Мнение | Проблема #MeToo в журналистике

    ekuriren.se

    Ханна Сторм (Лондон) — о гендерном дисбалансе в современных медиа, о его причинах, следствиях и способах преодоления. 

    Среди студентов-журналистов обычно больше женщин, но глобальными СМИ по-прежнему управляют мужчины. Их больше на руководящих позициях, они выпускают больше новостей, и их чаще представляют в качестве экспертов. Этот дисбаланс отражается на контенте, который производится в редакциях: в нём уделяется меньше слов и эфирных секунд историям о женщинах. И он отражается на культуре отношений в этой отрасли, где женщины оказываются более уязвимы к сексуальным домогательствам и насилию.

    MediaGengerhighlights_en

    В СМИ очень важно выстраивать отношения. Более того, журналисты, которые освещают экстремальные события в очень трудных условиях, чувствуют потребность в близком общении. Именно поэтому между коллегами и сотрудниками легко формируются интимные связи. Проблема возникает, когда эти отношения начинают портиться, или, что ещё хуже, когда они возникают не по обоюдному согласию или основаны на принуждении, например, если занимающий более высокую должность коллега домогается сексуальных отношений с кем-либо из подчинённых.

    Да, конечно, в различных странах совершенно по-разному оценивают, что именно считается хищническим или неподобающим поведением. Тем не менее, на глобальном уровне, по данным исследования, проведённого в 2014 году Международным институтом безопасности журналистов (INSI) и Международным фондом поддержки женщин в СМИ (IWMF), почти половина женщин-журналистов заявляют о том, что лично сталкивались с сексуальными домогательствами из-за своей работы. А две трети сообщили, что сталкивались с «запугиванием, угрозами или насилием», как правило, со стороны своих боссов, непосредственных начальников и коллег по работе.

    Violence-and-Harassment-against-Women-in-the-News-Media

    Для этих преступников безнаказанность остаётся нормой. По данным опроса INSI/IWMF, почти три пятых респондентов, подвергавшихся домогательствам, сообщали об этих инцидентах своим работодателям. Но в большинстве случаев именно пережившие насилие женщины страдают от негативных последствий — испорченная репутация и карьерные перспективы, не говоря уже об ухудшении их психологического и эмоционального состояния.

    Мужчины, демонстрирующие хищническое поведение, продолжают занимать высокие посты в глобальной индустрии новостей, а женщинам-журналистам приходится задумываться о том, чтобы её покинуть. В недавнем опросе IWMF и организации TrollBusters треть респондентов заявили, что уже подумывали о том, чтобы покинуть журналистку. Те, кто ещё только начинает карьеру, в два раза чаще говорили о том, что задумываются о смене профессии из-за угроз и атак, которым они подвергаются лично или в интернете.

    Attacks-and-Harassment

    Несмотря на все эти препятствия, появляется всё больше женщин, растущих в рангах глобальной медиа-индустрии, хотя темпы этого прогресса сравнительно низкие. В цифровых редакциях, которые, как правило, в меньшей степени сохраняют неравенство, унаследованное от традиционных СМИ, число женщин на руководящих позициях растёт явно быстрее. (Впрочем, у культуры «братских отношений» в некоторых новейших ньюсрумах имеются собственные риски сексуального харассмента по отношению к женщинам). Кроме того, за последний год в рамках более широкого движения #MeToo несколько известных журналистов-мужчин в США потеряли работу из-за обвинений в неподобающем поведении по отношению к коллегам-женщинам.

    Тем не менее, в целом редакции до сих пор не воспринимают серьёзно угрозы, с которыми сталкиваются из-за своей профессии женщины-журналисты как на рабочем месте, так и выполняя редакционные задания. Редакции проводят оценки рисков и обсуждения деталей командировок, когда журналисты отправляются на задания, но они редко учитывают специфические угрозы для женщин, а если учитывают, то без достаточных нюансов. Между тем, во время таких заданий женщины могут быть особенно уязвимы к нежелательным приставаниям со стороны коллег-мужчин, своих собеседников или даже незнакомцев.

    Отчасти это, наверное, объясняется тем, что большинство новостных организаций проводят подобные оценки, консультируясь с советниками по безопасности, а это обычно мужчины, бывшие военные, которые, вероятно, не до конца понимают специфические риски женщин. Иногда эти советники по безопасности сами занимаются сексуальными домогательствами.

    Звучит, как дурной анекдот, но я действительно знаю нескольких журналистов, которые стали жертвой сексуальных домогательств со стороны советников по безопасности.

    И в зависимости от ситуации, в которой это происходит, подобное поведение может иметь очень серьёзные последствия для безопасности.

    Как будто им мало всех этих проблем, женщины, работающие иностранными корреспондентами и подвергающиеся нападкам при выполнении редакционных заданий, часто оказываются в центре дискуссий на тему, а надо ли вообще поручать женщинам те или иные задания. По поводу корреспондентов-мужчин такие дискуссии никогда не ведутся.

    Подобная мачо-близорукость усиливает опасный дисбаланс в подходах, формирующих СМИ. Кроме того, с ней связаны серьёзные экономические издержки. Как пишет журнал Harvard Business Review, «нам всем приходится платить», если сексуальные домогательства не прекращаются или покрываются. Мешая женщинам делать карьеру в журналистике или вынуждая их сменить профессию, домогательства сокращают их финансовые возможности и не позволяют обществу наилучшим образом использовать свои таланты.

    Факты таковы: опыт работы журналистов разного пола, национальности и происхождения в различных условиях отличается, и это относится как к рискам, с которыми они сталкиваются, так и к вознаграждениям, которые они могут получить. При любых оценках будущей темы следует учитывать этот нюанс, а руководители СМИ должны выбирать лучших журналистов для выполнения тех или иных заданий и предоставлять поддержку, необходимую для обеспечения безопасности всех журналистов.

    Изменение корпоративной культуры, в которой стали возможны домогательства и другие формы насилия против женщин, — это моральное обязательство, а также юридический и экономический императив. Редакционное руководство обязано возглавить этот процесс сверху. Изменения не произойдут мгновенно, и их не может осуществить кто-то один. Руководство обязано слушать коллег-женщин и учитывать различные точки зрения, чтобы помочь свершению перемен.

    Цель не в противопоставлении молодых старым, а женщин — мужчинам. Цель в том, чтобы устранить недостаток медиа-отрасли — её неспособность защищать наиболее уязвимых работников. Нам всем приходится платить, когда эта неспособность мешает журналистам-женщинам полностью реализовать свой потенциал.

    Ханна Сторм – директор Международного института безопасности журналистов (INSI).

    Copyright: Project Syndicate, 2018.
    www.project-syndicate.org


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласны с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.