Мнение | Шамел Азмех: Как спасти интернет

Шамел Азмех, специалист по вопросам технологий, труда и глобального производства — о благах Сети и опасностях, подстерегающих её.

В одной из сцен американского комедийного сериала «Силиконовая долина» цифровые стартапы конкурируют за финансирование, представляя свои идеи. В каждой презентации основатели компаний повторяют мантру Силиконовой долины — «сделать мир лучше». Один из основателей обещает сделать мир лучше с помощью «виртуальных центров данных для облачных вычислений», а другой — с помощью «масштабируемых и отказоустойчивых распределённых баз данных о транзакциях с активами».

Идея, что интернет «делает мир лучше», сегодня часто высмеивается, но при этом забывается о том, что нынешнее десятилетие начиналось с оптимистического настроя: новые технологии свяжут людей, расширят доступ к информации и будут в изобилии создавать новые экономические возможности.

Я приехал из Сирии и на себе ощутил пользу некоторых из этих потенциальных благ. В стране, где пространство для дискуссий ограничивалось, интернет обеспечивал граждан площадкой, позволявшей учиться и дебатировать. А после начала протестов Арабской весны в 2011 году интернет сыграл важную роль, документируя события и позволяя обмениваться информацией. В дальнейшем, когда миллионы сирийцев бежали из страны, интернет стал единственным средством связи между ними. Как пошутил один сирийский юморист, «сирийское общество существует только в Facebook», и эта шутка иллюстрирует значение интернета, ставшего для людей, разбросанных по всему миру, единственным инструментом поддержания чувства солидарности.

Тем не менее, сегодня правительства во многих странах мира задумываются над мерами, которые в итоге могут уменьшить открытость и глобальный охват интернета. И в их распоряжении имеется множество инструментов. Например, китайские власти используют целую серию решений, которые часто обобщённо называются «Великим китайским фаерволом». Другие страны, например, Индонезия, Бразилия, Россия, Индия, Турция и Нигерия, в последние годы стали рассматривать возможность принятия аналогичных мер, а некоторые страны их уже реализуют. Один из недавних примеров этой тенденции — «закон о суверенном интернете» в России.

Эта политика принимает различные формы. Некоторые государства вводят правило «локализации данных», требуя хранить данные в определённой юрисдикции. Другие — создают инструменты и нормы регулирования, которые расширяют их контроль над различными аспектами интернета (к примеру — недавний казахстанский кейс с сертификатом, — Ред.). Дебаты, спровоцированные новой директивой ЕС об авторских правах, привели к основанию движения «Спасите интернет» («Save Your Internet»), которое выступает за отмену некоторых из наиболее спорных положений этой директивы. Усиливающееся расхождение в правилах и нормах регулирования угрожает появлением всё более балканизированного цифрового мира.

Но хотя эта угроза реальна, было бы ошибкой считать любую меру, предполагающую вмешательство в работу интернета, авторитарной попыткой ослабить демократию. Увеличение числа государственных решений в отношении интернета является, среди прочего, реакцией на два других важных изменения, произошедших в последние годы.

  • Во-первых, экспоненциально возросло экономическое значение интернета, благодаря увеличению числа пользователей и активному внедрению цифровых инструментов. Электронная коммерция, облачные вычисления, онлайн-реклама, цифровые платежи, интернет-инфраструктура, количество и разнообразие подключённых к интернету устройств — всё это очень быстро росло в последние годы. Данные тенденции, вероятно, сохранятся, благодаря развитию технологий искусственного интеллекта и появлению «интернета вещей». Всё это означает, что растущая доля экономических транзакций будет совершаться в интернете или с его помощью, то есть цифровая сеть окажется в центре нашей экономики.
  • Во-вторых, интернет перестал быть открытой ареной, где стартапы конкурируют, предлагая новые идеи ради создания нового бизнеса. Компании, подобные Google, Amazon, Facebook и Alibaba, превратились в гигантские предприятия, доминирующие на рынке. Они глобализируют свою деятельность, расширяясь — и поглощая другие фирмы — по всему миру. Как пишет Шошана Зубофф в своей новой книге «Век капитализма слежки», эти платформы выстраивают такую технологическую и организационную архитектуру, которая нацелена на закрепление долгосрочного контроля над цифровой экономикой.

А поскольку эта экономика продолжает расширяться, доминирование глобальных технологических гигантов грозит усугублением существующего экономического и технологического неравенства. Примером этой тенденции является извлечение цифровыми платформами стоимости из оказываемых ими посреднических услуг, будь это транспортировка, размещение гостей, розничная торговля или медиа-бизнес. Если говорить шире, технологический разрыв (а это ключевой фактор, способствующей глобальному неравенству) может даже увеличиваться по мере того, как цифровые гиганты в развитых странах будут двигаться вперёд в новых сферах (например, искусственный интеллект) и стремиться занять инфраструктурные позиции в собственных и зарубежных странах. Проблема ещё сильнее усугубляется крайне низким уровнем налоговых доходов, который обычно генерируют цифровые компании в тех странах, где они работают.

Соответственно, будет возрастать давление на многие правительства с требованием защитить национальную экономику, в том числе с помощью мер, подрывающих глобальную природу интернета. Китайские успехи в создании отечественных цифровых компаний, таких как Alibaba и Baidu, будет рассматриваться другими странами не как исключение, а как пример, которому надо следовать. Авторитарным правительствам будет проще оправдывать меры, позволяющие им расширять контроль над интернетом.

Усилия, направленные на борьбу с фрагментацией интернета, до сих пор фокусировались на требовании принять международные правила торговли, которые бы ограничили возможность правительств вмешиваться в цифровую экономику. Но некоторые развивающиеся страны справедливо опасаются, что подобные правила закрепят технологический разрыв, сделав цифровых гигантов ещё более могущественными. И даже если такие правила будут приняты, неизвестно, насколько эффективно они позволят сдержать тенденции, ведущие к цифровой фрагментации.

Именно поэтому все, кто желает спасти интернет, должны не просто критиковать любое решение о вмешательстве в работу интернета, а сосредоточиться на противодействии тем фундаментальным тенденциям, которые становятся причиной принятия таких мер (или которые могут быть использованы в качестве их оправдания). Для спасения глобального интернета нужно ограничить нарастающую концентрацию рыночной силы в цифровой экономике и не допустить превращения интернета в ещё один мотор неравенства.

Автор: Шамел Азмех — лектор Глобального института развития при Манчестерском университете, специалист по вопросам технологий, труда и глобального производства.

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org