Регулирование слова на новой городской площади | Контекст

    Сегодня дебаты по общественным проблемам ведутся в социальных сетях, люди получают новости посредством цифровых платформ, а политики продвигают свою политику, используя те же медиа. Интернет наша новая городская площадь. Мадлен де Кок Бунинг и Мигель Пуарес Мадуро — о регулировании высказываний в интернете, цензуре и отсутствии критериев качества информации. 

    В прошлом, на городской площади журналисты и редакторы служили привратниками и выступали в качестве арбитров. Неавтоматические агрегаторы новостей определяют повестку дня и предоставляют аудитории достоверную информацию и разнообразие мнений. Мы доверяли им из-за профессионализма и прозрачности их редакционных процессов.

    В новой публичной сфере эта модель журналистики и роль её в поддержании демократии устарела. Традиционные СМИ больше не играют доминирующую роль в управлении и определении повестки дня. Фейковые новости могут достигать нескольких юрисдикций одновременно.

    В этом случае, общественность и частные лица могут определять уровень этой цензуры слова. Вызов состоит в том, чтобы пересмотреть параметры гражданского дискурса в новой публичной сфере без ограничения плюрализма. Недавние примеры подчеркивают риск лишиться чего-то полезного.

    Несмотря на зловещие заголовки, влияние фейковых новостей на принятие политических решений представляется ограниченным. По данным Института изучения журналистики Reuters, Оксфордского университета, доступ к такому контенту в основном ограничен группами верующих, которые стремятся укрепить свои собственные взгляды и предрассудки. Но это не делает цифровой обман менее опасным. Фейковые новости и подпитываются поляризацией, и, как это ни парадоксально, чем больше они обсуждаются, тем более разрушительными они становятся.

    Это происходит из-за того, что фейковые новости подрывают доверие ко всем формам СМИ и укрепляют мнение о том, что невозможно отличить факты от вымысла. Когда люди не знают во что они могут верить, возможность журналистов контролировать сильных ослабевает. Эта тенденция будет только ухудшаться по мере того, как дипфейки” – фальшивые изображения и видео, которые кажутся реальными становятся все более повсеместными.

    Очевидно, что уязвимое положение цифровой публичной сферы должно быть устранено. Некоторые утверждают, что решение состоит в блокировании сомнительных веб-сайтов или сокращении результатов поиска. Facebook, например, подвергает цензуре двойные посты и создал оперативный центр для борьбы с дезинформацией. Другие глобальные платформы, такие как Google и Twitter, рассмотрели аналогичные шаги, и на все три оказывается давление, чтобы они предоставили властям доступ к частным данным пользователей, которые публикуют фейковые новости или делают клеветнические заявления. Но мы считаем, что эти шаги, кажущиеся разумными, глубоко ошибочны.

    В основе любой сильной демократии лежит политический консенсус и арбитраж, который зависит от способности общественности обсуждать и не соглашаться. Это не случай частных организаций или государственных учреждений подвергать цензуре этот процесс. Скорее, мы должны работать над тем, чтобы граждане имели доступ к широкому кругу мнений и идей и понимали, что они читают, смотрят или слушают. Свобода выражения мнений включает в себя право получать и распространять информацию без вмешательства, что подразумевает следствие ценностей свободы СМИ и плюрализм средств массовой информации, закрепленные в Хартии фундаментальных прав ЕС. Исследования показывают, что большинство людей предпочитают надежные и плюралистические источники новостей; работа директивных органов заключается в том, чтобы дать им возможность реализовать это предпочтение.

    В отчете Европейской комиссии за март 2018 года, Группа высокого уровня по фейковым новостям и онлайн-дезинформации, председателем которой была одна из нас (де Кок Бунинг), предложила план действий, а недавний план действий Европейской комиссии является хорошей отправной точкой. Но необходимо сделать больше.

    Не существует серебряной пули для борьбы с дезинформацией. Только подходы с участием многих заинтересованных сторон, которые распределяют ответственность по всей новостной экосистеме и учитывают основополагающие права, могут обеспечить адекватную защиту от дезинформации.

    Например, профессиональные СМИ должны активизировать свою работу, с тем чтобы гарантировать достоверность своего освещения. Технология проверки фактов может помочь, если она не подвержена политическому и экономическому влиянию. Google, Facebook и Twitter не должны заниматься проверкой фактов.

    Big Tech начинают брать на себя ответственность, приняв Кодекс практики, основанный на десяти ключевых принципах Доклада группы высокого уровня. Но “Big Tech” могут внести свой вклад и другими способами, например, путем предоставления клиентских интерфейсов для отслеживания законных новостей, обеспечивая разнообразие в социальных сетях и делая высокоприоритетным размещение проверенной на фактах информации. Платформы также могут повысить прозрачность использования ими алгоритмов данных и кода. В идеале, эти алгоритмы должны предоставить потребителям больший контроль над редакционными предпочтениями и интегрировать приложения для редактирования и проверки фактов, разработанные надежными медиа-организациями.

    Платформы также должны четко определять источники новостей, особенно платный политический или коммерческий контент. Многие из этих наиболее неотложных мер могут и должны быть реализованы в преддверии выборов в Европейский парламент в мае 2019 года.

    Нам также необходимо новое международное сотрудничество и более совершенные юрисдикционные нормы, чтобы гарантировать, что законы и нормативные акты защищают жертв фейковых и оскорбительных новостей, не ограничивая свободу слова и не ущемляя права информаторов. В частности, эти конфликты не должны разрешаться юридически, если только у одной из сторон есть эффективный доступ к правосудию.

    Наконец, платформенные компании должны сотрудничать со школами, группами гражданского общества и новостными организациями в целях повышения медиаграмотности населения. Данные показывают, что потребители на некоторых рынках по-прежнему с трудом могут отличить фейковые новости от реальных.

    Предпринятые из лучших побуждений усилия по очистке новой городской площади от дезинформации, безусловно, будут иметь обратный эффект; только потребители могут изолировать фейковые новости. Мы не можем позволить частным компаниям или правительствам решать, какую информацию людям следует знать. История демократии в этом плане очевидна: плюрализм, а не частная или государственная цензура, является лучшим гарантом истины.

    Об авторах:
    Мадлен де Кок Бунинг, профессор цифровой политики, экономики и общества в Школе транснационального управления Института Европейского университета, была председателем группы высокого уровня Европейской комиссии по фейковым новостям и дезинформации в Интернете.
    Мигель Пуарес Мадуро, директор Школы транснационального управления в Институте Европейского университета, был членом Группы высокого уровня Европейской комиссии по свободе СМИ и плюрализму.

    Copyright: Project Syndicate, 2019.
    www.project-syndicate.org


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласны с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.