5 проблем реформирования малокомплектных школ Казахстана | Мнение

За годы независимости в Казахстане было возведено около полутора тысяч школ. По статданным на 2019-2020 учебный год в Казахстане функционировало 7340 школ, из них в сельской местности 5225, в том числе 2833 малокомплектных школ (далее — МКШ). О проблемах МКШ и мифах вокруг них и образования в сельской местности рассуждает регионовед Жаслан Нурбаев (исследователь, и.о. доцента кафедры регионоведения ЕНУ им. Л.Н. Гумилева).

МКШ — это школа, где отсутствуют параллельные классы, контингент школьников небольшой и, чаще всего, учащиеся нескольких классов объединены в один класс-комплект. Наличие такого типа школ — одна из особенностей казахстанской инфраструктуры образования. Значительное количество МКШ — сельские, которые преобладают в основном в северных регионах страны. Основной признак МКШ — численность детей: начальные школы с численностью учащихся от 5 до 40 человек, основные — от 41 до 80 человек, средние — от 81 до 180 человек

Международные сопоставительные исследования (TALIS, PISA, ICILS) и национальные системы оценки знаний обучающихся (ЕНТ, ВОУД) свидетельствуют о большом разрыве в качестве обучения между сельскими и городскими школами. И с каждым годом дифференциация между сельскими и городскими школьниками только увеличивается. Конечно, со стороны государства предпринимаются определенные меры по сокращению этого неравенства. Проводится большое количество мероприятий и инициатив. Министерство образования и науки держит лидерство по числу инициируемых реформ, поэтому сегодня МОН РК —возможно — самый критикуемый госорган в Казахстане. 

Безусловно, бездействие может привести к неприятным последствиям и реформирование системы среднего образования осуществлять необходимо. Однако, проводимые сейчас нововведения в школе, в частности, в отношение сельских малокомплектных школ, имеют свою специфику. В этой статье мы разберем 5 проблем реформирования МКШ и связанных с ними мифов.

Заработная плата у сельских учителей больше, чем у городских коллег?

На первый взгляд это так, но есть нюансы. Законом РК «Об образовании» от 27 июля 2007 года предусмотрены меры социальной поддержки для педагогических работников образования, которые работают в сельской местности. Чтобы повысить привлекательность педагогической деятельности в сельских школах были устанавлены повышенные оклады и тарифные ставки. В сравнении с педагогами из городских школ, сельские учителя стали получать надбавку в размере 25% к своим ставкам.

В рамках реализации Закона «О статусе педагога» с 1 января 2020 года заработная плата учителей увеличена на 25%. Это также является результатом исполнения поручения Президента РК К.-Ж. Токаева повысить учителям заработную плату в два раза в течение четырех лет, которое было озвучено на августовской конференции педагогических работников в 2019 году.

Министерство образования детально представило расчет повышения зарплат для разных специалистов и в зависимости с присвоенной квалификацией. Так, начинающему молодому учителю с высшим образованием без категории с различными надбавками (за классное руководство, проверку тетрадей, преподавание по обновлённому содержанию образования) будут оплачивать в городе в рамках 95 819 тенге, в селе — 116 740 тенге. А учителю с высшим образованием и высшей категорией, со стажем 20-25 лет оплата: в городе составит в пределах 118 898 тенге, в селе — 145 589 тенге.

За подтвержденную квалификацию педагогического мастерства также устанавливается доплата в размере 35-50% от базового должностного оклада, который составляет 17 697 тенге. Как выше было отмечено, предусмотрены доплаты за такие виды деятельности, как классное руководство, проверка тетрадей, педагогическое мастерство, степень магистра и наставничество. 

Однако, необходимо отметить, что заработная плата у педагогов МКШ все же ниже в сравнении с городскими коллегами и объясняется это следующими факторами. Во-первых, заработная плата учителя зависит от педагогической нагрузки. А в МКШ учителя-предметники едва набирают 16 часов нагрузки в неделю, что эквивалентно 1 педагогической ставке.

