Тара Сусман-Пенья: Уроки российской медиавойны | Мнение

    Тара Сусман-Пеньясоветник IREX, — о возрастающей роли медиаграмотности в эпоху информационных войн.

    Размытие границ — почва для фейков

    Дезинформация и пропаганда существуют с тех пор, как появилась массовая информация. Если что-то и изменилось, так это скорость и масштабы распространения. Социальные медиаплатформы интенсифицировали распространение лженауки и конспирологических теорий, угрожающих демократическим институтам новыми способами запугивания. Просто попробуйте набрать в Google слова «Россия» и «Трамп», и вы увидите фейковые новости в действии. Однако лучшим способом борьбы с дезинформацией может быть пример Украины – страны, которая столкнулась со шквалом пропаганды, финансируемой Россией.

    Во всем мире люди, которые считают, что факты имеют значение, дают отпор дезинформации. Новостные организации США укрепляют свои позиции, подчеркивая необходимость применения основных журналистских навыков, таких как подтверждение источников и проверка фактов. Важными ресурсами информации для публикаций также стали независимые свидетели и лица, проверяющие факты.

    Но по мере того как грань между поставщиком и получателем новостей размывается, становится все труднее ориентироваться в болоте дезинформации.

    Ряд новых инициатив – например, учебные курсы проекта новостной грамотности Checkology и Factitious – онлайн-игра, которая проверяет способность пользователей выявлять фейковые новости, – пытаются усилить способность общества фильтровать лженовости, но влияние этих проектов до настоящего времени весьма ограничено. Из-за нашей предвзятости и склонности принимать на веру концепции, которые не противоречат нашим убеждениям, неверные мнения могут закрепиться, вместо того чтобы быть рассмотренными критически. В медиаландшафте, где даже политики полагаются на сбор и анализ больших данных и нейронауки для подготовки сообщений на основе менталитета избирателей, трудно отделить правду от лжи.

    Один из ключевых навыков будущего — медиаграмотность

    На этом фоне обучение медиаграмотности – навыкам, помогающим анализировать и оценивать достоверность информации, – стало очень важным вопросом. Программы медиаграмотности существовали в США на протяжении десятилетий, сосредоточивая внимание на таких вопросах, как предвзятость СМИ и влияние транслируемых сцен насилия на детей. Но медиаграмотность в современном мире означает обеспечение людей всех возрастов средствами для ориентирования во все более сложной информационной экосистеме. И, как показывает недавний опыт моей организации в Украине, формальное обучение медиаграмотности может стать лучшим средством в борьбе с государственной, политически мотивированной пропагандой.

    Пропагандистская война России против Украины – хорошо финансируемая и широко распространенная кампания в СМИ, призванная подорвать легитимность украинского правительства, – продолжается на протяжении ряда лет. Действия России были настолько агрессивными, что в 2015 году украинское правительство, по имеющимся сведениям, предупредило официальных лиц в «Фейсбуке» и в правительстве США о том, что подобная стратегия может быть использована против США.

    Фейсбук, похоже, проигнорировал это предупреждение, но такие медиаорганизации, как моя, этого не сделали. В октябре 2015 года эксперты из IREX при финансировании канадского правительства и поддержке местных украинских организаций организовали девятимесячную программу по обучению медиаграмотности под названием Learn to Discern»(L2D). С помощью мастер-классов и кампаний по обнаружению фейковых новостей мы стремились вооружить граждан инструментами для выявления сфабрикованных Россией новостных историй. И мы получили вдохновляющие результаты.

    Как начать потреблять скептичеки — зарубежный опыт

    Участники программы сообщили, что получили более глубокие знания о том, что необходимо для разумного потребления новостей. Когда мы опросили слушателей в начале курса, только 21% из них сказали, что они «почти всегда» перепроверяли новость, которую прочли. Это тревожный показатель для страны, где доверие к СМИ низкое, а число поступающих новостей большое. После обучения этот процент вырос до 81%.

    Мы также обнаружили, что программа вызвала цепную реакцию: 91% слушателей поделились знаниями, которые они получили на занятиях, в среднем с шестью людьми – членами семей и коллегами. По нашим оценкам, результаты косвенно переданы 90 000 украинцев.

    Тренинг L2D опирался на принципы, разработанные в США, но методология создавалась с нуля. Сотрудничая с украинскими экспертами, мы включили в программу курса вопросы фактического потребления средств массовой информации, обмен мнениями и реальные примеры. Самое главное, мы привили навыки критического мышления, научили участников тому, как выбирать и обрабатывать средства массовой информации, а не тому, что потреблять.

    Тренеры программы L2D работали в «одноранговых» сетях, выстраивая получаемые знания и навыки на основе доверительных отношений. Исследования показывают, что приверженность к определенным социальным группам, а также вопрос идентичности и ценностей оказывают огромное влияние на то, что мы воспринимаем как правду.

    Пожалуй, главной инновационной особенностью программы был упор на обнаружение эмоциональных манипуляций и способы ухода от такой информации. В стране, где эмоции по отношению к российскому влиянию высоки, этот навык очень важен. Долгое время после того, как проект L2D официально закончился, тренеры продолжали самостоятельно выполнять программы, что отражало рост спроса на их услуги. Опросы, проведенные в этом году, свидетельствуют о том, что участники курсов продолжают заниматься борьбой с фейковыми новостями в своей стране.

    Итоги

    Наш опыт в Украине показывает, что многоярусный подход, работающий с уровнями критического мышления, индивидуальной и групповой психологией и социальным доверием, обеспечивает лучшую защиту от фейковых новостей, чем простая проверка фактов.

    Очевидно, что необходимо проделать большую работу по укреплению здорового скептицизма и увеличению спроса на фактическую информацию среди потребителей новостей. Обучение медиаграмотности может в этом помочь, если оно организовано с учетом местных потребностей. Поскольку дезинформация усиливает угрозы демократии и растут споры о том, как обезвредить фальшивые новости, потребители могут быть спокойны, зная, что при небольшой практике они смогут отличить факт от хорошо замаскированной выдумки.

    Об авторе: Тара Сусман-Пенья, старший технический советник Центра практического обучения и воздействия в IREX (Американском совете по международным исследованиям и научным обменам)

    Copyright: Project Syndicate, 2017


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласны с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.