Ложь | Швеция запретила обязательную вакцинацию

В связи с обострившимся на фоне пандемии дискурсом, который ведут противники вакцинации, как в Казахстане, так и в мире, в медийном пространстве начал активно циркулировать материал, в котором говорится, что Швеция якобы «запретила обязательную вакцинацию».

В частности, в статье говорится о том, что в 2017 году Шведский парламент (Риксдаг) отклонил семь ходатайств со стороны членов парламента (упоминается ныне бывший парламентарий София Аркелстен) о введении в Швеции принудительной вакцинации. Якобы Риксдаг заявил, что «это будет нарушением нашей Конституции, если мы введём обязательную, либо принудительную вакцинацию… Кроме того, законодатели отметили, что наблюдается „массовое сопротивление (шведами) всем формам принуждения в отношении прививок“. Также Риксдаг якобы сослался на „частые серьезные побочные реакции“ у детей, которые были провакцинированы».

Уровень вакцинации от полиомиелита в Швеции

К слову, нечто очень похожее облетело мир 3 года назад, правда, теперь сюжет дополняется «свежими» подробностями из антипрививочной области, а именно суждениями, озвучиваемыми известным антивакцинатором Робертом Ф. Кеннеди-младшим о том, что фармацевтические компании дают 5,4 миллиарда долларов в год средствам массовой информации (Цитата: «Они действительно были способны контролировать дискуссии вокруг проблемы вакцинирования и заткнуть рты людям вроде меня»), и о том, что «в 1989 году Конгресс предоставил гигантам фарминдустрии полный правовой иммунитет (с ними нельзя судиться — «нет никаких свидетельских показаний, громких слушаний, нет исков вообще против фармацевтических компаний»).

Интересно, что всё это Кеннеди также заявлял 3 года назад — в апреле 2017 года в интервью Такеру Карлсону на Fox News. Почему так случилось? Почему «новости» трёхгодичной давности вновь всплыли и теперь уже в смиксованом виде? — мы ответить не можем. Но можем проверить, всё что транслируется насчёт Риксдага Швеции и правового иммунитета фармкомпаний в США. Разбираем в подробностях.

Утверждение: В 2017 году Риксдаг отклонил семь ходатайств со стороны членов парламента о введении в Швеции принудительной вакцинации. При этом в Риксдаге заявили, что это будет нарушением Конституции…и что в Швеции наблюдается „массовое сопротивление всем формам принуждения в отношении прививок“. И в целом, отклоняя ходатайства, Риксдаг сослался на частые серьезные побочные реакции у детей, которые были провакцинированы.

Вердикт: Ложь (всё утверждение целиком)

В прошлом году мы уже делали материал о том запрещали ли в Швеции обязательные прививки или нет? Не лишним будет повторить, что вакцинирование в этой стране, действительно не носит обязательный характер по закону. Поэтому и запретить обязательное вакцинирование нельзя, его в Швеции нет в таком виде.

Подобные заголовки манипулятивны по своей сути. Ну а что касается самой статьи, никакого массового сопротивления вацинам в Швеции и уж тем более апеллирования к Конституции при рассмотрении ходатайств о введении обязательной вакцинации в Риксдаге не наблюдается.

Контекст: как устроена вакцинация в Швеции

То есть, ДА — вакцинирование в Швеции юридически добровольное, НО при этом охват год от года только растёт (для примера, охват по вакцине КПК или MMR):

Охват вакциной КПК детей до двух лет в Швеции

Отчёт по охвату за январь 2019 года; дети, родившиеся в 2016 году (красным отмечена информация по вакцине КПК).

К 2017 году по данным ВОЗ, охват среди детей до 2 лет от полиомиелита, ротавируса, дифтерии и др. достиг 96%. Для сравнения в этот же период во Франции в общем охват по всем прививкам составил лишь 70%. В итоге, французы вынуждены были ввести обязательную вакцинацию против 11 заболеваний, включая корь. Отказ от прививок грозит запретом на посещение школ и медцентров. 

При этом французские органы здравоохранения занялись развенчанием активно распространяемых мифов о том, что инфекционные заболевания почти полностью искоренены благодаря гигиене, а не вакцинам, а также о том, что содержащиеся в прививках ослабленные или убитые  формы возбудителя, токсины, а также антитела нейтрализующие поверхностные белки возбудителей могут поставить под угрозу развитие иммунной системы новорожденного ребенка.

Аналогичные меры существуют в Чехии, Италии и других странах.

