Мнение | О системных изменениях в вакцинопрофилактике

Асель Мусабекова, молекулярный биолог и популяризатор науки, анализирует системные проблемы казахстанской вакцинопрофилактики и предлагает ряд решений, которые могут улучшить ситуацию с общественным здоровьем, информированием и прозрачностью данных. Factcheck.kz призывает коллег и специалистов в области иммунологии, вакцинологии и здравоохранения присоединиться к дискуссии.

Отказ от вакцинации — огромная проблема и угроза национальной безопасности, особенно в период пандемии. Только в прошлом году, согласно официальным данным, 21 человек умер от кори, из них 19 детей (большинство — онкобольные дети, дети с иммунодефицитами и тяжелыми неврологическими заболеваниями), которых мы не смогли защитить. Из 10 000 переболевших корью почти у четверти, по статистике, серьезные осложнения. И это только официальные данные. Есть много летальных случаев из-за осложнений, которые не фиксируются. Судя по всему, мы также наблюдаем повсеместное возвращение коклюша и многих других вакциноуправляемых инфекций. В условиях коллапса из-за коронавируса ситуация с охватом вакцинацией — грядущая катастрофа.

Исходные позиции и проблемы в учёте

Основная причина отказа — страх нежелательных последствий после прививки. Для начала давайте разберемся, как регистрируются эти нежелательные последствия. Сейчас данные о НППИ (нежелательным последствиях после иммунизации) имеются в виде «желтых карт» экстренного оповещения. Врач или родитель регистрирует случай через поликлинику, где делалась прививка. Эти данные собираются Научно-практическим центром СЭЭиМ (или проще СЭС) и потом в очень неудобном формате публикуются на сайте НЦЭЛС Министерства здравоохранения РК. Какая-то часть данных используется Национальным центром общественного здравоохранения МЗ РК для обработки. Что делается дальше, как происходит разбор случая и расследование, а также кто несет ответственность — не известно. Как в этом процессе участвует производитель и единый поставщик — тоже не понятно. 

Из-за неясности процент зарегистрированных случаев очень мал. И родители, и врачи не спешат связываться с этим малопонятным процессом. К примеру, ни один из участников моего сетевого соцопроса никогда не регистрировал поствакцинное осложнение. Большинство просто не знает, как как это делать и не верит, что регистрация к чему-то приведет. Во многих случаях врач и руководство поликлиники отговаривает родителей от заполнения желтой карты. Следовательно, официальные цифры не соответствуют действительности. 

Экс-министр Биртанов сообщил, что 2019 году в Казахстане привили 4,8 миллиона детей, а отказов от прививки было 6003, то есть всего лишь 0,12 процента. «За 2019 год всего лишь 143 привитых ребенка получили неблагоприятные проявления (повышение температуры, припухлость, покраснение кожи) а это 0,003 процента. К тому же, если сравнить количество погибших детей в Казахстане за 2019 год от вакцин, это 0! Цифры говорят сами за себя», — добавил Биртанов. 

Примечание: Повышение температуры и покраснение кожи — нормальное проявление иммунного ответа на прививку. Такое в принципе не должно фиксироваться. А если бы фиксировались все случаи с подобными проявлениями то их было бы гораздо больше чем 0,003%. 

Выходит, что сложный и устаревший процесс регистрации, неудобный формат публикации данных, полное отсутствие аналитики по осложнениям, страх поликлиники перед ответственностью за каждый случай, и, как результат, отсутствие достоверных данных — всё это говорит о том, что на данный момент мы имеем почти не решаемую задачу — ведь мы не знаем, каковы основные причины нежелательных побочных эффектов, которые так беспокоят родителей. И не можем исследовать вопрос.

Открытые данные против страха

В рамках госпрограммы «Денсаулык» на 2016-2019 годы планировался проект по электронному регистру иммунопрофилактики, начатый командой вице-министра по цифровизации Олжаса Абишева (текст был написан до задержания министра — Ред.). К сожалению, за почти два месяца моей работы мне так и не удалось получить от него обратную связь на тему механизма регистра. Именно отсутствие прозрачных данных может быть одной из причин опасений казахстанских родителей. И поэтому видятся очевидными несколько предложений, которые стоят обсуждения на профессиональном уровне:

  • Во-первых, взамен «желтых карт» необходим новый формат регистрации НППИ. Удобный, достоверный онлайн-документ, в котором каждый может зарегистрировать свой случай и увидеть «разбор» нежелательного побочного действия вакцины. Когда это будет сделано, можно будет одним вопросом — «Назовите номер случая в реестре?» — усмирить любого диванного эксперта. 
  • Во-вторых, необходимо проанализировать механизм организации вакцинирования за несколько лет до «сербского» скандала 2003-2004 гг и после — тогда можно будет с чистой совестью заявлять, что работа над ошибками проделана. Также необходимо подробно и в доступной форме рассказать обо всех случаях нежелательных последствий с указанием возраста ребёнка, вида вакцины, региона, тяжести последствия, причины осложнения. 

