Манипуляция | Смертность от COVID в Швеции достигла нуля при отсутствии строгой изоляции

Когда критики карантинных ограничений перечисляют свои аргументы, среди них непременно упоминается так называемый «шведский опыт». Ещё в самом начале пандемии Швеция, в отличие от многих членов международного сообщества, отказалась вводить жесткий локдаун и с тех пор, по большей части, продолжает придерживаться намеченного курса. Насколько этот курс успешен, наверное, можно будет сказать только тогда, когда пандемия закончится. Однако это не мешает сегодня многим противникам строгих ограничений использовать пример Швеции в своих нарративах, часто избегая контекста. Их сообщения в свою очередь тиражируются сетевыми пабликами и получают большое распространение, как в примере ниже.

Пост в Instagram

«Шведский опыт» вдохновляет и многих граждан СНГ, которые считают, что в борьбе с COVID-19 можно было бы обойтись без локдаунов. Читатели в комментариях под постом хвалят шведское правительство за «честность». Но находятся и те, кто обращает внимание на то, что новость вводит аудиторию в заблуждение. Об этом мы и поговорим в нашем разборе.

Утверждение: Смертность от COVID в Швеции достигла нуля при отсутствии строгой изоляции. Подчеркивается, что Швеция была оклеветана в 2020 году за то, что… отказалась от мер по установлению строгой изоляции.

Пост в Instagram

Вердикт: Манипуляция

Хотя смертность от коронавируса в Швеции и достигала нуля летом, в сообщении совершенно отсутствует какой-либо контекст, который в данном случае весьма важен. Поясняем.

Во-первых, нулевая смертность от коронавируса в некоторые отдельные дни фиксировалась не только в Швеции, но и многих других странах, например, в Сингапуре. Причём такое можно было наблюдать между пандемическими волнами и в 2020 году. В летний период в Швеции эпидемиологическая ситуация, действительно, значительно улучшилась по сравнению с предыдущими месяцами. Смертность достигала очень низких показателей, порой оставаясь на нулевом уровне по несколько дней. Однако пока рано делать какие-то выводы и говорить о нулевой смертности окончательно. В отдельные дни летальные случаи всё ещё регистрируются. Кроме того, в публикации от 30 июля Агентство общественного здравоохранения Швеции сообщило, что в некоторых регионах страны наблюдается рост заболеваемости. Рост на 29 неделе текущего года по сравнению с 28 неделей составил 42%. Спустя 7 дней, 6 августа, на сайте агентства вышло предупреждение о том, что распространение инфекции уже находится не на низком уровне. Рост заболеваемости на 30 неделе по сравнению с 29 неделей — 30%.

Во-вторых, сам нарратив о том, что Швеция добилась снижения смертности при отсутствии строгой изоляции чересчур упрощает картину и не учитывает многих важных факторов, таких как меры ограничения, следование правилам со стороны населения, вакцинация, работа медорганизаций и т.д.

Первоисточник разбираемого поста — небольшая колонка на сайте американского правого либертарианского исследовательского центра Foundation for Economic Education. Далее информация перекочевала в русскоязычный интернет, попав на сайты отдельных информационных агентств, разнообразных форумов и, что любопытно, на сайт славянских неоязычников.

В первоисточнике представлено больше контекста, однако посыл остаётся тем же. Автор по сути берёт недельный период нулевой смертности в Швеции в середине июля и строит на этом свою аргументацию, что неизбежно ведёт к искажению и домыслам.

В чём суть шведского опыта

В начале пандемии Швеция удивила многих своих подходом к борьбе с новым вирусом. Эпидемиологи страны решительно отказались от строгого локдауна, к которому прибегли многие другие государства. При этом в сети часто упрощают идею шведского опыта, утверждая, что страна якобы не принимала никаких мер. Это не так.

В Швеции всё же вводились ограничения, среди которых — социальное дистанцирование, ограничение контактов среди людей старше 70 лет, запрет на собрания с участием сначала более 500 человек, чуть позже — более 50 человек, перевод университетов и старших школ на дистанционное обучение. Кроме этого, гражданам было рекомендовано отменить путешествия внутри страны, а работодателям было рекомендовано перевести сотрудников на дистанционный формат работы.

По ходу пандемии ограничения снимались, вводились заново и ужесточались в зависимости от эпидемиологической ситуации. Например, в ноябре 2020 года лимит на групповые собрания в общественных местах был снижен с 50 человек до 8. В январе этот лимит был применён и к частным собраниям. Кроме этого тогда же были введены ограничения на количество посетителей в торговых центрах, тренажерных залах и спортивных центрах. 

