Как контролируют социальные сети в Юго-Восточной Азии

    Социальные сети — отличная почва для фейков. Но возможно ли повлиять на их распространение, ужесточив контроль социальных медиа? И что, собственно, попадает под определение «фейковых новостей»? Рассматриваем опыт Юго-Восточной Азии.

    Тайвань

    Су Чи-черн возглавлял представительство Тайваня в Осаке. В прошлом сентябре он покончил с собой: его обвиняли в бездействии по отношению к тайваньским туристам, застрявшим в том же месяце в японском аэропорту из-за тайфуна Джеби, ставшего самым мощным за последние 25 лет в стране. После смерти Су Чи-черна официальные власти сообщили, что дипломат пытался отправить на подмогу людям транспорт, но разрешение ему не дали. Критика же в его адрес была построена исключительно на отзыве анонимного туриста. После этого инцидента тайваньские власти решили ужесточить контроль над распространением дезинформации.

    Тайвань стал одной из семи стран Юго-Восточной Азии, которая внедрила или собирается вводить законы об ограничении и доступе к информации, в частности той, что власти определяют как ложную, спекулятивную, преувеличенную или вредоносную. Вслед за  Дональдом Трампом они дают ей одно название, зачастую не подходящее — фейковые новости. «Однако в отличии от Трампа, атакующего традиционные медиа, в Азии стараются дискредитировать непосредственных критиков, — отмечает Джеймс Гомез, председатель совета директоров НПО по правам человека, чей офис расположен в Бангкоке. — Поэтому азиатские правители сосредотачиваются на комментариях в социальных сетях, которые могут навредить их имиджу».

    Антиправительственную критику искореняют, переводя её в разряд  «фейковых новостей», а также используя Акт о компьютерных преступлениях 12-летней давности.По словам Тхитинана Понсудхирака, профессора политологии университета Чулалонкорн, первоначально этот закон наказывал всех, кто пренебрежительно отзывался о монарших особах. Затем его использовали в ходе противостояния 2014 года, когда власть захватили военные. «На сегодняшний день эти драконовские правила приводят к усилению самоцензуры», — добавляет он.

    Камбоджа

    «Фейковыми новостями» в Камбодже занимается специальная межведомственная группа, созданная в июне 2018 года. Её сотрудники отслеживают «любое распространение информации», которая может угрожать безопасности, экономике или международным отношениям страны. И которая по мнению Карла Тэйера, почетного профессора австралийского университета Нового Южного Уэльса, может «подмочить» имидж государства и привести к социальным беспорядкам.

    Правительство Камбоджи вот уже 34 года возглавляет один и тот же человек — Хун Сен, бывший лидер коммунистического течения «красные кхмеры», известного своими националистическими и маоистскими взглядами. На протяжении всего правления Хун Сен жестоко подавлял радио и печатные СМИ, теперь дело дошло до социальных медиа, которые используют его политические оппоненты.

    Вьетнам

    С 1 января 2019 года в стране вступил в силу новый закон: все отечественные и иностранные интернет-провайдеры обязаны предоставлять данные пользователей. Официальное объяснение этому следующее: так проще идентифицировать распространителей фейков. За распространение ложной информации им грозит тюремное заключение. Под действие закона попали и иностранные медиагиганты: Facebook с Google также обязуются предоставлять и удалять любой контент по запросу правительства.

    «Вьетнамские власти беспокоятся, что сообщения в социальных сетях могут навредить их репутации, — говорит Трун Нгуен, декан международных отношений в Хо Ши Минском университете социальных и гуманитарных наук. — В то же время, чтобы избежать народных волнений, они могут ужесточать законы постепенно». Власти не торопятся затягивать узду также по следующей причине: правительство Вьетнама уже владеет или цензурирует основные медиаплощадки страны, беря пример со своих соседей — Китая.

    Китай

    В 2016 году китайские власти на законодательном уровне отнесли создание и распространение слухов к разряду «подрывающих экономические и социальные устои». Годом позже новостным онлайн-порталам запретили брать контент у организаций, не утверждённых властями. Контент при этом менять тоже запретили. В 2018 году дело дошло до микроблогов: отныне те должны выявлять и опровергать слухи.

    В августе того же 2018 года власти запустили приложение, с помощью которого любой может сообщить о фейках. По сообщениям Reuters, приложение работает на основе искусственного интеллекта, умеет самостоятельно выявлять дезинформацию и имеет аккаунты в мессенджерах Weibo и WeChat, где выкладывает материал из государственных медиа.

    Итоги

    «Власти прибегают не только к увеличению контроля над социальными медиа. Некоторые сами не брезгуют изготовлять фейки для дискредитации оппонентов — отмечает Джеймс Гомез. — О них публикуется ложная информация в традиционных медиа, подчиняющихся государству. Далее за работу берутся тролли и анонимные аккаунты в социальных сетях, очерняющие репутацию человека. Эти боты, разумеется, принадлежат властям».

    Число пользователей социальных сетей меж тем неуклонно растёт, судя по одним продажам смартфонов: по данным маркетинговой фирмы IDC количество ввезённых мобильных телефонов в Юго-Восточную Азию выросло с 22,5 млн гаджетов в 2012 году до 100 млн в 2017.

    ***

    В статье использованы следующие материалы:


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласны с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.