Олжас Абишев в прямом эфире заявил о невозможности опубликования подобного исследования по причине конфиденциальности информации. В ответ, предлагаю опубликовать обезличенную информацию в инфографическом варианте.К примеру, в разного рода диаграммах нет никаких личных данных, но зато видна корреляция. Подобные сведения в удобоваримом формате будут полезны и родителям, и врачам, и единому поставщику.

Открытость и доступность качественных статистических данных — это первый и самый логичный принцип взаимодействия с родителями, испытывающими недоверие к государству.

Отсутствие коммуникаций = конспирология

Вторая группа предложений касается коммуникаций в сфере вакцинации и инфекционных болезней. Я думаю, что во время пандемии COVID-19 всем стало понятно, насколько низок уровень базовых знаний об инфекциях у обывателей. Распространение конспирологических теорий и фейков о вакцинах достигло небывалых масштабов. 

Нужен качественный и достоверный контент для родителей, иллюстрирующий казалось бы давно известную истину: вакцина — это право ребенка на защиту от инфекций. Необходим и контент информирующий о побочных явлениях и  рисках. 

В недавней статье в Nature рассказывалось о сетевой деятельности антиваксеров и проваксеров в Фейсбуке. Выборка: более 1300 сообществ с более чем 85 млн пользователей. Математическое моделирование распространения соответствующей информационной повестки выглядит так: 

Ученые исследовали деятельность неопределившихся (зеленый), антиваксеров (красный) и проваксеров (синий) — почти 100 миллионов пользователей Facebook, писавших так или иначе о вакцинах. Отмечено, что антипрививочные кластеры имеют более сильный рост с февраля по октябрь 2019 года. Пользователи, выступающие против вакцинации, составляют общее численное меньшинство по сравнению с пользователями, выступающими «за».При этом антипрививочники образуют более сплочённые группы.

Оказалось, что коммуникационная стратегия антипрививочников более эффективна. Почему? Пропрививочные группы, по сути, разговаривают только друг с другом, постят официальную информацию и «скучные» научные данные. Антипрививочные сообщества смело идут в народ. Меньшие по размеру, но растущие быстрее в динамике, они тесно связаны с изначально нейтральными группами (например, сообществом родителей учеников одной школы). К тому же, в риторике антипрививочники опираются на эмоционально заряженные фразы, вроде «А вы любите своего ребенка?», «Массовое убийство», «Геноцид!» и т.д. 

В казахстанском сегменте также описываются неподтвержденные случаи «осложнений после прививки» и предъявляются обвинения в заговоре. К сожалению, родители детей, умерших от кори или переболевших корью с необратимыми последствиями после отказа от вакцины, вряд ли расскажут о своем горе… 

Важное наблюдение: Очень интересно, что у аудитории антипрививочных сообществ есть сопутствующие интересы: конспирология, БАДы, альтернативные методы лечения, отрицание климатических изменений, отрицание доказательной медицины. К примеру, гомеопат из Усть-Каменогорска на вирусном видео «Врачи против вакцин» пропагандирует гомеопатию и продает БАДы. 

Из вышесказанного следует, что Минздраву необходимо сформировать четкую стратегию коммуникации, основанную на  сторителлинге и вызывающую обоснованную эмпатию. 

Предложения

Информационные ресурсы

Не так давно на сайте НЦЭЛС была создана рубрика «Вакцины». Эту же рубрику на казахском языке я не нашла. А на русском информация более чем минимальная и выглядит просто как расширенный перечень прививок. Посмотрим для сравнения французский сайт, целиком и полностью посвященный всестороннему информированию о вакцинах. Он содержит основную информацию о вакциноуправляемых инфекциях, статистику охвата и заболеваемости, календарь прививок, рубрику о взрослой ревакцинации, инфографику, ответы на вопросы. Имеются короткие видео, касающиеся каждого вакциноуправляемого заболевания. Если человеку интересны более подробные данные по охвату и осложнениям, то информацию можно легко найти на другом официальном сайте. Думается, что и нам необходимы подобные ресурсы.

Ответственность = работа над ошибками

Коммуникационную деятельность необходимо начать с открытого обсуждения «сербского» скандала. Напомню, что в 2003-2004 годах сербской вакциной БЦЖ привили 214 000 казахстанских малышей, 1067 из них был поставлен диагноз «лимфаденит». Как оказалось, вакцина не прошла предквалификацию ВОЗ и была куплена в качестве дешевой альтернативы российскому препарату. Проделал ли Минздрав «работу над ошибками»? Пришло ли осознание, что экономия обошлась слишком дорого? Что, теперь гибель детей от кори из-за отказа родителей — следствие коррумпированности? 

По моему мнению, работа над ошибками частично проделана — к качеству вакцин и производителям сейчас наблюдается серьёзный подход.

После скандала Казахстан вернулся на короткое время к российской вакцине, а затем — внимание! — был период, когда вакцинация от туберкулёза (БЦЖ) не проводилась (9/2004-3/2005). После чего в Казахстан поступила японская вакцина, которая используется по сей день. 

