Мнение | Выживет ли обрезание на Западе?

    Photo: Brit Milah. Cropped. CC BY 3.0

    В Исландии обсуждается законопроект о запрете обрезания. О правовой стороне вопроса и возникшем конфликте и аргументах обед сторон c точки зрения прав человека рассуждает профессор Университета Джона Хопкинса Сет Д. Каплан. 

    Законопроект о запрете немедицинского обрезания в Исландии предсказуемо вызвал возмущение со стороны евреев и мусульман. У них есть все основания для беспокойства: призывы запретить ритуальный обряд обрезания, также прозвучали в Голландии и Скандинавии; врачи в Соединенном Королевстве находятся под давлением, и могут поддержать этот запрет; но мало кто вспомнил, что законность практики была оспорена в Германии ещё в 2012 году.

    В 2012 году окружной суд в Кельне постановил, что обрезание мальчиков — даже по религиозным причинам – равносильно нанесению тяжких телесных повреждений.

    Решение суда в Кельне было принято после инцидента с четырехлетним мальчиком, которому в 2010 году сделали обрезание по просьбе его родителей-мусульман. Через двое суток ребенок был доставлен в больницу из-за сильного кровотечения. В результате первого процесса врача признали невиновным, однако после апелляции прокуратуры окружной суд все же подтвердил нанесение ребенку тяжких телесных повреждений. (BBC)

    Обрезание все чаще подвергается критике в Европе, поскольку определение прав человека расширилось, включив в себя детскую физическую неприкосновенность, тогда как определение свободы вероисповедания сузилось главным образом до отправления культа и объединения. Но если эта новая иерархия прав не будет тщательно отлажена, легитимность всего проекта по правам человека может быть поставлена под угрозу.

    По словам Сильи Дёгг Гуннарсдоттир, парламентария от Прогрессивной партии, которая представила Исландский законопроект, центральным вопросом являются “права детей, а не … свобода вероисповедания”. Гуннарсдоттир согласна с тем, что “каждый человек имеет право верить в то, во что он хочет”, но она настаивает на том, что “права детей превышают право верить”.

    Со своей стороны, Имам Ахмад Седдек из Исламского культурного центра Исландии парировал заявление тем, что обрезание является частью мусульманской веры и что законопроект Гуннарсдоттира является “нарушением религиозной свободы”. Агнес М. Сигурдардоттир, Епископ Исландии, предупредила, что запрет фактически превратит Иудаизм и Ислам в “криминализованные религии”, поскольку любой, кто практикует обрезание, может быть приговорен к шести годам тюремного заключения.

    Право против права

    Еще больше осложняет ситуацию то, что обе стороны строят свои аргументы, опираясь на права человека. Например, некоторые сторонники запрета утверждали, что обрезание нарушает Статью 5 Всеобщей декларации прав человека (ВДПЧ), в которой говорится, что “никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию”. Термин “обращение”, утверждают сторонники, распространяется на обрезание.

    В то же время, некоторые из тех, кто защищает эту практику, также указали на ВДПЧ, в частности на статью 18, в которой говорится, что “каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии”. Более того, статья 18 определяет это право в широком смысле: каждый человек имеет право “на свободу, как единолично, так и сообща с другими людьми, а также публичным или частным порядком, исповедовать свою религию или убеждения в учении, отправлении культа, и выполнении религиозных и ритуальных обрядов”. Термин “обряд”, по-видимому, включает обрезание.

    Решение вопросов, связанных с правами человека требует рассмотрения контекста, с тем, чтобы сбалансировать права и обязанности населения все более разнообразных обществ. Что касается обрезания, существует явная напряженность не только между религиозной свободой и физической неприкосновенностью личности, но также между родительскими правами и авторитетом государства, мультикультурализмом и национализмом, религиозными и светскими моральными перспективами.

    Более того, разные сообщества уделяют приоритетное внимание правам человека по-разному. Для некоторых, моральные рамки, предлагаемые правами человека, достаточны сами по себе; но для других, как отмечает Уильям Галстон из Института Брукингса, “язык прав человека едва ли исчерпывает область моральных и духовных благ”.

    Культура против права

    Другими словами, культура играет гораздо большую роль в формировании толкований прав человека, чем многие себе представляют, это подразумевает, что правозащитники должны с осторожностью относиться к принятию решений по любой практике с глубокими культурными или религиозными корнями. Как отмечает психолог культуры Ричард Шведер, обрезание отражается в конфликтах между европейцами и жителями Ближнего Востока на протяжении веков. Еврейское восстание против греческого правления во втором веке до нашей эры, которое евреи ежегодно отмечают как Ханука, частично было вызвано указом о запрете обрезания под страхом смертной казни.

    Между тем, в Западных странах интерпретации прав человека развивались наряду с более широким культурным сдвигом в сторону индивидуализма и секуляризма, что побудило оппозицию к широкому набору религиозных практик. Вопрос об обрезании является одним из критериев для определения того, насколько западные общества все еще ценят религиозную свободу, достаточную для того, чтобы принять и признать разнообразие убеждений и практик. Обрезание было неотъемлемой частью культурной самобытности и религиозной веры большой части мира на протяжении тысячелетий. Нынешнее движение, по отмене его на Западе предвещает дальнейшее сужение сферы религиозных свобод.

    Опасность этого заключается в том, что избирательный подход к определенным правам по обеспечению соблюдения светских норм, не только подрывает общий проект прав человека, который направлен на объединение народов мира и улучшение жизни посредством общего понимания минимальных условий, необходимых для продвижения “неотъемлемого достоинства” и равенства “всех членов человеческой семьи”. Это также подорвет доверие к либеральному порядку, который был основан на толерантности к разнообразию и меньшинствам.

    Запрет обрезания означал бы заметный отход от этой традиции на Западе. Как исторически показали Соединенные Штаты, толерантность означает поддержку более широкого определения права людей на исповедание религии или иное выражение своей культурной самобытности в соответствии с их убеждениями, и в то же время отказ судить о том, являются ли такие убеждения “правильными” или “неправильными”.

    Сет Д. Каплан, профессор преподаватель в Школе перспективных исследований им. Пола Х. Нитце Университета Джона Хопкинса и автор готовящейся к изданию книги о будущем прав человека в различных культурных контекстах.

    Copyright: Project Syndicate, 2018.
    www.project-syndicate.org


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласен с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.