Фактчек | Перуашев об «украденных средствах» из Казахстана

19 января на очередном заседании мажилиса РК, депутат Азат Перуашев в своём запросе на имя министра национальной экономики Алибека Куантырова заявил о некоторых формах стимулирования предпринимательства в стране, указав среди прочего на необходимость деолигархизации. По мнению депутата, сотрудники налоговых органов должны ловить реальных коррупционеров и олигархов, прячущих в оффшорах яхты и самолёты, а не усложнять жизнь малому и микробизнесу. Для иллюстрации необходимости такого переформатирования работы налоговых органов, Азат Перуашев привёл в пример статистику по «украденным средствам» из Казахстана, которая требует нашей проверки.

Для понимания контекста приведём его фразу в расширенном виде:

Для того, чтобы массовое предпринимательство не осталось на бумаге, а превратилось в реальность нужно отказаться от кассового налогообложения малого бизнеса и от понижения порога НДС. Необходимо повсеместно заменить его вменённым налогообложением, то есть патентами. И далее спикер сказал сделал следующее утверждение:

Через патенты высвободится огромная армия налоговиков, которые должны ловить реальных коррупционеров и олигархов, возвращать в страну украденные средства, которые по оценкам международных экспертов равны 160 млрд долларов или всему годовому ВВП Казахстана

Азат Перуашев

Вердикт: Техническая ошибка (ввиду разрозненности и неполноты информации) и Манипуляция

В чём техническая ошибка: в устаревших данных. Спикер привёл в пример статистику по теневому финансовому оттоку, относящуюся лишь к периоду 2004—2013 гг. и только к такому компоненту IFF (Illicit Financial Flows или незаконные финансовые потоки, НФП) как недостоверная торговая документация (trade misinvoicing). Если кратко, то «благодаря» фиктивной торговой документации с одной стороны происходит отмывание капитала, а с другой — огромные потери для государства в виде недополученных таможенных пошлин и налогов.

В чём манипуляция: Перуашев сгустил краски, сравнив общий объём оттока за десятилетие с условным годовым ВВП (стоит отметить, что, например, в 2004 году ВВП РК составлял 43,3 млрд, а в 2013 уже 236,6 млрд).

А теперь подробности. Действительно в докладе авторитетной американской исследовательской организации Global Financial Integrity (GFI) «Незаконные финансовые потоки из развивающихся стран за 2004–2013 годы», изданном в 2015 году, говорится, что в указанный период объем IFF РК составил более $167 млрд. Однако, как сказано в самом докладе, исследование охватывает только область, связанную с оборотом теневых капиталов, образующихся за счёт искажения стоимости или объема экспорта или импорта в таможенных накладных. Из-за фальсификаций в области торговой документации становятся возможными: вывод денег за рубеж, отмывание средств, полученных незаконным путем, уклонение от уплаты налогов и пошлин, сокрытие полученных прибылей на оффшорных банковских счетах, обход правил по операциям с валютой и т. д..

Скриншот из доклада GFI (2015), графически отражает информацию о теневом оттоке капитала в развивающихся странах.

В исследовании говорится, что подобные операции составляют около 83,4% всех незаконных финансовых потоков (НФП). НФП включают ещё и капиталы, связанные с контрабандой, расчётами при помощи наличности, фиктивной информацией о приобретённых услугах, материальных и нематериальных активах, операциями по схеме хавалы и прочими нелегальными финансовыми манипуляциями, которые невозможно оценить, поскольку они не регистрируются в доступных для анализа экономических данных. Таким образом, на деле, объёмы НФП, информацию о которых регулярно публикует GFI, скорее недооценены, чем наоборот, о чём, собственно исследователи предупреждают в своих работах. 

Примечание 1. В основе исследования, вышедшего в 2015 году были: а)анализ утечек в платёжном балансе (т.н. «Ошибки и пропуски», которые отражаются в финансовой отчётности тех или иных государств, в нашем случае это отчёт о платёжном балансе Нацбанка, при этом данные указывают на возможные теневые потоки лишь косвенно) и б) зарегистрированная информация об экспорте и импорте каждой из исследуемых стран с другими странами мира. По первому компоненту отток за десятилетие 2004-2013 составил 29,6 млрд, а по второму 137,9 млрд, что в сумме и дало более $167 млрд. При этом сумма теневого притока в РК, по версии GFI, полученная в ходе анализа информации об экспорте и импорте, составила в этот же период предположительно (Внимание!!!) более $337 млрд.  