Ретроспективный сравнительный анализ всех трех вакцин (российской, сербской и японской), опубликованный в этом году (Фаворов M.О., Белиловский Е.М., Турсынбаева А.С., Исмаилов Ш.Ш. Оценка эффективности трех коммерческих вакцин БЦЖ для профилактики туберкулеза у детей: результаты когортного контролируемого ретроспективного исследования // Инфекционные болезни: новости, мнения, обучение. 2020. Т. 9, No 1. С. 8–18. doi: 10.33029/2305-3496-2020-9-1-8-18) позволил сделать вывод: все три препарата  в той или иной степени защищают от осложнений ТБ — например, туберкулезного менингита, который особенно опасен для детей до 5 лет. Лучше всех с этим справляется японская вакцина. Здесь стоит отметить, что ученым давно известно, что БЦЖ в принципе не идеальна, но Казахстану с его супермультирезистентным ТБ — эта вакцина жизненно необходима, и пока, к сожалению, альтернативы нет. 

Значит, даже если мы и перешли на препарат наиболее приемлемого производителя, работу над ошибками в плане информирования населения так и не сделали. Родители по прежнему относятся к прививке БЦЖ с недоверием и опасениями.   

Старый добрый олдскул

Главный документ коммуникации с родителями во Франции — «Книжка здоровья» (Carnet de Sante), которая выдается в роддоме и действует до 18-летнего возраста. Если ребенок родился не во Франции — книжку обязательно выдадут в мэрии. И даже на фоне цифровизации, «Книжка здоровья» в бумажном варианте остаётся важным документом. Это приятный и доступный путь коммуникации. А в наших реалиях (когда путь к цифровизации представляется весьма тернистым) подобный единый документ — просто необходим. Во французской «Книжке здоровья» обязательно фиксируется информация, касающаяся происхождения вакцины. И другие сведения:

  • Информация о здоровье ребенка, начиная с внутриутробного периода и до 18 лет.
  • Подробное описание и особенности родов, состояние ребенка при родах, координаты первого педиатра в роддоме.
  • Резус-фактор и группа крови.
  • Календарь вакцинации, объяснение, что она обязательна, ссылка на информативный сайт о вакцинах, иллюстрация последствий отказа от прививок; страницы с прививочным паспортом с наклейками и номерами лотов, подписью и координатами врача.
  • Экранное время, кибербезопасность.
  • Важность игры, виды игрушек.
  • Информация о плановых медосмотрах в школе и медицинских услугах в школе и садике.
  • Аллергии и особенности ребенка.
  • Кормление грудью, прикорм, здоровое питание.
  • Всё про уход за новорожденным.
  • Кривые норм роста, веса и т.д..
  • Информация по итогам плановых осмотров с датами, данными по весу, росту, заболеваниями, с подписью и печатью врача.
  • Информация по итогам бесплатных осмотров стоматологом.
  • Также много информации про подростковый возраст, психологическое здоровье и т.д..

Таким образом, у французов просто нет необходимости искать информацию в интернете. В «Книжке здоровья» есть всё, что необходимо. 

Примечание: Карантин и возросшие риски

Очень важны реалистичные представления о прививках.  Например, нынешняя пауза в плановой вакцинации во время карантина создала у многих в корне ошибочное мнение, что во время эпидемии прививки якобы вредны для здоровья. 

Возвращаясь к французскому опыту: большинство медуслуг на время карантина отменили, например, к стоматологу попасть было невозможно. Но именно плановые прививки выполнялись аккуратно и в срок. 

Итоги

Грамотную коммуникационную политику необходимо проводить одновременно с решением системных задач: я за то, чтобы не было унизительных очередей перед прививочным кабинетом, чтобы наши врачи и медсестры имели больше времени на самообразование и чтение научных статей, чтобы испуганным родителям ясно и спокойно объясняли все риски.

Важен и юридический контекст — ясность ответственности. Грубо говоря, если ребёнку поставили прививку в неподходящую часть тела, кто-то должен за это ответить. Пока мы не начнем разбираться с каждым конкретным случаем, доверие со стороны родителей не появится. И всегда найдется способ купить прививочный паспорт, что в некоторых случаях прямой путь к трагедии.

Об авторе: Асель Мусабекова, молекулярный биолог, специалист в области иммунологии. Изучала вакцинологию в институте Пастера в Париже. Защитила PhD в Страсбурге в Институте Молекулярной и Клеточной Биологии.

Вы можете внести вклад в борьбу с дезинформацией: Для сохранения объективности, редакция Factcheck.kz, как правило, отказывается от рекламы и сохраняет независимость и принципиальную равноудаленность от государства, крупных компаний и политических лагерей — и именно ваша поддержка делает это возможным. Мы гарантируем рациональное планирование расходов. Народное финансирование позволяет проекту быть ещё более устойчивым и продолжать верификацию информации и проверку заявлений государственных деятелей, чиновников и экспертов.


Пожалуйста, выберите любую сумму



Или введите свою

Редакция
Фактчек в Казахстане и Центральной Азии. Первый центральноазиатский фактчекинговый ресурс. Открыт в мае 2016 года. Член международной сети фактчекинговых организаций (IFCN)