Правда ли, что в 2021 году МИОР отправил 2006 запросов по фактам нарушения прав детей?

Материал обновлён 01.04.2022: В первый абзац материала внесены разъяснения, касающиеся Ст.41-1 закона РК «О связи», в контексте разбираемой темы.

9 марта во втором чтении мажилис одобрил т.н. поправки Сарыма-Закиевой, которые, по утверждениям авторов, направлены на защиту прав казахстанских детей посредством блокировки контента, содержащего буллинг. Как мы уже объясняли ранее, согласно поправкам, интернет-платформы, соцсети и мессенджеры со среднесуточным трафиком более 100 тыс. пользователей в месяц обязаны назначить «законных представителей» по Казахстану, которые, в свою очередь, обязаны в течение 24 часов после запроса со стороны уполномоченного органа, а именно МИОР, удалять обозначенный органом контент либо ограничить к нему доступ на территории Казахстана. А если гипотетически соцсеть этого не сделает? — существует вероятность применения нормы закона РК «О связи» (ст. 41–1), по которой уполномоченный орган может приостановить работу сетей и (или) средств связи на территории страны. Собственно, эта норма существует давно и соответствующие государственные органы итак наделены правом временного ограничения доступа к интернет ресурсам из-за противоправного контента. 11 марта соавтор поправок Динара Закиева в своём посте на Facebook, обосновывая законотворческую инициативу, среди прочего упомянула статистику по обращениям, касающимся противоправного контента.

Скриншот поста депутата

Сверяем обнародованные депутатом данные с доступными источниками. Если хотите сразу прочитать итоги — жмите сюда.

Утверждение: После первого чтения по законопроекту МИОР поясняло, что в период с 1 января по 20 сентября 2021 года министерством было выявлено 185987 фактов нарушений законодательства РК, по которым направлено 2006 реагирующих документов <…> Но платформы отреагировали только на 20% обращений.

Динара Закиева

Вердикт: Манипуляция и Не доказано

Что не доказано: число запросов, которое в принципе выглядит не вполне реалистичным. 15 сентября 2021 года, когда мажилис в первом чтении одобрил упоминаемые поправки, связанные с защитой детей от кибербуллинга, тогдашний вице-министр информации и общественного развития Кемелбек Ойшыбаев, озвучил несколько иную статистику. По его словам, в 2021 году МИОР выявил 140 тыс. нарушений и направил около 1700 обращений в соцсети и мессенджеры.

Таким образом, если верить депутату, то за 5 дней (к 20 сентября) МИОР оперативно «увеличило» количество обращений до 2006, а выявленных фактов до —185987. То есть сотрудники ведомства выявляли по 9 тыс. нарушений и писали по 61 запросу в день, включая выходные. Кто прав: экс-вице-министр или депутат, ссылающаяся на МИОР (кстати, на сайте ведомства мы подобной информации вообще не нашли) ответить трудно. Похоже, и тот и другой вариант, далеки от реального положения вещей как с количеством запросов, так и их основными темами. Во всяком случае, правоту обоих спикеров с помощью открытых данных доказать не представляется возможным. Тем не менее, ниже мы приводим все доступные свидетельства, которые ставят цифру в 2006 «реагирующих документов» под большой вопрос.

В чём манипуляция: И Закиева и Ойшыбаев приводят примерно одну и ту же статистику по реагированию со стороны интернет-платформ на запросы из Казахстана: 20–30% (утверждает Ойшыбаев), 20% (пишет Закиева со ссылкой на МИОР). Пока техногиганты не опубликовали свежей статистики, однако предыдущие данные показывают, что доля запросов, на которые соцсети реагируют, существенно выше.

Разбираем вопрос подробно

Для начала выясним, на какие IT-платформы чаще всего с запросами обращаются казахстанские госорганы. Анализ отчётов, касающихся запросов государственных органов по удалению контента, проведённый Comparitech.com показал, что львиную долю запросов со стороны Казахстана получает Google.

Ниже мы разбираем статистику и причины запросов со стороны казахстанских госорганов по каждому адресату.

Google

Источник: отчёт Google «Запросы государственных органов на удаление контента» за первое полугодие 2021 года.

На момент написания материала Google ещё не предоставил данные за второе полугодие 2021 года, но, думается, картина по первым 6 месяцам года довольно иллюстративна. Не исключено, что упоминаемые депутатом нарушения, вроде: пропаганды культа жестокости и насилия, размещения информации, наносящей вред здоровью, нравственному и духовному развитию ребенка; распространению порнографии и прочего — относятся к опциям «дискриминационные высказывания» (в англоязычной версии, hate speech, то есть, «язык вражды») и «другое».

Основной массив запросов, как и в предыдущем году, касается вовсе не защиты детей, а критики власти и национальной безопасности, что бы это ни значило. В целом, за полгода, согласно отчёту Google, казахстанскими госорганами было направлено 85 запросов из них 79 поступили из «Организации по контролю в сфере информации и связи», по-видимому, это — МИОР. В отношении 99,3% элементов контента (не обращений!) Google запрос отклонил.

