Исследование: Кибервойска и манипуляции в соцсетях

Саманта Брэдшоу и Филипп Ховард из Оксфордского университета изучили поведение так называемых «кибервойск», занимающихся манипуляцией в социальных сетях. Чаще всего они нанимаются государством, военными или определенными политическими партиями.

Ученые проанализировали контент в 28 странах, доступный им на английском языке. Красным цветом на изображении отмечены страны с наибольшим уровнем манипуляции в социальных сетях, бледно-желтым – с наименьшим.

Плотность активности кибер-войск на 2017 год. Источник: Troops, Trolls and Troublemakers: A Global Inventory of Organized Social Media Manipulation, 2017. The Computational Propaganda Project.

Как отмечают исследователи подобные медиа-кампании в странах с авторитарным режимом чаще направлены на местную публику. Этой же стратегии придерживаются и политические партии. Демократические страны пытаются манипулировать не только местной аудиторией, но и той, что проживает заграницей.

«Кибер-войска» меж тем перестают быть уделом исключительно военных: постепенно государственные контракты переходят к фирмам, занимающимися стратегической коммуникацией. А технологические инновации в сфере коммуникации, как ни странно, инициируются чаще всего политическими партиями.

И те, и другие прибегают к различным методам манипуляции. Подробнее – далее в нашем материале.

Комментарии и комментаторы

Используются всеми странами, изученными в исследовании, однако подача варьируется: в Израиле, например, фокусируются на позитивных сообщениях, поддерживающих существующий политический строй, в то время как в большинстве стран, придерживаются обратного. Так азербайджанская организация  IRELI Youth, связанная с правительством, известна своими оскорбительными комментариями. В Мексике журналистов постоянно выслеживают и преследуют в социальных сетях.

Впрочем не все комментарии делятся на строго позитивные и негативные. Зачастую нейтральными комментариями пользователей отвлекают и переводят их внимание на другое. К этому прибегает Саудовская Аравия с помощью «ядовитых хэштегов», когда к важным или лидирующим хэштегам прикрепляет сообщения со спамом, чтобы создать откровенный флуд. Еще одним примером этому является так называемая «Группа 50 центов» (“50 Cent Party”): ходили слухи, чтобы государство якобы выплачивает 50 центов за каждое сообщение своим комментаторам. Этот слух по сообщению анонимного источника был запущен именно с целью отвлечения внимания.

Объекты преследования

Объектами манипулирования могут стать отдельные личности или группы. Польским лидерам мнений, включая заметных блогеров, активистов и журналистов, могут целенаправленно посылать определенные сообщения, дабы убедить их, что их читатели и фолловеры придерживаются определённых взглядов. Троллинг, hate speech и дискриминация используются в ряде других стран. Финский журналист Джессика Аро, расследуя рост проправительственных постов в российском интернете, неоднократно получала оскорбительные письма в свой адрес, а также была представлена как наркодилер в социальных сетях и высмеяна в Youtube-видео. В Эквадоре подобные кампании координируются правительством через специальную платформу – Somos +. В Турции же скриншоты с аккаунтами оппозиционеров вывешиваются в социальных сетях с призывом начать травлю.

Пропаганда через официальные источники

Правительство не всегда действует через третьих лиц. Многие страны имеют официальные аккаунты в социальных сетях. У Израиля, к примеру, более 350 официальных аккаунтов на различных платформах, включая Фейсбук, Инстраграм и Твиттер. Израильский контент существует на трех языках – иврите, арабском и английском.

Другие государства используют сайты для распространения пропаганды или выслеживания диссидентов. Украинская армия позволяет пользователям делиться контентом в социальных сетях. Эквадорский сайт Somos + позволяет отслеживать тех, кто недоволен правительством, посылая обновления каждый раз, когда появляется пост с критикой руководства.

Фейковые аккаунты и киборги

Согласно докладам боты активно используются для распространения фейковых новостей, накрутки лайков и репостов в ряде следующих стран – Аргентине. Филиппинах, Саудовской Аравии, России, Мексике, Южной Корее, Турции и Венесуэле.

Но пересмотреть свое поведение ботам все же придется, поскольку социальные сети ужесточают правила в отношении фейков. Так уже произошло в Мексике, где фейковыми аккаунтами все чаще управляет непосредственно человек. Однако человеческое могут использовать наряду с автоматическим – подтверждением этому являются «киборги», общение с которыми не похоже на поведение обычного бота.

Кстати фейковые аккаунты не используются подряд всеми странами. Интересный случай вышел с Северной Кореей: украденные ранее южно-корейские аккаунты та использовала для пропаганды своих политических взглядов.

Прочитать полное исследование можно по ссылке.