Мнение | Сергей Гуриев: Как найти деньги на цели устойчивого развития

Сергей Гуриев — бывший главный экономист Европейского банка реконструкции и развития — о необходимости участия частного капитала в реализации целей, обозначенных ООН.

В сентябре 2015 года мировые лидеры обязались достигнуть 17 «Целей устойчивого развития» (ЦУР) к 2030 году. В тот момент Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) подсчитала, что для выполнения программы ЦУР потребуется около $2,5 трлн дополнительных инвестиций каждый год в одни только развивающиеся страны.

А в недавно опубликованном исследовании Международного валютного фонда приводятся схожие оценки дополнительных ежегодных расходов, необходимых вплоть до 2030 года: около $500 млрд в страны с низким уровнем доходов и $2,1 трлн в остальные развивающиеся страны.

Это много или мало? Способен ли в реальности мир финансово обеспечить выполнение собственного обязательства достичь ЦУР?

Если развивающиеся страны должны будут найти все эти деньги самостоятельно, сумма выглядит очень большой — особенно для стран с низким уровнем доходов, где дефицит инвестиций в среднем равен примерно 15% ВВП. Но даже для стран с развивающейся рыночной экономикой, где дефицит инвестиций составляет примерно 4% ВВП, это сумма существенна.

Финансовая помощь на развитие, предоставляемая богатыми странами, не сильно поможет покрыть этот дефицит. По данным ОЭСР, общий размер официальной помощи на цели развития (ОПР) равен примерно $150 млрд в год — это на порядок меньше оценочной суммы дефицита инвестиций на ЦУР. И даже если все развитые страны начнут выполнять своё обязательство направить 0,7% валового национального дохода на ОПР (а сейчас так делают лишь шесть из них), это принесло бы лишь $360 млрд в год.

Всё это не означает, что мир неизбежно не сможет достичь целей устойчивого развития. Однако ему действительно необходимо искать иные источники инвестиций. И очевидное место для таких поисков — частный сектор.

По данным последнего «Доклада о мировых инвестициях», подготовленного ЮНКТАД, потоки капитала в страны с развивающей и переходной экономикой значительно превосходят объёмы ОПР. В 2018 году прямые иностранные инвестиции в эти страны в сумме составили около $800 млрд, портфельные и иные инвестиции – ещё $700 млрд, а денежные переводы — $530 млрд.

Но, наверное, лишь малая доля этих потоков направляется на достижение ЦУР. Несмотря на значительный энтузиазм по поводу роста инвестиций с социальным эффектом (impact investment), им ещё предстоит достичь сколько-нибудь значимых масштабов. Согласно оценкам «Глобальной сети инвестиций с социальным эффектом» (GIIN), под управлением социальных инвесторов сейчас находятся активы стоимостью всего лишь около $500 млрд, что равно 0,6% от глобальной суммы инвестиционных активов. Эти цифры особенно разочаровывают в условиях, когда во многих богатых странах процентные ставки низки и в будущем ожидается быстрый рост пенсионных активов на фоне продолжающегося старения населения.

Можно, конечно, предположить, что социальные инвестиции (и, если говорить шире, инвестиции, направленные на достижение ЦУР) приносят большую пользу обществу, но не обеспечивают инвесторам адекватной доходности с учётом рисков. Между тем, опыт двух крупных институциональных организаций позволяет сделать иной вывод.

Международная финансовая корпорация (сокращённо МФК, входит в Группу Всемирного банка) и Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР, самостоятельный многосторонний банк развития) осуществляют инвестиции совместно с частным сектором на рыночных условиях, стремятся содействовать развитию и переходу к рыночной экономике и при этом получают значительную прибыль.

Совокупно МФК и ЕБРР ежегодно инвестируют около $30 мрлд из собственных и привлечённых капиталов, и поэтому они очевидно не способны ликвидировать дефицит инвестиций на ЦУР самостоятельно. Но зато они доказывают, что их инвестиционная стратегия реализуема и, более того, несомненно, успешна.

Однако МФК и ЕБРР отличаются от инвесторов частного сектора в трёх ключевых аспектах, и эти отличия позволяют лучше увидеть главные проблемы, которые препятствуют росту частных инвестиций, привязанных к ЦУР.

  • Во-первых, эти два института обладают профессиональными навыками и глобальным опытом разработки проектов, способствующих устойчивому развитию и одновременно приносящих прибыль.
  • Во-вторых, их масштабы и репутация помогают убежать страны-получатели ликвидировать барьеры, стоящие на пути прибыльных инвестиций в устойчивое развитие, например, поэтапно отменять субсидирование в энергетическом секторе и устранять препятствия, мешающие гендерно-равноправному доступу на рынок труда.
  • Наконец, МФК и ЕБРР имеют статус «привилегированного кредитора», и поэтому сталкиваются с намного меньшим риском экспроприации, чем частные инвесторы.

Интересно, что все эти соображения перекликаются с основными темами недавнего доклада «Как заставить глобальную финансовую систему работать на всех», подготовленного Группой видных деятелей «Большой двадцатки». В своём докладе эта группа призывает сфокусировать глобальные программы развития на том, чтобы помогать странам «в укреплении управленческого потенциала и человеческого капитала в качестве основы для создания привлекательного инвестиционного климата, рабочих мест и социальной стабильности»

Повышение качества управления даст инвесторам частного сектора такой же уровень защиты права собственности, как и МФК или ЕБРР, а увеличение человеческого капитала позволит странам-получателям заниматься подготовкой проектов самостоятельно, не полагаясь на многосторонних инвесторов или их консультантов. Страны, обладающие хорошим управлением и правильными профессиональными навыками, будут готовы и способны реализовать повестку реформ, содействующих развитию.

Улучшать качество управления и человеческого капитала трудно и долго. Но прогресс на обоих направлениях абсолютно необходим для раскрытия потенциала частных инвестиций, в которых мир нуждается для достижения Целей устойчивого развития.

Об авторе: Сергей Гуриев – бывший главный экономист Европейского банка реконструкции и развития, бывший ректор Российской экономической школы (Москва), сейчас профессор экономики в Институте политических исследований (Sciences Po, Париж).

Copyright: Project Syndicate, 2019.
www.project-syndicate.org