Контекст: Действительно ли британцы стали лучше относиться к мигрантам?

    Джонни Рунге, исследователь социальной политики, — о мнениях и о реальном отношении британцев к мигрантам после Брексита.

    В Великобритании сложилось новое общепринятое мнение, что у населения страны смягчается отношение к иммиграции. Июльский заголовок в газете Financial Times гласил: «Негативное отношение к иммиграции резко уменьшилось в Британии после Брексита». А в недавнем докладе Британского консультативного комитета по вопросам миграции высказывается предположение, что «Британия, похоже, собирается покончить со свободой передвижения людей [из ЕС] как раз в тот момент, когда у общества снизилась озабоченность миграционными потоками, ставшими следствием этой свободы».

    Это весьма примечательное явление, поскольку прошло всего два года с тех пор, как широкое общественное недовольство неконтролируемой иммиграцией обеспечило победу сторонникам выхода страны из ЕС на референдуме о Брексите. Более того, за это время в иммиграционной политике не произошло никаких крупных изменений. Британия пока ещё входит в Евросоюз, а граждане ЕС по-прежнему могут свободно въезжать в страну. И хотя уровень миграции немного снизился, он остаётся невероятно высоким по историческим стандартам и намного превышает установленный правительством целевой уровень чистого размера иммиграции – «не более чем несколько десятков тысяч человек в год».

    Тем не менее, данные опросов общественного мнения неоспоримо изменились. Респонденты стали позитивней оценивать экономическое и культурное влияние иммиграции, и меньше людей называют иммиграцию одной из важнейших проблем в Великобритании. Более того, эта тенденция проявляется во всём политическом и социальном спектре и в равной степени охватывает сторонников и противников Брексита. На самом деле эту тенденцию можно было наблюдать, начиная с рубежа тысячелетия, но после референдума о Брексите она стала проявляться гораздо ярче.

    Явное несоответствие между настроениями, которые способствовали голосованию за Брексит, и теми настроениями, которые видны сейчас в опросах общественного мнения, требует специального изучения. Пока мы не поймём, какие факторы лежат в основе этих неожиданных изменений, нам надо с осторожностью относиться к тому, как эти данные представляются публике и как они влияют на решения властей.

    С этой целью мы, в Национальном институте экономических и социальных исследований (NIESR), недавно провели оценку доступных данных о социальных убеждениях британцев по поводу иммиграции за длительный период времени. В недавно опубликованном исследовании мы показываем, что существует несколько вероятных объяснений экстраординарных изменений в данных опросов на эту тему.

    Прежде всего, в Британии, наконец-то, начался общественный разговор на тему миграции. Зачастую этот разговор оказывается конфронтационным, в нём доминируют крайние точки зрения, но, по всей видимости, он заставил часть людей задуматься об аргументах в пользу иммиграции, а не только против неё, ведь имеется масса данных, доказывающих, что иммиграция приносит Британии экономическую пользу.

    Кроме того, ряд событий после референдума о Брексите – дебаты по поводу прав граждан ЕС, уже живущих в Британии, а также скандал вокруг карибских иммигрантов (так называемое поколение «Виндраш») – привлекли поддержку общества в пользу мигрантов. Все эти дискуссии, видимо, затронули у людей их чувство справедливости. Между тем, раньше принцип справедливости использовался против мигрантов, например, просителей убежища обвиняли в попытках злоупотребления британской системой социальной защиты.

    Есть и альтернативное объяснение: часть британцев изменили свои взгляды, увидев сильное доминирование негативного отношения в общественных дебатах на тему иммиграции в последние годы. Раньше даже лёгкий скептицизм в отношении миграции считался анти-иммигрантской позицией. Однако осознание, что есть люди, которые придерживаются гораздо более экстремальных взглядов, возможно, заставил респондентов посчитать, что они воспринимают иммиграции более позитивно. Соответственно, они стали давать иные ответы в опросах, хотя и взгляды, по сути, никак не изменились.

    Кроме того, часть тех, кто скептически относится к иммиграции (они принадлежат к так называемой «встревоженной середине»), могли посчитать, что их позиция плохо представлена или неправильно интерпретируется в общественных дебатах, где доминируют экстремальные взгляды. В этом случае они могли смягчить свою позицию по иммиграции, что отразилось в последних опросах. Есть и альтернативный вариант: возможно, мы наблюдаем «эффект успокоения» у иммиграционных скептиков, которые могли решить, что на их озабоченность обратили необходимое внимание (хотя эти настроения могут быстро испариться, если они заподозрят обратное). Кроме того, иммиграционные либералы могли серьёзно активизироваться из-за голосования за Брексит и роста популярности националистической Партии независимости Великобритании в последние годы.

    Наконец, мог измениться сам образ иммигранта, который себе представляют респонденты, поскольку в публикациях СМИ сейчас доминируют темы миграции из ЕС и поколения «Виндраш». Отвечая на задаваемые вопросы, средний британец сейчас, наверное, больше думает именно об этих категориях мигрантов, чем, например, о тех, кто просит убежища, или о беженцах из зон конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Иными словами, изменение представлений людей об усреднённом иммигранте, возможно, привели к тому, что они стали больше поддерживать иммиграцию в целом.

    Множество других факторов могли бы объяснить произошедший сдвиг в результатах опросов на эту тему. Но как показывают очерченные выше возможные варианты объяснений, изменения в результатах опросов не обязательно означают, что отношение общества к иммиграции смягчилось. Скорее, эти данные говорят нам о том, что наши знания об общественных настроениях надо улучшать. Как показывает доклад организации British Future «Национальный разговор об иммиграции», а также работа, проведённая NIESR с фокус-группами в Кенте, взгляды людей на миграцию отличаются нюансами и многогранностью.

    Британские власти собираются разрабатывать новую иммиграционную политику после Брексита, поэтому крайне важно, чтобы мы продолжали улучшать наше понимание причин, по которым люди придерживаются тех или иных взглядов и выражают их. Нельзя просто предполагать, что ответ нам уже известен.

    Об авторе: Джонни Рунге – исследователь социальной политики в Национальном институте экономических и социальных исследований (NIESR); соавтор недавно опубликованного доклада «Иммиграционная политика после Брексита: Примирение настроений общества с экономическими реалиями».

    Copyright: Project Syndicate, 2018.
    www.project-syndicate.org


    Если лица, о которых идет речь в статьях factcheck.kz, или читатель не согласны с нашим вердиктом или доказательствами, после предоставления подтверждающей информации, редакция оставляет за собой право пересмотреть вердикт, приложив соответствующие материалы.

    Публикации сайта подготовлены при финансовой поддержке Фонда Сорос-Казахстан. Содержание данной публикации отражает точку зрения автора/ов, которая не обязательно совпадает с точкой зрения Фонда Сорос-Казахстан.