Что касается шведов, то они изначально заняли сильную рекомендательную позицию, НО при этом проводят очень серьезную разъяснительную и организационную работу. Эта деятельность настолько активна и планомерна, что совершенно закономерен эффект в плане охвата. В частности, вопросами вакцинации занимаются Агентство общественного здравоохранения и специальная онлайн и телефонная служба 1177, которая отвечает за инфраструктуру в области медицинского обслуживания.

На сайтах вышеупомянутых организаций можно найти всю важную статистическую, правовую, медицинскую, организационную и любую другую информацию о прививках, календаре прививок и прочем. Родители могут ознакомиться с информацией, когда можно и при каких обстоятельствах нельзя вакцинировать ребёнка. Граждане могут задать любой интересующий их вопрос и получить на него ответ.

В отдельную категорию вопросов вынесено вакцинирование детей эмигрантов. То есть шведские власти проактивны в области вакцинации. Они ставят перед собой задачи, которые, возможно просто не видят (или не хотят видеть) власти других стран.

Таким образом принцип обязательноси заменён на принцип: ИНФОРМИРОВАННОСТЬ+ТРАНСПАРЕНТНОСТЬ+СОЗНАТЕЛЬНОСТЬ. Выходит так, что государство и родители (граждане) проявляют взаимную ответственность. 

Национальная программа вакцинации делится на Общую программу вакцинации для всего населения и Специальную программу для определенных групп риска. Решения о том, какие прививки следует включить в программы принимаются правительством на основе фактических данных, предоставляемых Агентством общественного здравоохранения.

С 2013 года функционирует Национальный регистр по вакцинации, который занимается мониторингом. Кстати, в  соответствии с Законом (2012: 453) о реестре национальных программ вакцинации, родители или опекуны должны сообщать о полученных ребёнком прививках. И все записи о полученных прививках в рамках в т.н. Общей программы вакцинации детей ДОЛЖНЫ быть зарегистрированы в национальном реестре.  

На сегодня в программу вакцинации детей входит уже 10 рекомендованных прививок (для сравнения в 2018 году их было 9). Появление новых прививок в листе Общей программы уже целиком и полностью зависит от Риксдага. Ведь именно Риксдаг решает надо ли выделять средства на новые прививки или нет. В январе 2019 года Агентство общественного здравоохранения рекомендовало всем детям и людям в определенных группах риска прививку от гепатита В (решение Риксдага от 2018-05-02).

А вот буквально на днях — 6 мая 2020 года Агентство внесло в Общую программу вакцинацию от ВПЧ для всех учащихся 5 классов (ранее прививка рекомендовалась только девочкам). Таким образом шведским детям предлагается вакцинация от следующих заболеваний: дифтерия, коклюш, столбняк,полиомиелит, гемофильная палочка типа b (Hib), пневмококки, корь, свинка, паротит, ротавирус, гепатит В, вирус папилломы человека (ВПЧ). Но как видим из приведённой выше таблицы, еще до того, как прививка от гепатита B попала в общую программу, охват составлял 75% в 2017 году и 91,5% в 2018 году.

Шведская логика

Теперь не лишним будет заострить внимание на логике, которой руководствуются шведские парламентарии насчёт обязательных прививок: зачем вводить обязательную вакцинацию, если охват итак достаточный?

К примеру в Протоколе 2016/17:105 за четверг, 4 мая, при обсуждении необходимости введения обязательной вакцинации мы нашли характерную реплику прозвучавшую в Риксдаге:

«Главным образом на основе обсуждений следует ли сделать вакцинацию обязательной в Швеции или нет, ничто не говорит о том, что мы должны идти по этому пути. У нас в Швеции очень высокий уровень вакцинации. Для этого (вакцинации — авт.) не требуется указаний».

Говорят ли в Риксдаге про нарушение Конституции и массовое сопротивление прививкам?

Несмотря на высокий охват, периодически шведские парламентарии выступают за введение обязательной вакцинации. Поводом служит, например, увеличение случаев заболевания корью в Европе и в том числе в Швеции. Мы изучили данные на сайте Риксдага. В период сессий 2015/16 и 2016/17 предложения о введении обязательной вакцинации были внесены 6 раз.

