вируса)
  • новыми технологиями (5G, чипирование)
  • донорством (нас разберут на органы)
  • законами о защите семьи (у нас отберут детей)

Как и предполагает феномен моральной паники, всё это сопровождается демонизацией определённых групп (существующих или нет) — происходит навешивание ярлыка «народного дьявола». Для некоторых таким дьяволом является некая группа могущественных лиц, называемая «мировым правительством» или «глубинным государством», которая якобы ответственна практически за все беды, происходящие в мире, и которая контролирует ход событий в каждом государстве. Распространяется идея о том, что существует заговор против человечества.

Например, ставшая популярной в последние годы конспирологическая теория QAnon начала своё существование с утверждения о том, что миром управляют сатанисты-педофилы, затесавшиеся в Голливуд и ряды либеральных политиков. QAnon предсказывал, что 45-ый президент США Дональд Трамп станет тем, кто покончит с этим «преступным режимом». Вплоть до дня инаугурации Джо Байдена сторонники QAnon надеялись, что Трамп при поддержке военных вернёт себе власть, арестовав всех демократов. Однако этого не произошло, что повергло в шок многих уверовавших в теорию. Конечно, как это часто бывает в случаях конспирологических теорий, такое развитие событий не остановило QAnon, который продолжает распространять дезинформацию на различные темы.

Любопытно, что 2020 год воскресил множество старых городских легенд, которые служили причиной моральной паники в конце 20-го века. Достаточно вспомнить сатанинскую панику, охватившую в 1980-ые годы США, Великобританию и другие страны — вера в то, что существует масштабный сатанинский заговор с совершением ритуальных убийств людей и десятками тысяч жертв. Сегодня роль агента сатанинской паники взяли на себя последователи QAnon.

Есть и другие народные дьяволы, моральная паника по которым время от времени охватывает значительную часть общества — бигфарма, иностранные агенты, Билл Гейтс, Джордж Сорос, семья Рокфеллеров, ВОЗ и т.д. Любопытно, что и пресса сегодня тоже может получить ярлык «народного дьявола».

Существует аргумент, что сама пандемия коронавируса — тоже является примером моральной паники. Утверждение это — не бесспорное. В первую очередь, сложно сказать, что реакция на угрозу была непропорциональной. В отличие от других примеров моральной паники, приведённых в этой статье, опасность COVID-19 реальна и подтверждена научными данными.

Тем не менее сообщения преувеличивающие опасность COVID-19 также имели (и имеют) место. Часто можно видеть, как некоторые СМИ сгущают краски (по ошибке или намеренно), описывая те или иные развития событий во время пандемии, как это происходит, например, в случае с британским штаммом коронавируса, или манипулируют информацией, как это было в случае с визитом экспертов ВОЗ в Ухань (примеры — здесь и здесь). Такие сообщения также могут провоцировать панику.

Заключение

Необходимо отметить, что в этой статье мы предоставили краткий обзор феномена моральной паники. На самом деле, в этой теме очень много интересных нюансов, а социологи за последние годы предложили множество изменений в оригинальную концепцию для того, чтобы адаптировать её к тому миру, в котором мы сейчас живём.

Критика работы Коэна заключается в том, что у людей со временем появился выбор источников информации, а аудитория способна критически оценивать медиа-контент, что снижает риск моральной паники (не всё так оптимистично). Другие говорят о том, что человек стал нечувствителен к эффекту моральной паники, поскольку преувеличение и нагнетание со стороны СМИ слишком часто встречаются в наши дни. Такая критика, конечно же, имеет право на существование. И всё же последние события показывают, что моральная паника всё ещё может оказывать влияние на людей.

Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!
Медет Есимханов
Фактчекер, выпускник Онлайн-Академии фактчека (2020). Изучал международные отношения и государственную политику.