Поскольку, см. выше, основной массив запросов из госорганов Казахстана получает именно этот IT-гигант, версия о 2006 «реагирующих документах», отосланных в соцсети и мессенджеры с января по 20 сентября, вызывает массу сомнений, тем более, что за весь предыдущий год казахстанские власти только в Google послали (если верить IT-гиганту) лишь 96 запросов. 2 обращения касались пропаганды суицида, 5 — дискриминационных высказываний, по одному — клеветы и издевательств/домогательств.

На картинке ниже общая картина за полгода (2021) по запросам со стороны всех казахстанских отправителей, относящихся к тем или иным госорганам, с разбивкой по причинам и продуктам платформы (как видите, в основном госорганы просят Google удалить контент на YouTube):

Источник. Всего за январь—июнь 2021 года казахстанские госорганы отправили 85 запросов в Google.

Примечание

Почему Google может отклонить запрос на удаление? — в отчёте сказано, что: «Некоторые запросы не содержат точной информации о том, что именно государственные органы требуют удалить (например, в запросе может быть не указан URL). В других случаях выясняется, что автор уже самостоятельно удалил контент». Кроме того, компания даёт примеры, какие запросы удовлетворяет, а какие нет:

Google разъясняет, о чём мы уже, кстати, писали: «Информативность…данных ограничена. Бывает, что несколько обращений связаны с одними и теми же материалами… Наши правила и системы нацелены на то, чтобы обнаруживать и сразу же удалять изображения несовершеннолетних в сексуальном контексте вне зависимости от того, получили ли мы соответствующее обращение от государственных органов. Поэтому сложно отследить, в каких случаях удаление было произведено по требованию властей, и такие категории запросов не попадают в нашу статистику. При этом мы учитываем запросы на удаление, связанные со всеми остальными типами контента (например, клеветническими и дискриминационными высказываниями, выдачей себя за другое лицо и т. п.)».

Получается, что и без запросов со стороны МИОР, Google удаляет массив противоправного контента, связанного с сексуальной эксплуатацией детей.

Запросы МИОР — реакция Google

Интересно, что за 2 полугодие 2020 года, по информации самого МИОР, по причинам, связанным с защитой детей и прав граждан в целом, в Google было направлено считанное количество запросов: неправомерное распространение персональных данных граждан — 3 письма; пропаганда или агитация культа жестокости и насилия — 1 письмо; размещение информации, наносящей вред здоровью, нравственному и духовному развитию ребенка, распространение персональных или биометрических данных, иной информации, позволяющей установить личность несовершеннолетнего — 2 письма. Итого всего: 6 запросов.

Основное количество запросов за этот же период относилось к критике правительства и национальной безопасности. Для примера: 37 запросов на удаление контента, связанного с пропагандой терроризма и экстремизма, 18 писем по причине распространение информации, посягающей на честь и достоинство Елбасы и Президента РК, 17 писем, по фактам распространения информации, разжигающей межнациональную рознь…

Всего за этот период МИОРом, было направлено 105 запросов, при этом Google даёт информацию о 49… Таким образом, во втором полугодии 2020, по крайней мере, Google отреагировал на 47% запросов МИОР, а вовсе не на 20–30%.

Facebook (Meta)

По информации центра транспарентности платформы, всего за первые полгода 2021  зафиксировано 3 эпизода (обстоятельства не детализируются), связанного с ограничением контента и то по причине глобальных ограничений наложенных извне и касались они 2 аккаунтов в Instagram и 1 группы на Facebook. К слову, в обозначенный период госорганы Казахстана вообще не направляли запросов в эту соцсеть. Стоит отметить, Meta сообщает, что за январь-июнь 2019 года, Facebook ограничил доступ в Казахстане к пяти материалам, «заявленным Комитетом связи, информатизации и информации (в своё время относился к реорганизованному в конце 2018 года Министерству по инвестициям и развитию РК — прим. Авт.) как якобы нарушающие запрет на оскорбление и посягательство на честь и достоинство Первого Президента Республики Казахстан».

Не лишним будет заметить, что от 97,5% до 99,5% контента, содержащего детскую обнажёнку, физический абьюз и сексуальную эксплуатацию в отношении детей Facebook находит и блокирует самостоятельно — до того, как об этом сообщат юзеры. Для справки: за октябрь—декабрь 2021 года было выявлено 19,8 млн единиц контента, связанного с сексуальной эксплуатацией несовершеннолетних и 8,2 млн, связанного с буллингом и харассментом (тут в 58,8% случаев был проактивен сам Facebook, а в — 41,2% случаев о буллинге сообщили юзеры). 

Вывод: по крайней мере, за первые полгода 2021 Meta не ограничивала контент по запросу МИОР вообще. А источник трёх эпизодов с ограничениями находился за пределами рассматриваемой юрисдикции, то есть Казахстана. Возможно речь идёт об ограничении «трёх объектов» во всем мире, в соответствии с постановлениями Верховного суда Бразилии. При этом, Meta сама, либо по обращениям пользователей (во всяком случае — без запросов со стороны госорганов каких-либо стран) удаляет противоправный контент, в том числе, нарушающий права детей. Пользователи сети могут самостоятельно сообщить о буллинге, используя соответствующий простой механизм.