Как видим, 1 раз с предложением выступила упоминаемая в исследуемом антипрививочном материале София Аркелстен. Далее уже в ходе сессии 2017/18 она снова ходатайствовала о введении обязательной вакцинации. В последующий парламентский период на эту же тему поступило 4 запроса, один от Осы Коэнраадс и 3 от Эрика Оттосона. При этом по поводу отклоняемых ходатайств на сайте Риксдага имеется следующая формулировка:

Парламент отклонил ходатайства по вопросам общественного здравоохранения главным образом из-за того, что работа в затрагиваемых областях уже ведётся. Прилагаемые усилия касаются среди прочего целей общественного здравоохранения, предотвращения самоубийств, защиты сексуального и репродуктивного здоровья, борьбы с инфекциями и вакцинации. Из отчёта по решениям Риксдага, касающимся вопросов общественного здравоохранения (в этот блок попало и одно из ходатайств Софии Аркелстен).

Кроме того, теперь уже бывший член Риксдага 1 раз делала запрос на имя министра социального обеспечения по поводу предотвращения распространения кори и 1 раз по поводу противодействия дезинформации, касающейся вакцин.

Таким образом, причиной по которой Швеция введёт обязательную вакцинацию может стать только сокращение охвата вакцинируемых детей.

Утверждение: в 1989 году Конгресс предоставил гигантам фарминдустрии «полный правовой иммунитет» (с ними нельзя судиться — «нет никаких свидетельских показаний, громких слушаний, нет исков вообще против фармацевтических компаний»).

Р. Ф. Кеннеди-мл.

Вердикт: Ложь

В соответствии с Законом 1986 года об ущербе в результате  вакцинации детей в США был создана Национальная программа компенсации ущерба от вакцин (National Vaccine Injury Compensation Program, VICP), деятельность которой началась 1 октября 1988 года, после серии судебных процессов, грозивших снизить уровень вакцинации в США.

С 1988 года в VICP было подано более 21 884 заявлений о компенсации. 18 771 ходатайств рассмотрены, причем 7 278 из них были признаны подлежащими компенсации, а 11 493 отклонены. Общая сумма компенсаций, выплаченных в течение срока действия программы (данные на март 2019 года), приблизительно составили 4,3 миллиарда долларов

Можно ли эти меры и результаты программы назвать полным правовым иммунитетом? — не совсем. Напрямую ответственность в данном вопросе была в первую очередь переадресована государству, поскольку программа компенсации — национальная.

Стоит отметить, что стандарты ответственности в области вакцинации регулирует Гл.42 Кодекса США § 300aa–22, которая гласит следующее:

(b) Неизбежные неблагоприятные побочные эффекты; Предупреждения.

(1) Ни один производитель вакцины не несет ответственности по гражданским искам за ущерб, возникший в результате травмы или смерти, связанных с введением вакцин после 1 октября 1988 года, если травма или смерть возникли в результате побочных эффектов, которые были неизбежны, даже если вакцина была должным образом подготовлена ​​и сопровождалась надлежащими указаниями и предупреждениями. (Далее перечисляются некоторые подробности и оговорки, например:… предполагается, что вакцина должна сопровождаться надлежащими указаниями и предупреждениями, производитель вакцины указывает, что она во всех существенных отношениях соответствует всем требованиям Федерального закона о пищевых продуктах, лекарственных препаратах и ​​косметики… ) 

Вышеуказанные нормы не применяются если истец, например,

(B) с помощью четких и убедительных доказательств показал, что производитель не проявил должной осторожности, несмотря на соответствие (вакцины) упомянутому закону и разделу…

Ну и, конечно, громкие слушания и иски были. Например иск Ханны Брушвитс к компании Wyeth (входящей в Pfizer), рассматривавшийся в 2010 году Верховным судом США.

Утверждение: Фармацевтические компании дают 5,4 миллиарда долларов в год средствам массовой информации.

Р.Ф.Кеннеди-мл

Вердикт: Полуправда

На самом деле, цифры даже немного больше. В США в 2018 году фармацевтические компании инвестировали в рекламу (direct-to-consumer) 6,46 млрд USD. Расходы на рекламу на ТВ составили 3,7 млрд. Но есть тут и манипулятивный элемент — это общий рынок рекламы фармкомпаний, который некоторые пытаются представить исключительно как рекламу вакцин. Для сравнения, эти рекламные суммы сопоставимы с объёмом рынка обязательных вакцин в целом (на графике ниже). Так что, большой вопрос, можно ли тут вообще говорить о сверхприбылях фармкомпаний на вакцинах, скорее уж — на парацетамоле.

Айгерим Мекишева
Журналист, фактчекер, МА (Journalism for international students, University of Westminster, London), технический писатель, редактор, PR-специалист, руководитель проектов (медиа и PR)