Избирательное право в Пакистане: гендерный разрыв

    Фото: centralasiainstitute.org

    Политолог Куратулайн Фатима (Исламабад) — об устранении избирательного гендерного разрыва в Пакистане.

    Сто лет назад женщины в Соединенном Королевстве получили право голосования, и на сегодняшний день, большинство женщин в развитом мире обладают правом голоса. Но во многих развивающихся странах сопротивление, с которым британские суфражистки столкнулись столетие назад, сохранилось, укоренившись в женоненавистничестве. Это, безусловно, актуально для Пакистана, где всеобщие выборы, назначенные на 25 июля, предоставляют идеальную возможность выступить за перемены.

    На первый взгляд, Пакистан кажется прогрессивной страной. Закон разрешил женщинам голосовать с 1956 года, почти десять лет спустя после обретения независимости от Великобритании. С тех пор, число женщин в парламенте постоянно увеличивается, чему способствует 33% квота и правила, определяющие, сколько женщин должно быть включено в партийные списки.

    Женщины также все чаще баллотируются на выборах, даже в культурно-консервативных районах страны. Например, в северо-западном регионе Хайбер-Пахтунхва 100-летняя женщина участвует во всеобщих выборах против бывшей звезды в крикет Имрана Хана. А в Тарпаркаре, обнищавшей части провинции Синд, впервые в голосовании принимает участие женщина-кандидат.

    Но при более тщательном рассмотрении данных голосования раскрываются многочисленные проблемы в усилиях Пакистана добиться избирательного равенства. Кандидаты-женщины могут быть в избирательных бюллетенях, но это не означает, что женщины за них проголосуют — если они вообще будут голосовать.

    Из 97 миллионов зарегистрированных в стране избирателей, 54,5 миллиона составляют мужчины, а 42,4 миллиона – женщины (остальные 100 000 – трансгендеры). С учетом гендерного разрыва примерно в 12 миллионов избирателей, Пакистан занимает последнее место в мире по участию женщин в выборах. Недавний анализ данных избирательной комиссии Пакистана (ECP) на районном уровне показал, что даже в самых развитых частях страны, таких как Лахор и Файсалабад, разрыв составляет более полумиллиона.

    Отчасти это связано с административными препятствиями. Для того, чтобы проголосовать, в Пакистане избиратели должны зарегистрироваться со своим национальным удостоверением личности (NIC). Но у многих женщин его нет – либо потому, что они не знают о его необходимости, либо не могут подать заявление, что делает технически невозможным голосование. Несмотря на то, что NIC можно запросить лично или онлайн, женщины в Пакистане сталкиваются с серьезными ограничениями в своем перемещении, и многие из них не имеют доступа к Интернету.

    Но наибольшим препятствием являются религиозные и культурные предрассудки. Например, на прошлых выборах, распространялись брошюры, предупреждающие мужчин, не позволять женщинам, членам семьи принимать участие в голосовании, поскольку участие женщин в демократии было как-то “не по-исламски”. В 2008 году, в самой либеральной провинции Пакистана, в Пенджабе, на 31 избирательном участке, не проголосовала ни одна женщина. На местных выборах в Хайбер-Пахтунхва в 2015 году, наблюдалась аналогичная ситуация.

    Национальные показатели лишь немногим более обнадеживающие. Во время последних всеобщих выборов в 2013 году, явка избирателей-женщин на 800 избирательных участках по всей стране составила менее 10%, а в 17 районах проголосовало менее 5% женщин-избирателей, имеющих право голоса.

    Когда женщины не голосуют, их голоса игнорируются в патриархальной политике Пакистана. Это делает менее вероятным то, что законодатели будут решать проблемы женщин, и для немногих женщин, желающих избраться, осложняют путь к победе. Из 342 членов Национальной ассамблеи лишь 70 женщины, и только девять из них были избраны; остальные были назначены по системе квот.

    Логично предположить, что, если больше женщин проголосует, политические партии выдвинут больше кандидатов, занимающихся проблемами, которые непосредственно касаются женщин, и что больше женщин одержат победу. Но как можно изменить статус-кво, и увеличить женскую избирательную явку?

    Вероятно, что для этого избирательного цикла уже слишком поздно. В то время как ECP развернула кампанию по увеличению явки женщин, а новый закон позволит аннулировать результаты в тех районах, где она опускается ниже 10%, реальность такова, что, при подсчете голосов, большее количество будет отдано мужчинам, чем женщинам. Во-первых, исходя из текущих темпов переработки NIC, потребуется еще 18 лет, чтобы закрыть текущий разрыв в регистрации избирателей. Добавьте к этому религиозные и культурные ограничения для участия женщин в политической жизни, и процесс реформ может занять десятилетия.

    Тем не менее, на сегодняшний день существует возможность предпринять шаги по расширению прав пакистанских женщин.

    Во-первых, лучшие данные о гендерной сегрегации могли бы помочь ECP и другим организациям разработать более эффективные решения. Политические партии также могли бы помочь, путем проведения регистрации избирателей, ориентированной на женщин, а официально санкционированные информационные кампании могли бы побудить женщин к регистрации, а их семьи им помочь. Наконец, религиозные деятели могли бы сотрудничать с должностными лицами по вопросам выборов, чтобы помочь развеять неверные представления о женском голосовании. Самое главное, что все эти мероприятия должны осуществляться непрерывно, а не ограничиваться только годами выборов.

    Выборы имеют важное значение для демократии, но, если исключить значительную часть населения, то этот процесс не заслуживает доверия. Пакистан должен стремиться к гендерному равенству путем включения женщин во все процессы принятия решений, особенно когда речь идет о законодательстве. В то время как женщины в Великобритании и других демократиях свободно голосовали в течение столетия или более, их коллеги из Пакистана все еще ждут, когда этот день настанет.

    Об авторе: Коратулайн Фатима, политолог-практик, ведущая обширную работу в сельских и конфликтных районах Пакистана, уделяющая особое внимание гендерному развитию и предотвращению конфликтов. Она является стипендиатом Aspen New Voices 2018 года.

    Copyright: Project Syndicate, 2018.
    www.project-syndicate.org


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласен с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.