Вопреки смерти: памяти убитых журналистов

    На фото: Журналист Ян Куцяк. Убит в 2018 году

    Число журналистов, убитых из-за своих статей, ежегодно превышает число погибших репортёров в зонах военных конфликтов. Роберт Махони из Комитета по защите журналистов (CPJ) — о недавних громких убийствах журналистов, цене журналистских расследований и о ситуации с безопасностью наших коллег в мире.

    Сколько денег нужно, чтобы заставить замолчать дотошного репортёра? В 2011 году на Филиппинах чиновникам понадобилось всего лишь $250 на оплату услуг киллера, убившего журналиста. А в феврале этого года в Словакии Ян Куцяк и его невеста были убиты примерно за $80 тысяч.

    Для коррумпированных политиков и боссов криминалитета всё это незначительные суммы. А для демократии цена этих убийств неизмерима.

    Число журналистов, убитых из-за своих статей, ежегодно превышает число погибших репортёров в зонах военных конфликтов.

    Начиная с 1992 года, когда Комитет по защите журналистов (CPJ) начал собирать эту статистику, 1324 журналиста погибли при выполнении своих обязанностей, из них 849 были, по сути, казнены за свою работу. И почти в 90% случаев людям, заказавшим убийство, удаётся избежать правосудия. В тех редких случаях, когда действительно проводится полноценное расследование, приговор выносится лишь низовым соучастникам преступления. Крупная рыба обычно ускользает.

    Проблема не ограничивается странами Глобального Юга. Недавно, 16 октября, исполнился год с момента убийства Дафны Каруаны Галиции, мальтийского журналиста, которая расследовала коррупцию. Спустя несколько минут после того, как она отправила в редакцию статью, где явно предсказывалась её смерть, в машине, в которой она сидела, взорвалась бомба. Обвинения в её убийстве предъявлены троим, однако заказчики остаются на свободе.

    Дафна Каруана Галиция

    Словакия, которая, как и Мальта, входит в Евросоюз, не смогла обеспечить правосудие в деле о жестоком убийстве Куцяка и его невесты Мартины Кушнировой, погибших в своём доме под Братиславой. Хотя полиция провела ряд арестов по этому делу, были найдены далеко не все организаторы преступления, которые явно не хотели, чтобы Куцяк продолжал расследовать деятельность мафии в этой стране.

    Как теперь официально признаёт Саудовская Аравия, журналист и автор колонок в газете Washington Post Джамаль Хашогги был убит в консульстве королевства в Стамбуле, однако начатое расследование этого дела тоже вряд ли закончится наказанием тех, кто реально несёт ответственность за его исчезновение.

    Безнаказанность за подобные преступления — раковая опухоль на теле демократии и политической ответственности. Журналисты нуждаются в том, чтобы принцип верховенства закона эффективно соблюдался. Когда правоохранительные органы и судебная система порабощаются организованной преступностью, журналисты понимают, что их уже никто не защитит, если они начнут расследовать темы, ставящие под угрозу интересы криминала или коррумпированных чиновников.

    Последствия этого легко увидеть в Мексике, где деятельность преступных картелей на огромной части территории страны никем не освещается. Смелые репортёры, которые не поддавались запугиванию, заплатили за это своей жизнью, причём убийства, связанные с преступными картелями, имели умышленную цель попутно заставить замолчать других. Большинство мексиканских журналистов способны инстинктивно вычислить «зоны молчания», где нет ни демократии, ни прозрачности.

    В 2013 году ООН попыталась привлечь глобальное внимание к этой проблеме, объявив 2 ноября ежегодным Международным днём прекращения безнаказанности за преступления против журналистов. Моя организация поддерживает эти усилия: ежегодно мы публикуем доклад «Индекс глобальной безнаказанности», из которого следует, что такие демократические страны, как Мексика, Бразилия, Индия, Пакистан и Филиппины, постоянно оказываются неспособны вынести приговоры убийцам журналистов.

    Журналисты знают, что демократия и свободная пресса взаимозависимы; когда репортёрам затыкают рот, начинает расти число случаев расхищений, вымогательства, а также экологических преступлений. Многие пытаются с этим бороться, но им бы не помешала помощь.

    Одним из наиболее перспективных методов борьбы с безнаказанностью являются санкции. Принятый в 2016 году в США закон «О глобальной ответственности в сфере права человека» («Глобальный закон Магнитского») предоставил президенту США право запрещать выдачу американских виз, а также замораживать активы тех иностранных граждан, которые подозреваются в серьёзных нарушениях прав человека. В октябре 2017 года собственный закон Магнитского приняла Канада; схожие меры приняты в Эстонии, Литве, Латвии и Великобритании.

    Но одно дело принять закон, а другое – его применять. За исключением санкций против нескольких человек, причастных к убийству редактора журнала Forbes Пола Хлебникова в Москве в 2004 году, законы Магнитского не широко применяются для защиты журналистов. Правительства, которые обязались отстаивать демократию, не должны колебаться, применяя имеющиеся у них инструменты для защиты тех, кто рискует своими жизнями ради свободы слова. Правительства стран Европы в особенности должны гарантировать соблюдение своих обязательств, принятых на национальном уровне и уровне ЕС.

    Организации, защищающие свободу прессы, также могли бы активней бороться за прекращение безнаказанности. Например, в Мексике комитет CPJ работал с журналистами и группами правозащитников с целью пролоббировать перевод национальным правительством нападений на журналистов в категорию федеральных преступлений, что позволило бы обойти правоохранительные органы на уровне штатов, когда они подозреваются в коррупции. Федеральное правительство отреагировало на это, создав должность Специального прокурора по преступлениям против свободы слова (FEADLE).

    Впрочем, из-за недостатка финансирования этой специальной прокуратуры достигнутые скромные успехи могут быть утрачены. Новое правительство избранного президента Андреса Мануэля Лопеса Обрадора могло бы взяться за решение проблемы безнаказанности, но только при условии, что FEADLE будет полностью обеспечена ресурсами.

    Пока правительства колеблются, журналисты сами защищают себя наилучшим из известных им способов – с помощью журналистики.

    Это хорошо иллюстрирует коллективная реакция на смерть Каруаны Галиции и Куцяка. Оба журналиста были членами международных расследовательских сетей, которые, используя уже полученные данные, заканчивают работу над статьями, прерванную убийствами. Сигнал потенциальным убийцам прост: убийство репортёра не убьёт его статьи.

    Об авторе: Роберт Махони — заместитель исполнительного директора Комитета по защите журналистов (CPJ).

    Copyright: Project Syndicate, 2018.
    www.project-syndicate.org


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласны с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.