Примечание: В более поздних исследованиях, начиная с анализа торговой информации за 2005-2014 (год издания: 2017) и далее, GFI даёт детализированную информацию с акцентом не только на теневой отток, но и приток капитала. К слову, за 2006-2015, Казахстан попал таки в топ-30 по компоненту теневого притока капитала (16,5 млрд). Кроме того, от раза к разу GFI меняет свою методику исчислений и анализа. Поэтому авторы обращают внимание на иногда довольно ощутимые статистические расхождения по одним и тем же периодам в более ранних и более поздних докладах. Таким образом, можно утверждать о предположительном характере оценок, кои, несомненно отражают реальность в большой степени.

Более поздние исследования об IFF (НФП)

В исследовании GFI за период 2008-2017 гг, основанном на информации из базы данных ООН по статистике торговли cумма стоимостных разрывов, выявленных в торговле между Казахстаном и всеми его глобальными торговыми партнёрами составила почти $113,7 млрд (стоимостный разрыв указывает в целом не теневой оборот, связанный с фиктивной торговой документацией). В наиболее актуальном исследовании GFI, охватывающем период 2009-2018, и изданном в 2021 году показатель составил более $85 млрд за 10 лет.

Сравнения с ВВП

В своих суждениях спикер близко отразил информацию о ВВП за 2017 год, когда показатель равнялся $167 млрд, однако в этот период а общая сумма НФП, связанных с фальсификацией торговыми документами составляла $8,3 млрд. В 2013 году теневой отток, связанный с фиктивной торговой документацией составил $24,6 млрд, а ВВП $236,6 млрд. Таким образом, годовой объем НПФ в рамках такого компонента, как фиктивная торговая документация составляет примерно 5-10% годового ВВП.

Стоит отметить, что загадочную фразу «по оценкам международных экспертов» в связи с т.н. выведенными капиталами употребляют довольно часто. При этом разброс «оценок» довольно ощутим. Так в позапрошлом году ресурс FinReview писал о том, что международные эксперты оценивают незаконно вывезенный из РК капитал в $200 млрд. В тот же период сенатор Ольга Поперечина, опять же ссылаясь на зарубежных экспертов, а именно Tax Justice Network, заявляла о $140 млрд, сконцентрированных в оффшорных зонах за 20 лет. Об этом же в 2015 году заявлял КГД РК. 

Для полноты картины сообщим, что в докладе 2021 упомянутых исследователей — Tax Justice Network — говорится, что оффшорное богатство казахстанцев составляет $8,5 млрд (в докладе 2020 года — $14,4 млрд). При этом из-за глобальных налоговых злоупотреблений ежегодно страна теряет $212,5 млн

Итоги

  • Спикер отразил приблизительный объём незаконных средств за период 2004-2013 гг, относящийся к нелегальными финансовыми потокам (НФП), связанным с фальсифицированной торговой документацией. Этот тип НФП, по оценкам GFI, составляет 83,4% от всех теневых капиталов. Таким образом, на практике, объём НПФ гораздо больше.
  • Сравнение НФП и ВВП Казахстана представляется довольно условным и несколько спорным, поскольку спикер сравнивает объёмы НФП за десятилетие с годовым ВВП, что ощутимо сгущает краски.
  • Информация о теневых оттоках и поступлениях в РК довольно разрознена. Об общей ситуации, исходя из открытых данных, можно судить лишь приблизительно. 
  • Т.н. оффшорное богатство, свидетельствующее об убытке государства в том числе в виде недополученных налоговых поступлений, является лишь одним из элементов общей картины.
Внесите свой вклад в борьбу с дезинформацией!
Айгерим Мекишева
Журналист, фактчекер, МА (Journalism for international students, University of Westminster, London), технический писатель, редактор, PR-специалист, руководитель проектов (медиа и PR)