Правда ли, что в Германии из-за потока украинских беженцев усугубилась нехватка учителей?

На прошлой неделе в ряде российских СМИ и Telegram-каналов появились заметки, в которых со ссылкой на немецкое издание Die Welt сообщается, что «В Германии усугубилась нехватка учителей из-за потока украинских беженцев». В публикациях также выборочно приводятся критические по отношению к беженцам комментарии немецких читателей.

Редакция Factcheck.kz проверила, соответствует ли сообщение и его заголовок содержанию статьи в Die Welt, и как обстоят дела с обучением детей из Украины в Германии.

Вердикт: Манипуляция

В оригинальной статье Die Welt говорится о том, что у школьников из Украины есть хороший шанс на интеграцию в немецкое общество — их знания и компетенции находятся на достаточном уровне, однако существующая уже много лет нехватка учителей может помешать украинским школьникам освоить немецкий язык и получить адекватную помощь. Речи об «усугублении» нехватки преподавательских кадров из-за притока беженцев не идёт. Исследование Института экономических исследований (Ifo) при Мюнхенском университете, на которое ссылается Die Welt, также не делает подобного вывода.

Из разбираемых нами публикаций складывается впечатление, что беженцы из Украины создают непомерную нагрузку на систему образования в Германии, а учителя и родители настроены скептически, если не враждебно по отношению к украинским школьникам. Но, хотя определённое напряжение существует, основные проблемы школьного образования хорошо известны местным властям и экспертам, однако остаются нерешёнными уже много лет, а главным вызовом последнего времени, по словам самих педагогов, стала пандемия COVID-19 и её последствия. При этом интеграция украинских школьников и их родителей отвечает насущным интересам немецкого общества.

В подробностях

С начала войны из Украины в Германию приехали порядка 150 тыс. детей школьного возраста. Хотя необходимость найти места в классах и учителей немецкого языка как иностранного действительно представляет сложность, для системы образования Германии в этой ситуации нет ничего нового. В 2015 и 2016 годах во время войны в Сирии немецким школам пришлось принять около 300 тыс. сирийских и иракских детей, и тогда система уже испытывала те же проблемы, что и сейчас: нехватка учителей, бюрократия и недостаток финансирования. Кадровый голод школьного звена уже больше 10 лет является серьёзной проблемой в Германии. В 2018 году вакантные позиции пришлось закрывать с помощью студентов, вышедших на пенсию преподавателей и даже кадров без какого бы то ни было педагогического образования. 

Приток мигрантов и повышение рождаемости привели к увеличению числа учащихся, одновременно многие учителя вышли на пенсию или уволились из-за возросшей нагрузки и непропорциональной оплаты, а новых кадров недостаточно — сказывается нехватка профилей по подготовке преподавателей. По разным подсчётам, к 2025 году немецкие школы недосчитаются от 20 до 45 тыс. учителей, в то время как количество учащихся продолжит расти. 

Отдельно стоит отметить, что, согласно регулярному опросу фонда Роберта Боша, 92% учителей считают, что прибытие детей беженцев не представляет большого вызова. Главной проблемой для учителей стала пандемия коронавируса: онлайн обучение во время локдауна негативно сказалось как на качестве знаний школьников, так и на их поведении и мотивации. Одновременно с этим постоянная нехватка преподавателей усугубилась тем, что около 10% учителей находятся на больничном. Таким образом учителя вынуждены решать проблему успеваемости учеников в переполненных классах, одновременно справляясь с нарушением дисциплины.  

Контекст

В комментариях к статье Die Welt, которые выборочно цитировали российские СМИ, пользователи задаются вопросом, зачем вообще нужно тратить ресурсы и интегрировать украинских школьников в систему образования, если после окончания войны они все равно вернуться домой. Но для интеграции, пусть и временной, есть несколько причин. 

Во-первых, в данный момент никто не может предсказать, сколько ещё продлятся военные действия в Украине, но даже после окончания войны, потребуется время на восстановление городов и жилого фонда, а также преодоления гуманитарного кризиса. Те, кому есть куда вернуться, уже возвращаются в Украину: в конце июля сообщалось, что почти половина украинцев, бежавших от войны, вернулись на родину. Но как бы остальные украинские семьи ни хотели снова оказаться дома, многие из них будут вынуждены остаться в Германии на достаточно продолжительный срок, и хорошо, если при этом они смогут стать частью немецкого общества и поддерживать полноценный образ жизни.

Во-вторых, эксперты поощряют включение детей в школьную жизнь для того, чтобы дать им ощущение «нормальности» и стабильности, но главное — позволить родителям найти работу и освободить их время для посещения языковых курсов (языковой барьер является основным препятствием для трудоустройства). Германия испытывает острую нехватку работников не только в сфере образования — по данным Службы занятости Германии, на июнь этого года было открыто почти 900 тыс. вакансий в транспортной сфере, логистике, продажах и здравоохранении. Часть из этих вакансий могли бы заполнить квалифицированные украинцы. Министр образования Беттина Штарк-Ватцингер также предложила разрешить учителям из Украины работать в школах и детских садах, чтобы восполнить недостаток педагогов и оказать необходимую помощь и поддержку своим юным соотечественникам.

Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!