В декабре 2020 года шведское правительство, которое продолжительное время воздерживалось от введения масочного режима, с ростом заболеваемости всё же постановило правило о ношении масок в общественном транспорте. Однако спустя полгода, в начале июля 2021 года, правило было отменено.

Помимо мягких ограничений, Швеция сделала большой упор на отслеживание контактных лиц и тестирование на раннем этапе пандемии.

Можно заключить, что отказавшись от жёстких мер, правительство Швеции сделало большую ставку на личную ответственность граждан, и ожидало от них строгого следования всем рекомендациям и правилам. Не всегда эти ожидания оправдывались — в ноябре 2020 года премьер-министр Стефан Лёвен заявил, что шведы не придерживаются ограничений как раньше и призвал граждан отменить званые ужины, а также походы в тренажерные залы и библиотеки.

Другими словами, опыт Швеции представляет собой попытку балансировать между строгой изоляцией и мягкими ограничениями.

Каковы промежуточные результаты

Что можно сказать о шведской стратегии на сегодняшний день? На самом деле, не всё так безоблачно, как это иногда пытаются показать в хвалебных рассылках. Пандемия довольно сильно ударила по стране с 10-миллионным населением. На сегодняшний день смертность от COVID-19 в Швеции, по данным Университета Джонса Хопкинса, составляет 142,5 человека на 100 тыс. населения. Для сравнения, в ближайших скандинавских странах, которые решили идти по пути строгой изоляции, смертность оказалась в разы ниже. В Дании этот показатель составляет 43,93 на 100 тыс. населения, в Финляндии — 17,99, а в Норвегии — 15,05.

При этом сравнение с другими государствами не обязательно демонстрирует преимущество жёстких мер или несостоятельность шведского опыта. В качестве контраргумента всегда можно сравнить Швецию со странами, которые сильно пострадали от пандемии несмотря на введение локдаунов, и сделать соответствующий вывод. Всё это лишь показывает, что в борьбе с COVID-19 играет роль большое количество факторов, и неправильно было бы приписывать успехи и провалы только к стратегии локдауна или отсутствию таковой, по крайней мере, без проведения соответствующего исследования. К тому же, даже если говорить отдельно о локдауне, многое зависит от того, как эффективно он осуществляется.

Мы лишь продемонстрировали, как Швеция справляется с пандемией по сравнению со странами, которые культурно, экономически и географически близки к ней (подразумевая Данию, Финляндию и Норвегию).

Данные в графике по летальным исходам от COVID-19 на 1 миллион человек обновляются с течением времени

В самой Швеции далеко не всегда присутствует консенсус касательно избранной стратегии. Например, ещё в середине апреля 2020 года, когда количество смертей от коронавируса в стране достигло 1000 человек, 22 исследователя из шведских университетов раскритиковали стратегию правительства, которая, по их словам, недооценила серьёзность пандемии. А в декабре 2020 года в традиционном ежегодном эфире король Швеции Карл XVI Густав заявил, что страна потерпела неудачу в борьбе с COVID-19. С ним согласился премьер-министр Лёвен.

Между тем главный эпидемиолог страны, человек, стоящий за шведской стратегией, Андерс Тегнелл придерживается более оптимистичной позиции и считает, что нельзя пока говорить, что Швеция провалила борьбу.

Заболеваемость в Швеции достигла пика в начале января 2021 года, когда в день регистрировалось более 700 случаев заражения на 1 млн населения. Повторный рост заболеваемости начался уже в середине февраля и достиг пика в 625 случаев на 1 млн населения в начале апреля. К началу лета заболеваемость и смертность заметно снизились. Сегодня, как уже было отмечено ранее, количество случаев снова растёт, о чём Агентство общественного здравоохранения уже предупредило.

Данные в графике по ежедневной заболеваемости обновляются с течением времени

Вакцинация в Швеции

Важную роль в снижении смертности также, скорее всего, играет и вакцинация, которая стартовала в Швеции в самом конце 2020 года. На сегодняшний день в стране, по данным Агентства общественного здравоохранения, двумя компонентами вакцины привито уже около 53% населения старше 18 лет, тогда как одним компонентом привито более 79% населения старше 18 лет. По данным Our World in Data, показатели вакцинации в Швеции немного ниже (45% полностью вакцинированы), скорее всего потому, что процент высчитывается от общего числа населения.

Итоги

  • Пока рано что-либо утверждать о нулевой смертности в Швеции, как и рано говорить о том, что Швеция была «оклеветана» за свою стратегию.
  • Авторы проверяемого нами поста, говоря об успехах Швеции в борьбе с COVID-19 при отсутствии строгой изоляции, не берут в расчёт множество других факторов, среди которых не последнюю роль играет вакцинация.
Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!
Медет Есимханов
Журналист Factcheck.kz. Изучал международные отношения и государственную политику.