У городского учителя есть возможность взять не только 16 часов, но и 40 часов недельной нагрузки. Во-вторых, маленький контингент обучающихся, отсутствие параллельных классов, наличие класс-комплектов являются причинами нехватки часов в МКШ. Поэтому и трудовая оплата получается, соответствующей часам, маленькая. 

Руководитель экспертной группы ТиПО Казахской лиги экспертов образования Гульнара Кусиденова, рассуждая о том, сколько расходуется финансов на одного ученика НИШ и сколько на учеников МКШ, поднимает вопрос педагогической нагрузки и заработной платы. По ее мнению, учителя МКШ не набирают даже одной ставки, естественно, и зарплата низкая, и мотивация тоже. Кусиденова Г. предлагает ввести указ о выплате зарплат сельским педагогам за полную нагрузку, вне зависимости от фактических часов, что помогло бы улучшить ситуацию с кадрами в провинции.

Начальник отдела методического обеспечения АО «НЦПК «Өрлеу» Талгат Килыбаев считает, что пока не решится вопрос оплаты труда учителей МКШ — проблема никак не решится. В настоящее время учитель одновременно проводит занятие со школьниками разных возрастов по программам различных классов, а получает зарплату как за один обычный урок.

Отсюда, понятна картина низкой квалификационной характеристики педагогов МКШ. Учителей с высшей категорией от общего количества педагогов в МКШ составляет 15%, в городских школах — 25,7%. В МКШ работают 81% педагогов с высшим образованием и 18% со средне-специальным, тогда как в городских школах эта цифра составляет — 91,9% и 8%, соответственно. Среди педагогического состава МКШ практически отсутствуют работники с дипломами магистра.

nacionalnyy_sbornik_2019-2020

Для решения этих проблем еще в 2015-2016 годы в педагогических колледжах и вузах были открыты смежные специальности, например, «математик-физик», «химик-биолог». Также была внедрена программа переобучения, чтобы увеличить количество часов в МКШ. Однако, в современных условиях кардинального реформирования учебного процесса в школе, вести несколько дисциплин в МКШ становится весьма сложной задачей. Подробнее об этом в следующей главе.

Подходит ли содержание образования к условиям класс-комплектов?

Сегодня наиболее противоречивой реформой в отечественной школе является обновленная программа обучения. С прошлого года все классы и школы страны перешли на «обновленку». Переходу на обновленное содержание среднего образования предшествовал большой подготовительный этап. В 2016 году были запущены курсы повышения квалификации для подготовки учителей. 

Обновленное содержание обучения базируется на таких подходах, как деятельностный, компетентностный, формирующие компетенции, которые заложены в основе функциональной грамотности, необходимой для успешной социализации. Принцип спиральности позволяет осуществлять межпредметную интеграцию, что дает возможность в экономической, политической и информационной интеграции, которые формируют мировоззрение обучающегося.

Такие принципы и подходы в теории идеально соотносятся с условиями, которыми обладает МКШ, с их класс-комплектами, малочисленностью обучающихся, педагогами с квалификацией по смежным специальностям. Чтобы выяснить так ли это, в январе-марте текущего года мы провели серию глубинных интервью с представителями МКШ. 

Приведем некоторые примеры из интервью:

1) Учителям МКШ очень сложно с их нагрузкой работать по обновленке, так как это требует огромного времени и больших усилий, все кардинально приходится пересматривать. Здесь важную роль играет оплата, у нас учитель берет часы и предметы для того, чтобы иметь достойную зарплату. Кроме того, отдельная статья расходов — это распечатка, принтеры, картриджи, все это за счет того же учителя.

2) В городских школах есть параллели и учитель ведет свой предмет только в 2-3 классах. А в сельских школах, где нет параллелей, учитель вынужден вести занятия с 5 по 11 классы, кроме того не один предмет, а два-три. Если для подготовки к одному уроку учителю необходимо минимум 2-3 часа, а представьте себе учителю приготовить 7 уроков и на все поурочные планы. Обычно учитель уходит с работы в 6-7 часов, всю работу естественно он берет с собой, так как в школах нет условий, отдельных кабинетов, лабораторий. Нужно не забывать, что мы в селе живем, здесь и хозяйство, и топка-печка, и быт и т.д., поэтому когда все это делать сельскому учителю?

