Мнение | Новостная журналистика как общественное благо

Александра Борхардт (институт Reuters) о роли журналистики, редакционных стандартах и о том, как надо — и как не надо — восстанавливать доверие к прессе. 

В большинстве отраслей качественный продукт легко определить, благодаря таким характеристикам, как цена, бренд и отзывы. Но в журналистике отличать качество становится всё труднее. Одна из причин этого том, что в цифровой век бренды, пользующиеся доверием, например, BBC или The New York Times, от которых можно ожидать соблюдения давно установленных журналистских стандартов, во много раз уступают по своей численности новомодным изданиям, блогам и сайтам локальных новостей.

И поэтому неудивительно, что в последние годы появилось так много заявлений о «фейковых новостях», а доверие к СМИ – авторитетным и всем остальным – резко упало. По данным «Доклада о цифровой журналистике 2017», подготовленного Институтом Reuters, люди, регулярно потребляющие новости, делают это со значительной долей скепсиса.

Лишь около 50% пользователей доверяют тем медиа-брендам, к которым они предпочитают обращаться за новостями; и намного меньшее число людей доверяет тем СМИ, которые они не читают или не смотрят. В условиях, когда выбор слишком велик, а доверие к прессе слишком мало, почти треть людей вообще отказываются следить за новостями.

Но новостная журналистика — это не какая-то роскошь, от которой можно отказаться. Это критически важное общественное благо, дающее гражданам возможность принимать информированные решения и одновременно помогающее требовать ответственности от тех, кто находится у власти.

Журналистика может выполнять эту функцию лишь при условии, что она производит качественный продукт. И люди это знают. Но предоставление такого продукта — совсем не простая задача.

Стандарты против «стандартов»

Первая проблема заключается в отсутствии чёткого определения, что именно представляет собой качественная журналистика. Из-за этого возникает риск, что стандарты «качества» могут стать инструментом цензуры. Если Адольф Гитлер хотел, чтобы какая-нибудь книга была сожжена, он заявлял, что она не отвечает «стандартам» нацистской идеологии. А в наши дни правительство может сослаться на проблемы с качеством для нападок на репутацию своих критиков или оправдания отказов в журналистской аккредитации.

Некоторые организации, обеспокоенные будущим прессы, пытаются обойти эту угрозу, занявшись разработкой индикаторов доверия. Наиболее заметной стала «Инициатива доверия к журналистике», начатая «Репортёрами без границ».

Речь идёт о создании добровольных норм и отборе лучших методов работы, на смену которым затем придёт официальный процесс сертификации. Другие организации выступают за индикаторы по принципу светофора, подобные тем, что используются при маркировке продовольствия, а третьи предлагают ввести аналог системы ISO 9000 — стандартов управления отраслевым качеством. (Такова, к примеру система сертифицирования IFCN, мирового сообщества фактчекеров — Ред.)

Но что именно могли бы сертифицировать эти системы? Может показаться, что наиболее логичный ответ — собственно СМИ. Однако даже первоклассные ньюсрумы в изобилии производят контент невысокого качества, что вызвано целым рядом факторов — от дефицита доступных ресурсов до простой человеческой ошибки. Это означает, что не весь контент того или иного СМИ может пользоваться доверием в равной степени.

Да, конечно, у части организаций уже сложилась репутация, что они соблюдают определённые процедуры для минимизации количества ошибок и реагируют на них, если они всё же проскальзывают. Однако, скорее всего, это будут те же самые СМИ, которые уже пользуются значительным доверием общества. Если эти СМИ и потеряли в последние годы какую-то часть доверия, эту потерю не компенсирует новая маркировка, подтверждающая их качество.

Что же касается изданий, которым могла бы быть полезна такая маркировка, то это будут, скорее всего, небольшие и новые СМИ, хуже подготовленные к работе с дополнительным уровнем бюрократии, чьё появление диктует процедура сертификации. Именно поэтому сертификация качества на уровне организаций может навредить новичкам, одновременно помогая уже существующим игрокам.

Альтернативные индикаторы

Альтернативой сертификации на уровне организаций может стать концентрация внимания на конкретных материалах. Но это была бы геркулесова задача, учитывая объёмы контента. Хуже того, такой подход создал бы превратные стимулы, поскольку журналисты начнут охотиться за сертификатами так же, как сейчас они могут охотиться за премиями, иногда во вред своей работе. Немецкий репортёр Класс Релотиус получил множество премий за свои великолепно написанные статьи, но затем выяснилось, что статьи, которые они писал, были неправдой.

И в любом случае остаётся вопрос, а что именно представляет собой качественный контент. Должен ли он быть просто основанным на фактах? Касается ли это требование только серьёзных политических и деловых новостей, или же оно относится и к сюжетам в разделах «образ жизни», «развлечения» и просто любопытным историям? В цифровой экосистеме эти вопросы оказываются ещё больше запутаны: некоторые посты в блогах можно считать журналистикой, но этого, конечно, нельзя сказать обо всех блогах.

Журналистика никогда не будет такой, как, скажем, отрасль авиаперевозок, где строгие стандарты и процедуры применяются к каждому действию и продукту. Но вплоть до недавнего времени ей и не нужно было такой быть: журналисты соблюдали кодексы профессионального и этического поведения, а их работу контролировали специальные органы, которые в случае нарушений предпринимали необходимые действия. По определению надо было всё делать правильно, хотя концепция «правильного» всегда была открыта для интерпретаций.

Именно так функционирует общество. Человеку не нужен «сертификат доверия» для участия в жизни семьи или общества (хотя правительство Китая хотело бы изменить такое положение). Общественный контракт устанавливает определённые нормы поведения, которые люди в целом соблюдают; ярлыки нужны лишь тогда, когда доверие нарушено.

Это тот статус-кво, к которому журналистика должна вернуться. Прежде всего, это означает, что СМИ должны индивидуально брать на себя ответственность за качество собственного контента и придерживаться свода правил, гарантирующих это качество (в том числе с помощью контроля и редактирования).

Если это невозможно сделать в рамках самого СМИ, например, если гражданский журналист работает в антидемократической среде, тогда эту работу могут выполнять внешние органы.

При создании таких систем можно было бы воспользоваться уроками совместных репортёрских проектов, например, проекта, посвящённого «Панамскому архиву», когда расследователи обладали индивидуальной свободой, обеспечивая плюрализм мнений и здоровую конкуренцию, но при этом должны были соблюдать определённые стандарты. По мере прогресса в технологиях можно было бы также ввести автоматическую проверку фактов, особенно в ньюсрумах с ограниченными ресурсами.

В эпоху беспрецедентного доступа к информации — как верной, так и не очень — люди любого возраста должны повышать свою медиаграмотность. Но это не освобождает медиаорганизации от ответственности. При поддержке сознательной и критически настроенной аудитории они должны проверять сами себя и друг друга, как это и делалось в прошлом.

Об авторе: Александра Борхардт — директор программ лидерства в Институте Reuters по изучению журналистики.

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org