TikTok

Одна надежда: МИОР завалил запросами эту молодёжную соцсеть. Но нет! TikTok даёт следующую информацию в своём отчёте за январь—июнь 2021 года о запросах на удаление контента со стороны госорганов.

Как видите, казахстанские госорганы направили 3 запроса по 4 единицам контента, в 1 случае контент был заблокирован в соответствии с принципами сообщества, в 2-х случаях — в соответствии с казахстанским законодательством, в 1 случае контент был проверен и признан не нарушающим ни местное законодательство, ни принципы сообщества TikTok. Уровень реагирования посредством удаления — 75%. Опять же весьма сомнительно, что за июль, август и сентябрь МИОР наверстал упущенное в плане написания запросов.

Twitter и другие

Центр транспарентности Твиттера в своих актуальных данных за январь—июнь 2021 года не сообщает о запросах со стороны госорганов РК, то же самое касается отчёта по запросам на удаление контента Microsoft и аналогичных отчётов DropBox, Linkedin и  Wikimedia — за обозначенный период эта компания получила всего 6 запросов, но не из Казахстана. 

Telegram

Общеизвестно, что мессенджер довольно щепетилен в отношении вопросов цензуры и взаимоотношений с государством. При этом, разъясняя во вкладке «Вопрос—Ответ» позицию по обработке запросов на удаление со стороны третьих лиц, Telegram сообщает, что при обработке легитимных запросов на удаление нелегального публичного контента может, например, удалить наборы стикеров, нарушающих авторские права или порно-боты. Однако: «это не относится к локальным ограничениям свободы слова… если критика правительства является незаконной в какой-то стране, Telegram не станет частью такой политически мотивированной цензуры…»

В своё время, Telegram был на какое-то время удалён из App Store из-за пересылки изображений с жестоким обращением с детьми. Но сейчас в мессенджере существует канал Stop Child Abuse, который ежедневно отчитывается о заблокированных группах. При этом любой пользователь может создать запрос на удаление. Сообщается и об успешной борьбе мессенджера с каналами террористической направленности. Однако отчётов о сотрудничестве Telegram и различных государств в деле удаления незаконного контента в открытом доступе мы не обнаружили. Также мы не обнаружили аналогичных отчётов WhatsApp, только их следы. Но в соответствии со своей политикой, сервис сообщает обо всех очевидных случаях эксплуатации детей из любой точки мира в Национальный центр по делам пропавших без вести и эксплуатируемых детей (NCMEC). При этом у мессенджера есть система онлайн-запросов для правоохранительных органов. То есть, оба популярных мессенджера, по сути, самостоятельно решают вопросы противоправного контента

Российские соцсети и платформы

Отчёт о транспарентности Яндекса не даёт информации по запросам на удаление из Казахстана. В принципе, все российские социальные сети («ВКонтакте», «Одноклассники» и др. проекты входят в экосистему VK) по закону сами обязаны выявлять и блокировать контент, о котором упоминает депутат.  На сайте VK имеется  статистика о заблокированном контенте за 2019-2020. 1 сентября 2021 года крупнейшие российские интернет-компании, медиахолдинги и телеком-операторы подписали хартию по безопасности детей в интернете, взяв на себя обязательства самостоятельно выявлять и ограничивать доступ детей к вредному и противоправному контенту.

Итоги

  • Хотя на момент написания материала в открытом доступе самые актуальные отчёты IT-платформ относятся к периоду январь–июнь 2021 года, есть все основания полагать, что депутат очень сильно преувеличивает старания МИОР в деле написания запросов, касающихся чувствительных тем, связанных с правами детей и подростков. Реальность статистики, которую приводит в пример депутат не доказана.
  • Данные показывают, что Google и TikTok реагируют на 47% и 75% запросов из РК соответственно, а в Meta в первой половине 2021 года вообще подобных обращений не поступало. Таким образом, информация МИОР о реагировании на 20% запросов — не является правдивой. В этой связи норма, благодаря которой станет возможным ограничение деятельности IT-платформы на территории РК в случае отсутствия реакции на запрос со стороны МИОР, представляется политическим инструментом, а не проявлением заботы о несовершеннолетних. 
  • Основной массив запросов МИОР касается вовсе не защиты детей от противоправного контента, а критики власти и национальной безопасности.
  • Крупнейшие IT-гиганты и мессенджеры сами находят и удаляют преступный и противоправный по отношению к детям контент. Это касается и российских интернет-компаний.
  • Meta и другие соцсети заявляют о своей ответственности перед пользователями, предоставляя все возможности пожаловаться на буллинг и любой другой интернет-абьюз и заблокировать абьюзеров.
  • Некоторые соцсети проверяют запросы на предмет их соответствия законодательной базе страны происхождения, при этом не всегда трактовки обеих сторон идентичны, см. пример ТикТока.
Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!
Айгерим Мекишева
Журналист, фактчекер, МА (Journalism for international students, University of Westminster, London), технический писатель, редактор, PR-специалист, руководитель проектов (медиа и PR)