Таким образом, с начала внедрения реформ, как со стороны педагогов, так и со стороны родительской общественности на местные и центральные управления образованием обрушились многочисленные жалобы, критика и претензии. Многие были возмущены поспешностью и полной неподготовленностью к кардинальным преобразованиям в школе. Сельский учитель загружен намного больше, чем городской педагог, так как во-первых, вынужден вести сразу несколько смежных предметов, во вторых, в силу отсутствия параллельных классов, один учитель-предметник ведет занятия с 5 по 11 классы. Отсюда колоссальная нагрузка по планированию уроков, составлению заданий для критериального оценивания, СОР, СОЧ, а затем их проверка и оценивание. Отдельная проблема – это введение отчетности.

Отчетность в школах

Итоги международного исследования TALIS-2018 выявили, что  казахстанские учителя являются самыми загруженными в сравнении со своими коллегами из стран ОЭСР, работая 48,8 часов в неделю (больше — только в Японии).

Средняя рабочая неделя казахстанских учителей основной школы составила 48,8 часов, из них только 15 часов занимает преподавание. В среднем в странах ОЭСР рабочая неделя учителя составляет 38,8 часов из которых 20 часов занимает преподавание. Время, выделенное на фактическое преподавание, у казахстанских учителей на 5 часов меньше, н смотря на то, что работают они на 10 часов больше. Неудивительно, что почти четверть молодых педагогов планирует уйти из профессии в первые пять лет работы, а основной причиной разочарования называют бумажную волокиту и низкую зарплату.

Чтобы уменьшить нагрузку учителей 6 апреля 2020 года был издан приказ Министра образования «Об утверждении Перечня документов, обязательных для ведения педагогами организаций среднего, технического и профессионального, послесреднего образования, и их формы», в котором был определен перечень конкретных документов, которые должен заполнять каждый учитель.

Так, учитель должен вести только такие документы как календарно-тематическое планирование, поурочное планирование, журналы школьные, дневники и документы по критериальному оцениванию. За привлечение педагогов к несвойственным функциям и излишней отчетности предусмотрена административная ответственность в виде штрафа, составляющего от 20 до 120 МРП.

Сельские учителя отмечают, что с цифровизацией учебного процесса отчетность действительно уменьшается. Связано это и с введением электронного журнала, и с заполнением национальной образовательной базы данных (далее — НОБД). Например, если раньше отчеты по качеству знаний сдавали по каждому предмету за каждую четверть, то сейчас данные по оценкам и качественным показателям вводятся в систему «Кунделiк», а из этого электронного журнала районные и областные управления самостоятельно делают сводные таблицы.

Но, помимо основных, обязательных отчетов, существует большое количество других видов отчетов, которые маскируются под разнообразными справками, формами, письмами и другими документами. В школьном документообороте существует внешняя и внутренняя документация. Так по внешней документации учителя сдают данные по педагогической активности, аналитическую информацию по Рухани жангыру (ежемесячно и в конце года).

Во внутренней документации по школе учителям необходимо предоставлять материалы по проведению педагогических советов, анализ работы за год (собирают администрация школы, классные руководители и руководители методического объединения учителей, общественно-гуманитарного, естественно-математического циклов и начальных классов). Для составления плана развития школы на новый учебный год собираются и обновляются планы от школьного психолога, социального педагога, директора школы и его заместителей. Кроме того в НОБД учителя вносят данные по библиотечному фонду на начало и конец года, а также информацию по охвату детей в Рухани жангыру и охвату по летнему отдыху.

Несмотря на запрет дублирования классного журнала с электронного носителя на бумажный, МКШ в большинстве своем продолжают это делать, боясь, что информация может быть утеряна. Объясняется это тем, что в таких организациях образования часто отсутствует широкополосный интернет.

Утверждается, что МКШ более чем на 97% обеспечены широкополосным интернетом

В 2017 году была принята программа «Цифровой Казахстан». На ее реализацию за два года из бюджета страны было выделено 41 млрд тенге. По планам до 2020 года интернет со скоростью 20 Мб/с должны были провести в 1 700 перспективных селах.

