Ложь и манипуляция | Наринэ Микаэлян о ценообразовании и регулировании рынка продуктов питания

19 февраля на очередном пленарном заседании мажилиса, депутат Наринэ Микаэлян сделала ряд интересных заявлений, озвучивая свой депутатский запрос премьер-министру, касающийся стабилизации цен на социально-значимые продукты питания и упрощения доступа отечественных производителей к отечественным же потребителям.

Утверждение: «Продукты питания от поля до мест реализации зачастую дорожают в 2–3 раза, а розничные продавцы повышают их еще на 50–60%. Кроме этого, имеет место практики вымогательства ретробонусов в объеме до 30% от стоимости товара, маскируя их под различными дополнительными услугами. Хотя это должно входить в затраты субъектов торговли».

Наринэ Микаэлян

Вердикт: Манипуляция

На первый взгляд депутат отчасти права, в этом можно убедиться если прошерстить цены от отечественных производителей, допустим, на картофель (в среднем цена — 50–60 тенге за кг) и сравнить с его стоимостью в Алматы (около 105–115 тенге). При этом по информации комитета по статистике МНЭ РК в январе 2020 года минимальная цена на этот продукт была зафиксирована в Павлодаре (78 тенге), а максимальная в Актау (128 тенге). Казалось бы, налицо удорожание в 2 раза. Правда, если бы ещё розница прибавила 50% даже от первоначальной цены, то цена на картофель могла бы поразить воображение.

Но нельзя вот так просто взять и посчитать прирост цены, когда дело  касается картошки (да и любого другого продукта). Поскольку существует такое понятие как себестоимость, в которую входят затраты не только на производство, но и на хранение и сбыт.

Это, пожалуй, тот случай, когда для того, чтобы подтвердить или опровергнуть заявление необходимо обратиться за комментарием, как к производителям в данном случае сельхозпродукции, так и ее продавцам.

Комментирует Андрей Стрелец (ИП Стрелец АВ и ТОО Стрелец Экологическое Земледелие):

«Все зависит от региона и продукта. А также сезона, естественно осенняя цена отличается от весенней так как в неё заложены затраты на хранение в зимний период. Сама по себе накрутка обычно 10 максимум 15%. Возможно, большие наценки, касаются торговли на базарах, но такое невозможно сказать о сетевых ритейлерах, с которыми, работает, например, наше предприятие. Да и на базарах маржа по объективным рыночным причинам не может превышать 10–15%.

Скажу, что большинство сельхозпроизводителей не хотят доставлять или даже фасовать свой продукт. Много проще продать его по оптовой цене и не заморачиваться с логистикой и торговлей. Возьмём, к примеру Павлодар. Допустим, тут вы купили картошку в зимний период по 60 тенге за кг оптом и решили отправить ее в Алматы. В среднем транспортировка съедает от 17 до 25 тенге за кг. В Алматы сдали картофель оптовику по 90 тенге. Далее оптовик произведёт сортировку (это 3–5% продукции), потратится на складские услуги, работу грузчиков. И выходит картофель или морковь в южной столице будет стоить 105-115 тенге. Этой зимой производители в среднем продавали картофель по 50–65 тенге в зависимости от качества. Сети обычно покупают перед уборкой или во время уборки. Продукция доставляется им по мере надобности. Тут посредник (если он есть) обеспечивает бесперебойность, логистику и все риски связанные с этими процессами. А вы знаете, что при нашем климате рисковать приходится.

Только когда фермеры сами объединятся в сбытовой кооператив по реализации, купят транспорт, построят или найдут склад для хранения, заключат договор с торговой сетью, возможно некоторое сокращение себестоимости. Кстати, у нас в Павлодаре картофель на базаре как стоил 60 тенге так и стоит. А, допустим, яблоки в Алматы в 2 раза дешевле, чем в Астане. Повторюсь, если посчитать все объективные расходы поставщиков, накрутка составит 10–20%. Про ретробонусы я ничего не слышал».

Как нам пояснил руководитель PR-службы Magnum Cash&Carry Дмитрий Шишкин по поводу наценок на сельскохозяйственную продукцию:

«…социально значимые товары (картофель, лук, морковь и др.) продаются с торговой наценкой около 7%. На остальные товары категории СОФ торговая наценка как правило не превышает 10–12%, за исключением экзотических фруктов и овощей. В среднем торговая наценка на свежие овощи и фрукты в компании Magnum составляет около 7–9%. При этом надо учитывать, что примерно 3% от товара теряет товарный вид в ходе реализации с открытых витрин и утилизируется как брак. То есть фактическая маржа составляет около 4–6%. При этом стоит обратить внимание на следующее: есть статистика от Евромонитора, в Казахстане современный ритейл занимает всего 31% от общего рынка, остальные 69% — базары, магазинчики у дома, которые находятся в „серой зоне“. В России, например, 74% рынка — это ритейл. В Европе и США — 80–90%».

Утверждение: «В Германии законом установлено строгое требование, когда оптовик имеет право наценки только в 2% а торговля — 10%. Такие же требования имеются в Киргизии и других странах».

Наринэ Микаэлян

Вердикт: Ложь 

Мы не нашли в немецком законодательстве подобных требований. В среднем цена на фрукты и овощи в Германии выше среднеевропейских. При этом известно, что Германия традиционно ведёт серьёзную работу в плане защиты конкуренции. В документе Бундескартелламта (антимонопольного комитета) «Руководство по запрету вертикальной фиксации цен в сфере розничной торговли продуктами питания», например, утверждается: «Вертикальная фиксация цен, направленная на контроль цен при перепродаже, создает особенно серьезную потенциальную угрозу конкуренции».

Теперь о Кыргызстане. В законодательстве КР мы также не обнаружили подобных норм. Однако, ценовое регулирование всё же предусмотрено. По официальной информации, «Правительством Кыргызской Республики вводится государственное регулирование цен на социально значимые товары на срок не более чем 90 календарных дней. Государственное регулирование цен вводится при условии роста цен на 20 и более процентов в течение месяца…» 

При этом в список социально-значимых товаров из числа сельскохозяйственных культур входят картофель, рис и пшеница. 

Кстати, в плане наценок  и проблем с реализацией картофеля в Кыргызстане не менее волнующая ситуация, чем у нас, а может и более.

Айгерим Мекишева
Журналист, фактчекер, МА (Journalism for international students, University of Westminster, London), технический писатель, редактор, PR-специалист, руководитель проектов (медиа и PR)