Издержки регулирования СМИ: предупреждение для регуляторов | Мнение

    цензура

    Аня Шиффрин из Колумбийского университета — о печальном опыте регулирования медиа в Эквадоре и издержках борьбы с дезинформацией.

    Для понимания возможных последствий непрерывных обвинений в адрес прессы со стороны президента США Дональда Трампа достаточно посмотреть на Эквадор, где правительство бывшего президента Рафаэля Корреа много лет преследовало СМИ. Будучи президентом в 2007-2017 годах, Корреа принял целую серию решений с целью удушения свободы прессы. Как и Трамп, он регулярно использовал СМИ в качестве «мальчика для битья» для мобилизации своих сторонников.

    Журналистика как услуга

    В 2015 году Корреа добился принятия поправки к конституции, которая перевела СМИ в категорию общественных услуг, таких же, как водоснабжение и электроснабжение, что позволило усилить государственный контроль над прессой. Объявив своей целью обеспечение «сбалансированного освещения событий в СМИ», Корреа сумел протолкнуть в 2013 году новый закон о массовых коммуникациях и принял ряд дополнительных нормативных актов, которые позволяют правительству преследовать журналистов с помощью штрафов, обязательных публичных извинений и даже арестов.

    Как и Трамп, Корреа иногда участвовал в телевизионных или радио-программах, чтобы поимённо обвинить тех или иных журналистов; его правительство регулярно подавало судебные иски к СМИ. Например, Корреа подал иск на $80 млн против El Universo, одной из крупнейших газет страны. В итоге, газеты была вынуждена заплатить $40 млн в обмен на «прощение».

    «В интересах общества»

    На фоне роста недоверия к СМИ и другим институтам из-за распространения дезинформации в интернете может показаться хорошей идеей ведение регулирования для ограничения тех или иных видов публикаций. Нет сомнений, что крупные платформы распространения информации, такие как Facebook, нуждаются в более жёстком регулировании.

    Однако в некоторых случаях законы, принимаемые в «интересах общества», могут в реальности работать против этих интересов. В то же время законы, призванные помочь необходимой деятельности журналистов, обычно обеспечивают лишь очень слабую защиту против тех, кто настроен действовать нечестно. Я узнала обо всём этом из первых рук, совершив недавно поездку в Эквадор вместе с группой представителей Комитета по защите журналистов (сокращённо CPJ).

    Из разговоров с эквадорскими журналистами стало ясно, что большинство решений в сфере СМИ, принятых Корреа, а также практика реализации этих решений пересекали «красную черту» откровенной цензуры. Новостные издания, не освещавшие подробно заявления правительства, подвергались штрафам, равно как и те издания, которые не перепечатывали сообщения иностранной прессы, благоприятные для правительства и критические по отношению к фигурам оппозиции. В некоторых случаях издания были вынуждены публиковать или передавать в эфир очень длинные опровержения чиновников правительства, недовольных тем, что о них пишут в СМИ.

    Опыт Эквадора показывает, что законами, которые на бумаге выглядят разумными (например, предоставление героям новостных публикаций гарантированного «права на ответ»), можно легко злоупотреблять. Как рассказывают эквадорские журналисты, чиновники правительства часто отказываются разговаривать с ними, потому что знают: если статья о них выйдет в свет, они смогут легко заставить издание опубликовать их длинное и неотредактированное заявление. СМИ могут оспаривать подобные случаи злоупотребления «правом на ответ», но это приводит к длительным и дорогостоящим судебным процессам.

    Кроме того, в законах, предоставляющих рядовым гражданам право жаловаться на сообщения прессы, легко находятся прорехи. Чиновники правительства регулярно находят «рядовых граждан», которые пишут жалобы на СМИ от их имени.

    Ленин и реформы

    Нынешний президент Эквадора Ленин Морено обещает смягчить ограничения для работы эквадорских СМИ. На недавней встрече с представителями CPJ госсекретарь Эквадора по вопросам массовых коммуникаций Андрес Мичелена заявил, что в этом году правительство планирует реформировать закон о СМИ. Впрочем, как отмечают журналисты, с которыми мы встречались, структура и язык закона не меняются.

    В целом, латиноамериканские СМИ, как правило, находятся под контролем элиты, богатых собственников, чьи интересы влияют на то, как в прессе освещаются события. Именно поэтому многие левые политики, пришедшие к власти на протяжении последних двух десятилетий, обещают расширить представление в СМИ интересов тех, кто такого голоса не имел, а также маргинализированных сегментов общества.

    Например, в Аргентине были запрещены некоторые формы перекрёстного владения СМИ. В других странах выделили видеокамеры и лицензии на вещание сообществам коренного населения, которые были недостаточно представлены в СМИ. В некоторых случаях власти прерывали вещание частных телеканалов, чтобы выступить с политическими заявлениями. При Корреа правительство Эквадора даже взяло в свои руки редакционное управление старейшей газетой страны El Telégrafo.

    Начавшееся в Эквадоре десять лет назад, движение к повышению диверсификации СМИ привело в итоге к ликвидации возможностей для расследовательской и критической работы журналистов в стране. Будущему Эквадора это не сулит ничего хорошего. Активная, основанная на фактах журналистика является общественным благом. Будучи четвёртой властью, СМИ помогают повысить ответственность правительств и корпораций, сообщая о фактах коррупции, загрязнения окружающей среды и других нарушениях общественных интересов. Но в Эквадоре журналисты сейчас вынуждены бояться наказания за то, что выполняют свою работу.

    Как и во многих латиноамериканских странах, общество Эквадора сильно поляризовано. У Корреа до сих пор имеется множество сторонников на левом фланге, указывающих на значительные достижения его правительства в снижении уровня бедности и повышении расходов на здравоохранение и образование. Они утверждают, что при президенте Корреа коррупция в стране не усилилась по сравнению с положением при предыдущих правительствах, и они аплодируют политике его правительства, направленной на обуздание СМИ, которые они считают бесчестными и выражающими интересы правых сил и корпораций.

    Цена регулирования

    В этой истории можно почерпнуть урок для США и для других стран, где растёт недоверие к СМИ. После того как выяснилось, что Facebook и Twitter сыграли ключевую роль в распространении ложной информации и разжигании недоверия и расовой розни во время выборов 2016 года в США, расширяющийся хор голосов призывает к ужесточению регулирования. Но такое регулирование будет трудно осуществлять справедливым образом, и у него могут быть непредвиденные последствия.

    Эквадор узнал на собственном печальном опыте, что цена борьбы с дезинформацией может оказаться слишком высокой, если она приводит к исчезновению качественных, фактических публикаций и потере средствами массовой информации своей роли стражей общественных интересов. Хочу надеяться, что этот урок выучат не только в Эквадоре, но и в демократических странах во всём мире.

    Аня ШиффринАня Шиффрин – директор программы «СМИ и массовые коммуникации» в Школе международных и общественных отношений при Колумбийском университете.

    Copyright: Project Syndicate, 2018.
    www.project-syndicate.org


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласны с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.