В Статистическом сборнике системы образования, опубликованном в 2020 году, приводятся такие данные: 99,5% школ Казахстана имеют доступ к интернету, 95% школ подключено к сети интернет со скоростью выше 4 Мб/с. Положение с доступом к интернету в МКШ иное, на сегодня интернетом обеспечено 97,2% МКШ, из них 70% со скоростью до 4 Мбит/с. Соответственно, качественный интернет имеется всего лишь у 30% МКШ.

Фото Жанары Каримовой //Vlast.kz

По результатам полевого исследования, проведенного нами в мае 2018 – феврале 2020 гг., вопрос о доступе к интернету был самым актуальным. Ни в одной из исследованных нами сельских школ не было доступа к интернету со скоростью 4 Мбит/с и выше. Реальная скорость варьировалась в радиусе от 1,5 до 2,9 Мбит/с. Около 95% опрошенных учителей ответили, что их не удовлетворяет скорость интернета и доступ к нему весьма низкий.

Низкое качество интернета в сельской местности является одной из главных причин неспособности проводить уроки в школе в период карантина в онлайн-режиме. Пандемия открыто показала, что наш интернет слабый и не смог выдержать тотальную нагрузку. 

Отсюда возникает вопрос о качестве и уровне ИКТ-грамотности учащихся МКШ. В исследовании ICILS, в котором приняли участие 14 стран, казахстанские обучающиеся 8-х классов показали самые низкие результаты.

Можно ли повысить качество образования благодаря сокращению числа МКШ?

Проект по оптимизации сельских населенных пунктов, соответственно сокращению МКШ отражен в таких документах, как программа «Ауыл – Ел бесігі» и Стратегический план развития РК до 2025 года. Предпочтения будут отдаваться только перспективным селам, которых останется в итоге около 1500 (вместо ныне существующих 7500 сел). 

Школа на сегодняшний день остается едва ли не единственным очагом образовательной и культурной жизни сельчан. Поэтому закрытие в аулах МКШ всегда болезненно сказывается как на детях и их родителях, так и на педагогическом составе. По сути, чтобы ликвидировать село, достаточно закрыть школу.

Существуют две веские причины для закрытия МКШ — это дороговизна их содержания для бюджета и низкое качество обучения в таких школах. Общеизвестно, что содержание обучающегося в МКШ обходится бюджету в несколько раз дороже, чем учащегося в полнокомплектной школе. Но, сложно представить повышение качества образования за счет оптимизации и сокращения числа МКШ. Проблемы с подвозом учеников и содержанием интернатов иногда обходятся дороже для бюджета.

Можно привести примеры организации МКШ в таких странах, как Финляндия, США, Канада, где даже самую маленькую школу сохраняют, каждого ребенка из отдаленных сел пытаются оставить в семье. Потому что только в семье ребенок безболезненно, без каких-либо психологических травм проходит этапы своего взросления, социализации и идентификационных процессов. А это напрямую влияет на успеваемость и качество образования обучающихся.

Таким образом мы видим ряд проблем, которые на данном этапе не решены или решаются не вполне логично. Возможно, более широкое обсуждение проблем МКШ могло бы привести к формированию более выигрышных стратегий реформирования сельских школ. К этому, к обсуждению, мы и призываем читателей и представителей министерства образования РК .

Вы можете внести вклад в борьбу с дезинформацией: Для сохранения объективности, редакция Factcheck.kz, как правило, отказывается от рекламы и сохраняет независимость и принципиальную равноудаленность от государства, крупных компаний и политических лагерей — и именно ваша поддержка делает это возможным. Мы гарантируем рациональное планирование расходов. Народное финансирование позволяет проекту быть ещё более устойчивым и продолжать верификацию информации и проверку заявлений государственных деятелей, чиновников и экспертов.


Пожалуйста, выберите любую сумму



Или введите свою

Редакция
Фактчек в Казахстане и Центральной Азии. Первый центральноазиатский фактчекинговый ресурс. Открыт в мае 2016 года. Член международной сети фактчекинговых организаций (IFCN)